Новый президент Мексики – далеко не Уго Чавес!

В Мексике прошли президентские выборы – по оценке политологов, самые важные в современной истории страны. Победил кандидат от левых сил Андрес Мануэль Лопес Обрадор. По мнению экспертов, это означает смену политического курса на 180 градусов.

По словам новоизбранного президента, в Мексике будет сохранена свобода предпринимательства, выражения своего мнения, будут гарантированы все личные и социальные свободы, гражданские и политические права, записанные в конституции. В экономике будет соблюдаться автономия банка Мексики, а новое правительство будет поддерживать финансовую и налоговую дисциплину. Также он пообещал отменить так называемые «гасолинасо» — периодические повышения цены бензина.

Трансформация будет заключаться в том, чтобы уничтожить коррупцию. Президент особо подчеркнул, что за коррупцию будет наказывать всех — соратников, друзей и даже членов семьи.

Пока Лопес Обрадор не комментировал в деталях, каким образом он будет строить свою внешнюю политику. Однако, с большой долей вероятности можно предположить, что основным ее вектором останутся отношения с США как самым крупным торговым партнером Мексики. Вместе с тем, Лопес Обрадор, вероятно, диверсифицирует внешнеполитические связи, а значит, будет заинтересован в выстраивании отношений и с Россией.

Сейчас, отмечают политологи, отношения Мексики и США переживают не лучшие времена, что связано с инициативой президента Дональда Трампа пересмотреть соглашение о Североамериканской зоне свободной торговли НАФТА и со строительством стены на границе с Мексикой. Сам Обрадор заявил, что намерен искать отношения дружбы с США, защищая при этом интересы мексиканцев в этой стране.

В общем, эксперты не ждут радикальных изменений в экономических взаимоотношениях Мексики и США. Но постепенный поворот Мексики к более углубленному сотрудничеству в рамках Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна, других латиноамериканских объединений, к сотрудничеству с АТР, Евразией будет происходить.

Так или иначе, налицо явный запрос общества на перемены. Многие говорят, что победа Обрадора означает окончание целой эпохи в истории страны, в которой почти столетие доминировали две традиционные партии — Институционно-революционная и Партия национального действия.

Впрочем, заведующий кафедрой МГИМО, специалист по Латинской Америке Борис Мартынов с осторожностью относится к предположениям о «левом повороте» Мексики:

– Мы привыкли вешать ярлыки, искать какие-то однозначные определения. Всё далеко не так и гораздо сложнее. Нам пора уже уходить от односторонних формул – левый, правый повороты… Ничего левого и ничего правого больше нет в Латинской Америке. Есть поиск собственной, автохтонной самостоятельной модели развития, к которой, к сожалению, все эти страны в совокупности, от Мексики до Чили, так и не смогли прийти после освобождения от испанской колониальной зависимости.

Почему? Потому что приняли североамериканскую политическую модель. Все конституции стран Латинской Америки так или иначе списаны с американской. В то время, как социальная, политическая, экономическая, культурная реальности Латинской Америки отличаются от североамериканской. Ее нельзя взять и просто импортировать, перенести.

Идет поиск собственной модели. Есть шараханья, конечно, из одной крайности в другую, но называть Обрадора президентом чавесовского типа, на мой взгляд, нельзя. Это слишком простая модель, привлекательная, но неверная. Чавеса нельзя повторить, он был уникален сам по себе.

Обрадор уже продемонстрировал себя в сфере государственной политики. Будучи мэром Мехико, он показал себя весьма успешным менеджером. В его арсенале нет жестких, так сказать, «большевистских» методов, он не ярко выраженный антиамериканист. Обрадор ищет национальную, мексиканскую модель развития. Может быть, что-то получится: давайте посмотрим.

Отношения США и Мексики сейчас проходят сложный этап. И та, и другая сторона недовольны соглашением о НАФТА. Трамп уже несколько раз высказывал недовольство, считая Америку пострадавшей стороной. Обрадор тоже несколько раз высказывался о том, что НАФТА не отвечает интересам Мексики. Возможно, они встретятся и о чем-то договорятся. Переговорный потенциал Трампа сейчас внушает определенные надежды после встречи с Ким Чен Ыном.

США тоже зависят от Мексики, от мексиканской миграции, от мексиканской преступности, наркотрафика и так далее, по всему широкому комплексу проблем безопасности. Если стороны не найдут общего языка, двусторонние отношения могут еще больше обостриться.