НЕ РАЗ КАЗАХСТАН ПОКАЗЫВАЛ СЕБЯ КАК ПОЛИТИЧЕСКАЯ «МАШИНА ВРЕМЕНИ» ДЛЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

25 января 2017 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев объявил о начале конституционных реформ в стране. В чем состоят эти реформы, каковы их цели, задачи, основные составляющие в специальном комментарии порталу Политаналитика рассказывает политолог, профессор, директор по международным проектам Института национальной стратегии Юрий Солозобов:

— Казахстанский президент Нурсултан Назарбаев в специальном телевизионном обращении к нации анонсировал большие политические преобразования. Их суть заключается в передаче около 40 президентских полномочий Парламенту и Правительству. Назарбаев сконцентрирует в своих руках вопросы безопасности, внешней политики и обороны, выступая в качестве «верховного арбитра» в вопросах внутренней политики. По сути, речь идет о плановой трансформации суперпрезидентской формы власти в смешанную (президентско-парламентскую) систему правления. Сам Назарбаев в своем обращении объявил происходящее движением «в сторону демократического развития».

Предыстория этого заявления такова. В середине декабря, на торжественном заседании, посвященном 25-летию независимости Казахстана, президент Нурсултан Назарбаев выступил с сенсационным заявлением о предстоящей работе по перераспределению функций верховной власти между полномочиями президента, парламента и правительства. Уже 11 января 2017 года была создана специальная рабочая группа при президенте, куда вошли представители всех ветвей власти, юристы-конституционники, представители многих общественных организаций. Именно предложения этой группы, которые, как можно заметить, были сформулированы до крайности быстро, позавчера и озвучил Назарбаев. Вчера они были опубликованы в «Казахстанской правде» и других СМИ.

В этих предложениях три главных момента. Во-первых, идет поиск собственного казахстанского пути в формировании устойчивой, успешной государственности. Во-вторых, создается запас устойчивости политической системы на многие годы вперед. В-третьих, повышение роли правительства и парламента позволит построить более эффективную и современную систему управления страной.

Первое. Казахстан давно известен как инновационная машина по внедрению самого передового опыта в политической сфере. Политическая модель, взятая за основу в Казахстане, во многом напоминает архитектуру Пятой республики во Франции, разработанную ближайшим сподвижником де Голля Мишелем Дебре.

Начальный этап функционирования этой модели определяется сильными полномочиями президента, которого Дебре называл даже «некоронованным монархом». Дэбре писал, что Франция не имеет выбора: «Ее главой государства может быть только монарх». Но поскольку возврат к наследственной монархии невозможен, единственный шанс для Франции состоял в республиканском монархе.

Этот тезис оказался справедлив и для новых государств, появившихся на обломках СССР.

Судите сами — президент во всех постсоветских республиках – это намного больше, чем просто церемониальный глава государства. Основная функция президента – верховный арбитраж, т.е осуществление функций стратегического руководства, соблюдение баланса полномочий между различными ветвями власти.

Мы видели на примере многих постсоветских новообразований, что слабая президентская власть, как правило, означает слабое государство и неудачный государственный проект. Сильная президентская власть в России и Казахстане на практике доказала свою способность модерировать многие политические, государственные конфликты, создавать устойчивые механизмы управления.

Для первого этапа независимости было крайне важно возникновение не просто сильного президента-одиночки, а влиятельного института президентства, как стержня государства. И это было вполне оправдано. На протяжении четверти века независимости Республики Казахстан институт президентства являлся стратегическим центром по выработке комплексных реформ и по их последовательной реализации, Во-многом, это обеспечило превращение Казахстана в успешную страну. Теперь все признают, что президентская власть в Республике Казахстан успешно справилась со своей исторической задачей.

Второй важный момент. Смысл многолетней политики Нурсултана Назарбаева заключался в постепенном переводе управления страной «с ручного на автоматический режим». Главная ставка всегда делалась на создание устойчивых государственных институтов. В ходе конституционной реформы 2007 года суперпрезидентская власть уже была частично пересмотрена в сторону президентско-парламентской формы. Тогда впервые появилось правительство, подотчетное парламенту. Возник базис для формирования нового, более устойчивого президентско-парламентского контура власти. Сейчас эта тонкая настройка Конституции будет продолжена.

