«Теплый» межкорейский саммит и осторожные надежды на лучшее

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин и лидер КНДР Ким Чен Ын провели историческую встречу в демилитаризованной зоне между двумя странами. Рукопожатие на 38-й параллели, совместные прогулки, общение наедине, северокорейская лапша и посадка сосны («Надеюсь, что с посадкой сосны наши отношения тоже будут процветать», — сказал тогда Ким Чен Ын) стали запоминающимися атрибутами саммита, который увенчался принятием совместного заявления по ключевым вопросам мира на Корейском полуострове.

Корейский полуостров формально до сих пор находится в состоянии войны, поскольку Корейская война закончилась подписанием перемирия, а не мирного договора. Его подписали командующие войсками КНДР и Китая — с одной стороны, и США под флагом ООН — с другой.

США отказываются подписывать соглашение о мире с Северной Кореей, сохраняя на юге Корейского полуострова около 28 тысяч своих военнослужащих.

В июле 1972 года подписано Совместное заявление Севера и Юга, в котором зафиксированы основные принципы объединения — самостоятельно, без опоры на внешние силы; мирным путем; на основе «великой национальной консолидации». Объединение страны в Пхеньяне видят путем создания конфедерации (Конфедеративная демократическая республика Корё) по формуле «одна нация, одно государство — две системы, два правительства».

В 1991 году КНДР и РК заключили Соглашение о примирении, ненападении, сотрудничестве и обменах, в 1992 году приняли Совместную декларацию о денуклеаризации Корейского полуострова.

За всю историю отношений состоялись два межкорейских саммита. Оба прошли в Пхеньяне: 13-15 июня 2000 года между бывшим руководителем КНДР Ким Чен Иром и тогдашним президентом РК Ким Дэ Джуном и 2-4 октября 2007 года между Ким Чен Иром и бывшим в то время президентом РК Но Му Хеном.

Приход к власти в Сеуле в 2008 году администрации президента РК Ли Мен Бака, сопровождавшийся ужесточением южнокорейских подходов в отношении Пхеньяна, привел к приостановке реализации достигнутых ранее договоренностей и сворачиванию большинства межкорейских проектов.

Обострение ситуации на полуострове происходило в октябре 2006 года и в мае 2009 года, когда КНДР провела подземные ядерные испытания. Они вызвали протесты со стороны международного сообщества. В ответ на действия Пхеньяна Совбез ООН принял резолюции 1718 и 1874, требующие от КНДР прекратить деятельность в ядерной сфере и вернуться к переговорам о денуклеаризации Корейского полуострова.
Неоднократно между Северной и Южной Кореями происходили вооруженные столкновения, приводившие к человеческим жертвам и ставившие весь процесс межкорейского сближения на грань срыва.

Степени крайнего обострения межкорейские отношения достигли после гибели 26 марта 2010 года в Желтом море южнокорейского корвета «Чхонан», который затонул в районе контролируемого Сеулом острова Пэннендо недалеко от границы с КНДР в результате сильного взрыва, причина которого не установлена. На борту находились 104 человека, погибли 46 моряков. В Сеуле обвинили Пхеньян в уничтожении корабля, КНДР считает результаты расследования фальсификацией.

23 ноября 2010 года на Корейском полуострове в районе острова Йонпхендо в Желтом море, где проходит спорная линия раздела между КНДР и Южной Кореей, произошел крупнейший за последние полвека вооруженный инцидент. По сообщениям из Сеула, остров был подвергнут артобстрелу со стороны Севера и южане открыли ответный огонь. В результате погибли двое южнокорейских солдат, 14 получили осколочные ранения.
Проведенный Пхеньяном в декабре 2012 года запуск ракеты-носителя и третье ядерное испытание в феврале 2013 года еще более осложнили перспективы нормализации межкорейских отношений.

Отношения между Южной Кореей и КНДР резко ухудшились весной 2013 года, когда США и Южная Корея провели ежегодные крупномасштабные совместные военные учения «Кей Ризолв» и «Фоул Игл» (Key Resolve и Foal Eagle). Тогда Пхеньян объявил о выходе из соглашения о перемирии с Южной Кореей и о возможном начале боевых действий с применением ядерного оружия.

Новый виток напряженности на Корейском полуострове, вылившийся в артиллерийскую перестрелку в акватории Желтого моря в начале апреля 2014 года, также был спровоцирован стартовавшими в конце февраля 2014 года американо-южнокорейскими военными учениями «Кей Ризолв» и «Фоул Игл».

