Трансформация ЕС — вопрос времени, а не вероятности

Начавшийся выборами в Греции европейский политический сезон-2015 продемонстрировал тенденцию к радикализации общественного мнения. 



Изучая положение дел после выборов в Греции, Великобритании и Польше, эксперты отмечают рост поддержки партий левого и правого толка. Европейское общественное мнение со всей очевидностью поляризуется. Некоторые наблюдатели полагают, что речь идет об обрушении основ, на которых базировалась идея Европейского союза, — демократические институты и «европейский договор», то есть консенсус между правящими элитами и народом. Этот процесс может вылиться в революционные катаклизмы, хотя до серьезной трансформации политического ландшафта Старого света еще далеко. 
 

Начнем с Греции. Там 25 января этого года прошли досрочные парламентские выборы. Их результаты можно назвать впечатляющими: большинство мест получила леворадикальная коалиция СИРИЗА (при том, что 17 депутатских мандатов оказались у праворадикалов из греческой «Золотой зари»). В целом, греки предоставили СИРИЗЕ беспрецедентный кредит доверия. И это неудивительно, учитывая аховое состояние национальной экономики. Высокая безработица, секвестр социальных программ, категоричность спонсоров из Западной Европы поставили греков на грань бунта. Сохранение страны в еврозоне уже не является для них первоочередной целью. 
 

Высоким градусом социально-политического недовольства и воспользовались леворадикалы из СИРИЗЫ. Очень важно, что лидер партии – молодой харизматичный Алексис Ципрас еще свободен от подозрений в использовании государственного положения для реализации собственных целей и интересов. Его твердость в отстаивании прав Греции на экономическое процветание и благоденствие приносят СИРИЗЕ политические очки. Впрочем, завышенные надежды греков на то, что новый премьер способен прогнуть Брюссель, в результате могут нанести больший ущерб, нежели отсутствие надежд как таковых. 
 

В настоящий момент СИРИЗА демонстрирует решимость бороться за изменение условий финансового оздоровления греческой экономики. Её политику поддерживают не только левые партии Европарламента, но и левые силы стран южного пояса ЕС – Испании, Италии. В случае, если Ципрасу удастся склонить Евросоюз на свою сторону, достичь необходимого компромисса, впервые в рамках ЕС будет создан столь опасный прецедент: экономически слабым странам-членам единого европространства будет продемонстрирована возможность торга с высшими функционерами Евросоюза, таким образом, будет нанесен удар по экономическим и частично структурным механизмам функционирования ЕС.
С другой стороны, в случае неспособности ЕС к диалогу с Грецией могут возникнуть другие неблагоприятные последствия. Евросоюз предстанет в образе мирового жандарма, но самое главное – при учете столь высокого рейтинга поддержки со стороны населения Греции правительства Ципраса – ЕС может получить в своем составе очень опасное и мятежное звено. Так что, скорее всего, Брюссель и Афины найдут компромисс. Тем более, что Ципрас – разумный человек и наверняка чувствует пределы допустимого. Наверное, он не готов стать могильщиком Евросоюза при всем его скептическом отношении к этому надгосударственному образованию. А катастрофичный вариант вполне возможен. 
Недавно президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер предостерег: злонамеренные спекулянты из лондонского Сити готовятся обрушить евро в случае выхода Греции из еврозоны, сообщает The Times. Юнкер выступал перед студентами Лёвенского университета, и в своей речи уверял, что Грецию не заставят покинуть еврозону из-за финансового кризиса. «Выход Греции из евро — не вариант», — заверил он. «Если бы мы смирились с тем, что Греция может покинуть еврозону, мы создали бы риск для самих себя, так как некоторые, особенно в англосаксонском мире, перепробуют все способы расколоть еврозону по кусочку, понемножку». 
Ситуация, аналогичная греческой может произойти и после парламентских выборов в Испании, где, по опросам, левая Podemos находится или на первом, или на втором месте. «Этот новый тип партий часто реалистично оценивают ситуацию, указывая на социальные вызовы. Но если они выигрывают выборы, то не способны выполнить обещания, трансформировать свои программы в реальность. Предложения некоторых из этих партий не совместимы с европейскими правилами: они могут привести к ситуации тотальной блокады», — считает Юнкер.
Главой проблемой Европы на сегодняшний день Юнкер считает безработицу. «Разочарование людей в институтах — это проблема, но главная проблема — безработица. С такими показателями безработицы среди молодежи в Европе, хотя ситуация улучшается, мы не можем сказать ни людям, ни себе самим, что кризис закончился», — заявил Юнкер. По его словам, Европа «в середине кризиса».
Общее ощущение кризиса сказалось и на результатах майских выборов в Великобритании. Там консерваторы получили около 37 процентов голосов, значительно увеличив свое присутствие в парламенте и получив необходимое количество мест для формирования правительства большинства. Такого результата не предсказывал никто из аналитиков. Лейбористы — по итогам выборов получили примерно 31 процент, сократив свое присутствие в парламенте, Партия независимости Соединенного Королевства (UKIP) — 12,6 процента, либерал-демократы — только 7,8. 
 