Многие аспекты формирования новых органов управления, принятия текущих бюджетных документов, создания новых регламентов — всё, что было рутинными обязанностями президента, легло теперь на исполнительную власть и на плечи парламента. Потому что Президент – это зримое олицетворение государственного суверенитета, а не провинциальный председатель колхоза, вмешивающийся во все и ответственный за неурожай и набег саранчи.

Политический смысл доктрины арбитража сводится к передаче Главе государства самой важной функции: он должен возвышаться над всеми политическими силами и гарантировать нормальное функционирование публичных властей и преемственность государства. По сути, Президент является хранителем конституционных и государственных констант, гарантом независимости нации и территориальной целостности страны. Посмотрите как изменился пункт 2 статьи 91 Конституции Республики Казахстан: к формулировке «Установленные Конституцией унитарность и территориальная целостность государства, форма правления республики не могут быть изменены» добавилась фраза «независимость государства».

Дополнительными ветирующими полномочиями в Казахстане наделяется Конституционный Совет. По новому пункту 10−1 Президент «направляет обращения в Конституционный Совет о рассмотрении вступившего в силу закона или иного правового акта на соответствие Конституции Республики». Для меня как для политолога-международника это очень интересный момент. Здесь налицо прямая отсылка к важному для нас опыту французского Конституционного Совета, в состав которого «по праву» входят бывшие президенты. Этот постоянно действующий орган конституционного контроля обладает широкими полномочиями: он является своего рода «страхующей сеткой» власти и обеспечивает плавный политический транзит.

Как видим, по новой реформе заметно усиливаются полномочия Президента РК как верховного арбитра. Например, он получает в распоряжение специальную службу государственной охраны. Некоторые западные СМИ написали, что теперь президент Казахстана превращается в безвластную английскую королеву. А это далеко не так! Нурсултан Назарбаев сохраняет все необходимые, в том числе силовые и правовые, рычаги по управлению страной. Другое дело, что рутинные обязанности исключаются из президентских полномочий. Теперь глава государства будет присутствовать на заседаниях правительства по особо важным вопросам лишь «при необходимости».

Третий важный момент. Самые важные изменения коснутся казахстанского парламента, состоящего из двух палат, — Сената (верхняя палата) и Мажилиса (нижняя палата). «Победившая на парламентских выборах партия будет решающим образом влиять на формирование правительства, — заявил в среду Нулсултан Назарбаев.

Действительно, правительство теперь станет слагать полномочия перед вновь избранным Мажилисом, а не президентом, как это было раньше. Кабмин будет докладывать о своей работе, «об основных направлениях деятельности и о всех его важнейших решениях» не только президенту, но и Мажилису. Предлагается упростить порядок выражения недоверия членам правительства со стороны палат парламента. Это заметно усилит контроль законодательной ветви власти за исполнительной.

Правительству и местным исполнительным органам достанется значительная часть президентских функций по регулированию социально-экономических процессов. Кроме кабмина этим займутся акиматы — казахстанская разновидность муниципалитетов. Министрам также доверят утверждать государственные программы, но при этом они будут нести за них «всю полноту ответственности».

Выросла роль и верхней палаты парламента — Сената. По Конституции 2007 года этот орган уже имеет право «блюстительной власти» — именно глава Сената замещает ушедшего главу государства на предвыборный срок. Сенат также имеет полномочия выполнения функций всего Парламента в случае роспуска Мажилиса, являясь дополнительным страховочным контуром государства. По сути, он стал авторитетным коллегиальным органом, отвечающим за преемственность власти. Местные аналитики скептически отмечают, что это норма не сработала в Узбекистане после ухода Ислама Каримова. Лично я думаю, что Казахстан более надежно подстраховался и разработал свою систему мер на случай возникновения непредвиденных ситуаций.