Совместные учения США и Республики Корея традиционно рассматриваются Пхеньяном как «репетиция войны» на Корейском полуострове и сопровождаются угрозами со стороны КНДР нанести ответный удар в случае атаки на ее территорию.
В марте и апреле 2015 года в знак протеста против военных учений «Кей ризолв» и «Фоул игл» Северная Корея выпустила две ракеты малой дальности в сторону Японского моря и четыре ракеты — в сторону Желтого моря, а также произвела запуск семи ракет класса «земля-воздух» в сторону Восточно-Китайского моря.

И вот теперь, как надеется международное сообщество, две Кореи начнут процесс деэскалации напряженности.

Нынешние переговоры проходили в пограничном пункте Пханмунджом – там, где в 1953 году был подписан договор о перемирии. Стороны договорились улучшать отношения, стремясь к мирному воссоединению, и добиваться полной денуклеаризации Корейского полуострова, поддерживая международные усилия в этом направлении. Пхеньян и Сеул предпримут усилия по проведению трехсторонних переговоров с США, а также четырехсторонних переговоров с США и Китаем.

Несмотря на оптимистичный тон декларации и подчеркнуто теплую атмосферу межкорейского саммита, эксперты осторожны в оценках: нынешнее потепление может быстро обернуться новым «похолоданием», как результат неоправдавшихся надежд.
Заведующий кафедрой востоковедения МГИМО, эксперт РСМД Дмитрий Стрельцов считает, что четырехсторонние переговоры о замене нынешнего режима перемирия на Корейском полуострове договором о мире без участия России и Японии не очень логичны.

Заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин полагает, что КНДР заговорила по-другому под давлением Пекина.

«Китай проголосовал за введение реальных санкций и соблюдает их. Ким Чен Ын, когда пришел к власти, начал демонстрировать, что Китай ему не указ, он сам глава великой страны. У корейцев непростая история в этом отношении: они находятся между Китаем и Японией. В конце XIX века корейский король провозгласил себя императором — в Китае император, в Японии император, и у нас будет император. Амбиции на таком уровне. И точно так же Ким хотел показать себя равным, главой великой державы, но экономика возобладала над амбициями», — говорит эксперт.

В то же время, по мнению главного редактора сайта «Политаналитика» Бориса Межуева, договоренности о проведении трехсторонних переговоров с США — это шаг в сторону «пакетной» сделки, а в будущем возможны шаги по объединению двух стран.

«Мне представляется, что это шаг в сторону “пакетной” сделки. То есть КНДР отказывается от ядерных испытаний, от ядерного оружия в обмен на денуклеаризацию всего континента, вывод американских войск, и где-нибудь в будущем возможны шаги по объединению двух Корей. Конечно, все стороны будут получать большие бонусы в результате», — сказал Межуев.

В декларации, подписанной по итогам саммита, хватает громких слов, отмечают эксперты. Но по факту риторика сторон осталась и не слишком изменилась. Северная Корея и ранее выражала готовность к диалогу. Однако сейчас позиция Пхеньяна подкреплена завершенной программой стратегических ядерных сил. И это изменило расклад карт на столе. Теперь Ким может позволить себе улыбнутся на камеру.

Бывший замглавы Первого департамента Азии МИД РФ, востоковед Георгий Толорая считает, что это не внезапная дружба, а нормальная дипломатическая игра. Итоговый документ саммита напоминает заявления 2000, 2007 годов, кое-что добавлено, но каких-то больших неожиданностей нет.

«Ким Чен Ын разыгрывает свою ядерную карту. В прошлом году он активно создавал свой ядерный потенциал, чтобы посадить за стол переговоров США. Когда он добился своей цели по созданию ядерного потенциала, то предложил дружить. Южные корейцы радостно на это согласились, потому что воевать им совсем не хочется. Сегодня мы видим объятия, заверения в дружбе, хотя главная проблема и не урегулирована. Но хорошо, что есть такой настрой. Если процесс продолжится и северным корейцам удастся договориться с американцами, тогда, может, мы и увидим начало разрядки на Корейском полуострове. Но пока говорить об этом рано», – сказал эксперт.

Общее мнение таково: резкая смена курса для Пхеньяна — лишь тактика. А стратегия одна — выжить любым способом. При этом все говорят про объединение, но никто всерьез на это не рассчитывает. Северокорейский лидер будет держаться до конца, особенно в вопросе закрытости страны от внешнего информационного и культурного влияния.

Перед Кимом, говорят эксперты, сейчас стоят две основные задачи — обезопасить себя от удара американцев и добиться хотя бы частичного отката санкций для нормализации торгово-экономического положения. Однако возможности южан ограничены: они не смогут пойти на крупные экономические уступки, поскольку это станет нарушением санкций Совета Безопасности ООН.

Ожидания Ким Чен Ына тем самым рискуют остаться неисполненными, что в очередной раз замедлит корейское урегулирование. Так или иначе, но ситуацию на Корейском полуострове отличает то, что долгосрочных сценариев развития просто нет.