Как выразился один из наблюдателей, лейбористы слишком оторвались от своего ядерного электората – английского рабочего класса. Поддавшись общеевропейской моде, они стали говорить о правах мигрантов, о расовом и половом равноправии, о «зеленой энергии», об интеграции в ЕС, о поддержке голодающих в Африке и о прочей левой повестке. При этом они позабыли, что рабочим интересны социальные гарантии, достойная пенсия и медицина, а вот проблемы африканских детей, румынских гастарбайтеров и лондонских геев «работяг» не интересуют. 
 

Вероятнее всего, по результатам этих выборов в Великобритании усилятся центробежные тенденции. Королевство традиционно занимало по отношению к ЕС позицию евроскептика, не участвуя в таких крупных проектах, как Шенгенская зона и единая валюта. Великобритания всегда ставила национальные интересы выше общеевропейских, — отмечают многие европейские эксперты. Учитывая островное положение, Великобритании более комфортно с точки зрения защиты от незаконной миграции, пресечение наркотрафика, торговли оружием, борьбы с организованной преступностью и терроризмом. Следовательно, нет уж такой острой необходимости опираться на коллективные усилия.
Британский евроскептицизм связан и с общим усилением проблем в ЕС, где ведущие экономики несут значительную дополнительную нагрузку. Известное обещание Дэвида Кэмерона в 2017 году провести референдум по членству в Евросоюзе, может принести Брюсселю сюрприз, когда большинство британцев поддержит идею самоизоляции. По мнению экспертов, это будет сильнейшим потрясением для Евросоюза за всю историю его существования, сильнейшем ударом по самой идее евроинтеграции, пример и для других государств ЕС. 
 

Вместе с тем, эксперты предупреждают, что если британские евроскептики надеются выкрутиться благодаря особым отношениям с США, то это самообман. У США иные стратегические интересы, а для Обамы Меркель — гораздо более важный партнер, чем Кэмерон. 
 

Перенесемся в Польшу. Там победителем первого тура президентских выборов стал кандидат от крупнейшей польской оппозиционной политической партии «Право и справедливость» Анджей Дуда. Нынешний глава государства Бронислав Коморовский на втором месте, хотя разрыв между ними минимален. Все определит второй тур, хотя при любом его исходе понятно, что общественное мнение Польши смещается вправо. 
 

Сторонниками «Права и справедливости» являются, прежде всего, наиболее консервативные, традиционалистские и религиозные поляки. Электорат же Коморовского – это, по большей части, представители «среднего класса» Польши, не проявляющие исключительного интереса к политике и гражданской активности. Кстати говоря, Польша уже давно условно поделена на две электоральные зоны — восточную и западную. «Восток», являющийся наиболее депрессивной частью страны с высоким уровнем безработицы, традиционно голосует за «Право и справедливость». Более зажиточный «Запад» страны в свою очередь остается верен «Гражданской платформе». Между тем, в нынешней избирательной кампании Бронислав Коморовский был вынужден использовать довольно агрессивную внешнеполитическую риторику «Права и справедливости». 
 

На самом деле, по мнению директора Европейского центра геополитического анализа Матеуша Пискорского, Коморовский и Дуда боролись за один и тот же электорат. К примеру, нынешний президент страны поддерживал решение Киева о героизации ОУН – УПА. Дуда, наоборот, демонстрировал определенную сдержанность. Все дело в том, что он — представитель молодого поколения, и если предыдущий лидер этой партии, харизматичный Ярослав Качиньский, был известен своими яркими высказываниями, то Дуда более прагматичен. 
Тем не менее, согласно мнению большинства экспертов, в случае победы «Права и справедливости» особых изменений во внешнеполитической линии Польши ожидать не следует. В интервью сайту «Политаналитика» Матеуш Пискорский заявил, что, к сожалению, Качиньский и его партия на данный момент создают самую жесткую русофобскую линию в польской политике. «Поэтому, хоть это и сложно предсказать на данный момент, учитывая последние заявления Коморовского, с приходом Дуды может наступить ухудшение польско-российских отношений». 
Эксперты полагают, что Варшава продолжит бороться за свое право и дальше влиять на политику Евросоюза — так же, как это делают Германия, Франция, Италия, но у нее для этого нет потенциала. Поэтому будет иметь место много демонстративных предложений, выступлений, высказываний, но все будет зависеть только от воли локомотивов европейского развития. 
 

По итогам серии европейских выборов начала этого года картина складывается следующая: Европа вступает в острый кризис идентичности. Меняются параметры коллективного поведения европейцев. Они отдают предпочтение радикалам. Всё указывает на неизбежность предстоящих волнений. В итоге Европейский союз будет радикальным образом трансформирован. Это вопрос времени, а не вероятности.