Напомню, что в Казахстане в 2016 году произошли довольно серьезные изменения — большой объем властных полномочий был отдан на места, районным советам – Маслихатам. Были сформированы общественные советы при многих ведомствах. То есть значительная часть полномочий и властных функций уже перешла вниз, к широкой общественной инициативе. Политические партии Казахстана также вполне состоялись. Они активно конкурируют за места в Мажилисе, вполне могут формировать Правительство и в будущем — назначать Премьер-министра. Так, через механизм партийного и выборного представительства в РК последовательно обеспечивается все большее участие общества в демократическом управлении государством.

Из года в год все большее число граждан Казахстана вовлекается во власть. Я, как международный наблюдатель, присутствовал на всех последних выборах в Казахстане, и могу сказать, что там нет такого российского феномена – «постоянных членов избирательных комиссий». Каждый раз для новых выборов создается новая комиссия. И эти простые люди получают хорошую обкатку в выборном процессе и начинают на своем опыте понимать, как работает система государственной власти. Это дает очень значительный кадровый потенциал и низовую поддержку государственной власти Казахстана.

Важно отметить, что Нурсултан Назарбаев не реформирует страну кулуарно, а предлагает конституционные поправки на всенародное обсуждение. При Администрации Президента начала работать специальная электронная приемная, которая будет собирать общенародные инициативы. По опыту предыдущие конституционных реформ известно, как в них энергично принимают участие миллионы казахстанцев. Например, в первый вариант Конституции РК было внесено почти 30 тысяч предложений и замечаний. Граждане Казахстана не являются аполитичными, они очень активно участвуют в формировании политического будущего своей страны.

Как мы видим, стратегический курс Нурсултана Назарбаева на последовательное выстраивание устойчивой политической системы в Казахстане реализуется очень четко. Республика Казахстан — одна из немногих постсоветских стран, которая имеет программу стратегического развития до 2030 года, и далее смотрит на рубеж 2050 года – намерена войти в тридцатку самых развитых стран мира. У страны есть устойчивая траектория развития — курс Назарбаева — которая обеспечит как успешное развитие, так и плавную преемственность власти без политических потрясений.

Опыт Казахстана важен для России по двум причинам. Во-первых, потому что Казахстан — наш главный стратегический партнер по евразийскому проекту. Это Богом данная страна-сосед, с которой у нас сухопутная граница в 7500 км, самая большая в мире. Это миролюбивая страна, наиболее комплиментарная к русским в социальном, экономическом и гуманитарном плане. Образно говоря, союз России и Казахстана являет собой ту модель «сердца Евразии», которое устойчиво работает и бьется. Если этот союз по каким-то причинам, не дай Бог, даст сбой — то сердце Евразии если не остановится, то будет биться болезненно и аритмично.

Во-вторых. Политическая реформа в Казахстане может оказаться небезынтересной и для ближайшего будущего России. Не раз Казахстан показывал себя как политическая «машина времени» для Российской Федерации. Есть основания считать, что опыт Казахстана по созданию института Лидера нации — нынешнего конституционного статуса Нурсултана Назарбаева — может быть реализован в России. Например, Первый президент Республики Казахстан, как внесший особый вклад в создание страны, имеет право переизбираться неограниченное число раз. При этом Нурсултан Назарбаев всякий раз идет на выборы и успешно подтверждает свою легитимность.

Я думаю, что модель Национального лидера или Отца нации успешно может работать и в России. У нашей российской политической нации есть общепризнанный лидер — Владимир Путин. Почему бы не использовать казахстанский опыт создания специального «Закона о Лидере нации — Владимире Путине», чтобы произошло снятие надуманных ограничений на предстоящие предвыборные сроки.

На мой взгляд, выборы 2018 года должны стать не просто очередными президентскими выборами, а конституционным референдумом по формированию нашей собственной, российской модели государственности. Казахстанская модель вполне может быть востребована в этом плане, а ее апробированные элементы инкорпорированы в отечественную политическую систему.

В итоге, Россия получит новую организацию формирования политической воли. Она будет построена на идее общенационального авторитета, на идее заботливого руководства Отца нации. Только такое органическое единство Лидера нации и народа может служить гарантией максимальной концентрации государственной мощи для укрепления России.