Спекуляции на обвинениях России со стороны Европы продолжаются

Нидерланды и Австралия обвинили Россию в том, что с ее территории был поставлен ЗРК «Бук», который использовался для того, чтобы сбить малазийский Боинг, следовавший рейсом MH17 в небе на востоке Украины в июле 2014 года. Об этом говорится в заявлении голландского правительства.

Обе страны также призвали Москву вступить в переговоры «для установления справедливости» в деле о крушении лайнера. Нидерландские власти также отметили, что готовы сделать следующий шаг — передать материалы дела в международный суд или организацию для вынесения решения.

Накануне Международная следственная группа (JIT) представила промежуточные результаты расследования. Следствие утверждает, что Боинг был сбит из ЗРК «Бук», принадлежавшего 53-й зенитно-ракетной бригаде ВС России, дислоцирующейся в Курске.

Между тем, в Минобороны России обратили внимание на то, что выводы JIT базируются в основном на данных из соцсетей, а показания очевидцев и данные российской стороны были проигнорированы. В военном ведомстве выразили озабоченность нацеленностью голландского следствия на обоснование своих выводов за счет использования только изображений из социальных сетей, подвергнутых искусной обработке компьютерными средствами.

В Кремле также категорически отвергли обвинения в причастности к крушению малайзийского лайнера.

«Расследование, которое производилось в Нидерландах следственной группой, не включало в себя российскую сторону, хотя украинская сторона была представлена», — сказал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. По его словам, Москва не знает, в какой степени можно доверять результатам этой работы, потому что не имела возможности быть полноправным участником работы этой следственной группы.

В пятницу заявления нидерландской стороны прокомментировал министр иностранных дел Сергей Лавров.

Он сравнил расследование крушения в Донбассе с делом Скрипалей. «Очень напоминает дело Скрипалей, когда сказали, что «highly likely это русские», но тут же сообщили, что расследование продолжается, и оно займет время, — указал Лавров. — Складывается ощущение дежавю; если наши партнеры решили и в этом случае, когда речь идет о гибели сотен людей, спекулировать на этом ради достижения своих политических целей, оставляю это на их совести».

Министр также отметил, что его коллега из Нидерландов Стеф Блок не смог привести доказательств причастности России к крушению самолета.

Генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин в комментарии Политаналитике также увидел сходство в последних обвинениях России:

— Складывается впечатление, что эти страны решили сделать приятное США. Потому что выводы, которые они сделали, не базируются на объективных доказательствах, а базируются на пресловутых данных из соцсетей, которые, мягко говоря, весьма сомнительны. В то же время вызывает удивление, что следственная группа полностью проигнорировала данные объективного контроля, которые предоставила Россия. И полностью не допросила участников с украинской стороны, что необходимо было сделать. Помимо этого, отсутствуют спутниковые данные объективного контроля и еще много чего.

В составе группы, которая принимала решение, условно говоря, о виновности России, отсутствуют профессиональные специалисты: там набрали каких-то общественников, совершенно невнятных, на которых по понятным причинам можно было оказать влияние и даже давление. В этой связи, пока мы не увидим реальных доказательств озвученных выводов, можно с чистой совестью их просто игнорировать как ничтожные и некомпетентные.

Более того, сама Международная следственная группа уже дискредитировала собственное расследование, затянув его и не рассмотрев весь комплекс фактов, которые предоставила, в том числе и российская сторона.

Удивление вызывает и «своевременность» объявленных результатов. Потому что сделано это сразу после истории со Скрипалями, после очень некрасивой ситуации в Восточной Гуте и во время экономического форума в Санкт-Петербурге, где Россия работает с потенциальными иностранными инвесторами. Всё это в совокупности наводит на очень грустные размышления и складывается в очень печальную картину.