Россия и США: взаимозависимость и центробежные тенденции

Пентагон попросил конгрессменов продлить разрешение на эксплуатацию ракетных двигателей РД-180 российского производства. Американцам предстоит сделать непростой выбор: или конфронтация с Россией, или национальная космическая программа.

РД-180, из-за которого разгорелся весь сыр-бор, еще в середине 90-х годов прошлого века выиграл объявленный США тендер у 2-х американских и одной европейской компаний. Он был спроектирован на базе ракетного двигателя РД-170, используемого на ракетах-носителях «Зенит» и «Энергия». Полная сборка двигателя выполняется на НПО «Энергомаш». Технологический цикл сборки лишь одного двигателя занимает в среднем до 16 месяцев.
В прошлом декабре Конгресс США принял законодательный акт, по которому с 2019 года РД-180 должна заменить американская разработка. Но ракетный двигатель на метане, который рассматривают в качестве альтернативы, пока еще далек от стадии конечного продукта. Кроме того, отработка технологии неизбежно будет связана с нештатными ситуациями, а в подобных случаях ученые прерывают пуски на срок около года. Иными словами, в своем антироссийском раже Вашингтон поставил под вопрос саму реализацию национальной космической программы.
Еще 30 апреля 2014 года, до решения Конгресса по двигателям РД-180, американский суд запретил компании United Launch Alliance (совместному предприятию компаний Lockheed Martin и Boeing) использовать российские ракетные двигатели. Однако 8 мая запрет был снят как невыгодный для США, поскольку потери от него составят 5 млрд. долларов. 
 

Интересно, что конкурирующая с United Launch Alliance компания Orbital Sciences также использует в своей ракете Antares российскую продукцию: жидкотопливные двигатели НК-33 производства СНТК им. Кузнецова, разработанные еще в СССР для сверхтяжелой ракеты Н-1. Тот проект был закрыт в 70-е годы вместе с советской программой покорения Луны. Однако модернизированные НК-33, получившие новое название Aerojet AJ-26 до сих пор востребованы на аэрокосмическом рынке США. 
 

Что касается РД-180, то благодаря им существуют и успешно развиваются американские миссии к Луне, Марсу, Юпитеру, Плутону и Солнцу. По состоянию на октябрь 2014 года было совершено подряд 55 успешных пусков и нет причин сомневаться в надежности российской техники. Интересно, что по контракту американцы получили все технологии для изготовления двигателя. Сначала они были полны оптимизма. Но после детальных подсчетов выяснилось, что точное воспроизводство двигателей совершенно невыгодно – другие стандарты, другие материалы, даже резьба другая. Американская копия РД-180 получалась слишком дорогой. Тамошние специалисты признали, что теоретически обойтись без русских можно, но практически не имеет резона. 
 

В 2012 году в интервью журналу «Эксперт» академик РАН Борис Каторгин так говорил о причинах того, что американцы, даже получив технологии производства РД-180, не смогли построить его у себя: «Они объявили конкурс на двигатель тягой 400 тонн для своих «Атласов», который выиграл наш РД-180. Тогда американцы думали, что они начнут с нами работать, а года через четыре возьмут наши технологии и будут сами их воспроизводить. Я им сразу сказал: вы затратите больше миллиарда долларов и 10 лет. Четыре года прошло, и они говорят: да, надо шесть лет. Прошли еще годы, они говорят: нет, надо еще восемь лет. Прошло уже 17 лет, и они ни один двигатель не воспроизвели. Им сейчас только на стендовое оборудование для этого нужны миллиарды долларов. У нас на Энергомаше есть стенды, где в барокамере можно испытывать тот же двигатель РД-170, мощность струи которого достигает 27 миллионов киловатт». 
В общем, двигатели РД-180 по совокупности своих характеристик являются единственной альтернативой для тяжелых ракет-носителей, которые в состоянии выводить на околоземную орбиту американские разведывательные и военные спутники, а также спутники для нужд NASA. Отказ от сотрудничества с Россией наносит сильнейший удар по американской аэрокосмической отрасли. А русофобское лобби в Конгрессе так и не смогло предложить внятного выхода, ограничившись пространными рассуждениями на тему «откуда исходит угроза миру». Очевидно, что поставленные в безвыходное положение прагматики из Пентагона призывают Белый Дом отказаться от риторики в духе «холодной войны» и геополитических игр с нулевой суммой. 
Бывший министр иностранных дел России, а ныне профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН Игорь Иванов с тревогой пишет, что за всю историю российско-американских отношений после холодной войны они никогда не скатывались до такого низкого уровня, как в последние месяцы и недели. 
 

У него складывается ощущение, что американская политическая и интеллектуальная элита стремится во что бы то ни что ни стало убедить себя и своих партнеров в том, что Соединенные Штаты вполне способны обойтись и без России при решении важнейших международных проблем. Беда в том, что негативная политическая риторика имеет неприятное свойство превращаться в политическую практику: замораживается российско-американское сотрудничество, прекращаются контакты на разных уровнях, разрушается и без того непрочное здание двустороннего взаимодействия России и США. Эта тенденция представляется весьма опасной и чреватой многими неприятностями для обеих сторон. Да и для всего мира тоже, констатирует профессор.
Мораль всей этой истории с двигателями РД-180 очевидна: сегодня партнерство выгоднее, чем соперничество. Взаимозависимость является качественной характеристикой современных международных отношений. Разрыв связей оборачивается проигрышем для обеих сторон. Что бы вернуть стабильность в отношения, необходимо, в первую очередь, восстановить атмосферу доверия. 
 

Научный сотрудник Центра глобальных проблем ИМИ МГИМО МИД России Елена Алексеенкова напоминает, что «отношения доверия между двумя сторонами возникают, когда существует взаимное добровольное решение стать более уязвимым друг для друга или, по крайней мере, не предпринимать никаких действий для повышения порога уязвимости. Стороны рискуют и тем самым сообщают друг другу о том, что им можно доверять, они не имеют никаких агрессивных и скрытых намерений. То есть в отношениях доверия ключевым является принятие решения доверять. Демонстрация уязвимости является чрезвычайно важным этапом, поскольку сам факт того, что ты рискуешь и это не влечет за собой никаких негативных последствий и действий со стороны контрагента, укрепляет уверенность в том, что контрагенту можно доверять». 
 

Как продемонстрировать эту самую уязвимость? — Сделать первый шаг навстречу. Каким он может быть? — Таким, чтобы идущая на него сторона сохраняла необходимый уровень собственной безопасности. Если на эту первую уступку последует аналогичная реакция со стороны контрагента, то далее начинает формироваться «спираль доверия» и делается ряд аналогичных шагов навстречу друг другу. 
К сожалению, существует опасность того, что этот первый шаг будет воспринят как уловка, указывает Елена Алексеенкова. Но сложно принять за трюкачество такую прозрачную тему, как возобновление поставок российских двигателей РД-180 для нужд аэрокосмической отрасли США. Это отличный повод для дипломатического ренессанса. Тем более, что именно Вашингтон инициировал заморозку отношений. Ему и первым давать обратный ход. Желательно, сохранив при этом свое лицо. 
Как представляется, Россия со своей стороны ждет подходящего сигнала. Она готова вернуться к диалогу с США, однако для этого американская сторона должна проявить инициативу, заявил недавно пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков, Возможно, вопрос РД-180 станет той самой инициативой. 
 

Что же касается утверждения о том, что стороны могут прекрасно прожить друг без друга, то тут Игорь Иванов предлагает уточнить, что понимается под термином «прекрасно прожить». «Конечно, экономические отношения между нашими странами не делают погоды ни для одной из них. Разумеется, отсутствие стратегического взаимодействия между Кремлем и Белым домом не приведет автоматически к ядерной войне. И всем давно понятно, что в современном полицентричном мире ось «Москва – Вашингтон» уже не играет той центральной роли, которую она играла во второй половине прошлого века.
И тем не менее вряд ли кто-то будет отрицать, что замораживание российско-американского сотрудничества в очень значительной мере затруднит решение множества самых разнообразных международных проблем, а другие проблемы вообще окажутся неразрешимыми. Это относится к региональным кризисам и ядерному нераспространению. К борьбе с международным терроризмом и противодействию наркоторговле. К управлению природными ресурсами и мировыми миграционными процессами. К освоению космоса и международному сотрудничеству в Арктике. К реформе международных организаций и созданию новых международных режимов. К другим острым и крайне срочным проблемам, с которыми сталкивается сегодня международное сообщество», — пишет профессор Иванов
Эксперты критикуют саму идею о том, что во время кризиса нужно свести к минимуму общение друг с другом. Напротив, по их мнению, именно в условиях кризиса диалог нужен как никогда больше, поскольку, не ведя диалога, договориться о чем-либо невозможно даже в теории. По мнению Елены Алексеенковой, совершенно абсурдным выглядят такие методы, как санкции, запрещающие въезд, ужесточение визового режима, отказы в выдаче виз, отмена визитов и срыв переговоров, ликвидация существующих диалоговых площадок, форумов, препятствия для работы бизнеса и пр. «Этот метод контрпродуктивен с любой точки зрения, потому что при отсутствии коммуникации невозможно достичь никакого позитивного результата: основной посыл либо будет не услышан вообще, либо будет истолкован неверно», — отмечает эксперт. 
Начав восстановление взаимодоверия с небольших шагов (на которые легче решиться и с которыми проще примириться в случае провала) Россия и США смогут пройти испытание нынешним кризисом с наименьшими потерями и для себя, и для всего остального мира.