Мир скатывается в глобальный конфликт

Эксперты с тревогой говорят об эскалации международной напряженности в глобальном масштабе. Всё чаще геополитические великаны, стоящие за спинами непосредственных участников локальных конфликтов, несут потери от прямых столкновений друг с другом или, как минимум, проверяют крепость нервов оппонента весьма опасными способами. По мнению аналитиков, рост напряженности в мире – налицо.

Уже никого не удивляют инциденты на земле и на море, связанные с опасными маневрами военных России и Запада. На днях в центральной части пролива Босфор, по данным британского таблоида Daily Star, буквально нос к носу столкнулись вспомогательное судно Черноморского флота «Кызыл-60» и корабль ВМС Великобритании Enterprise. Британец возвращался в Средиземное море, до этого он принимал участие в трехнедельных учениях НАТО в Черном море. А «Кызыл-60» возвращался в Россию из пункта обеспечения флота в сирийском Тартусе.

Впрочем, официальные российские источники сообщили, что корабли разошлись в штатном режиме на дистанции около 1 кабельтова (примерно 180 м), что для данного участка является абсолютной нормой. Тем не менее, данный факт вызвал сильное беспокойство западного общественного мнения. Ряд экспертов также не разделяет оптимизм представителей Минобороны РФ.

В конце января Москва отвечала на сообщения американского телеканала CNN, который сообщил, что российский истребитель перехватил разведчик ВМС США. Ссылаясь на источники в Пентагоне, телеканал передал, что российский самолет пролетел на расстоянии всего полутора метров. Командование шестого флота США также назвало сближение небезопасным.

В Минобороны же заявили, что на перехват американского самолета вылетел Су-27, но он держался на безопасном расстоянии. «Весь полет российского самолета Су-27 проходил строго в соответствии с международными правилами использования воздушного пространства, никаких нештатных ситуаций не было», — отметили тогда в Москве.

В последнее время такого рода инциденты происходят с незавидной регулярностью. Стороны словно бы испытывают друг друга на прочность. Многие аналитики считают, что такие истории при неблагоприятном стечении обстоятельств могут инициировать «эффект домино».

Отдельного упоминания заслуживает ситуация на Украине. Не так давно секретарь Совета национальной безопасности и обороны страны Александр Турчинов заявил, что украинский закон о реинтеграции Донбасса не исключает «вооруженного освобождения» самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик. По его мнению, благодаря закону появилась возможность использовать весь потенциал вооруженных сил и другие силовые институты для «восстановления суверенитета страны на оккупированной территории».

Напомним, что в январе Верховная рада приняла предложенный президентом страны Петром Порошенко законопроект о реинтеграции Донбасса. Россия в нем фигурирует как «страна-агрессор», неподконтрольные Киеву территории Донбасса признаются «оккупированными», а главе государства предоставляется право использовать армию без объявления войны. Еще тогда российские эксперты утверждали, что Киев обязательно воспользуется открывшейся юридической лазейкой и при молчаливом одобрении своих западных спонсоров рискнет пойти «ва-банк». В общем, как мы видим сегодня, события развиваются именно по такому крайне негативному варианту.

Само собой, руководство самопровозглашенных республик ответило Киеву в духе «только попробуй!» Представитель оперативного командования ДНР заявил, что любые наступательные действия Киева закончатся для него поражением.

Заявление секретаря СНБО Украины звучит особенно провокационно и опасно, считает член комитета Госдумы по международным делам Сергей Железняк (ЕР).
По мнению парламентария, украинские политики пытаются убедить Запад в безальтернативности силового решения конфликта на юго-востоке Украины. Судя по всему, эти попытки могут увенчаться успехом. Ведь недаром в конце минувшего года вновь возникла тема поставок американского летального оружия в страну, переживающую затяжной военно-политический кризис.

Речь, в частности, идет о противотанковых ракетных комплексах Javelin. США намерены передать Киеву 35 таких установок. Президент Петр Порошенко заявил, что Киев рассчитывает получить оружие в этом году.

РФ неоднократно предостерегала от планов поставки вооружений на Украину, заявляя, что этот шаг лишь приведет к эскалации конфликта в Донбассе. Как не раз заявлял пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, поставки оружия на Украину извне не будут способствовать урегулированию кризиса в Донбассе и реализации минских соглашений.

Смешав оба ингредиента – готовность Киева силой вернуть потерянные территории и перевооружение украинской армии, – мы получим гремучую смесь, готовую в момент разнести весь восток Европы. Вероятнее всего украинцы проиграют начавшееся сражение. Но исход конфликта не так уж и важен. В любом случае развязанная бойня буквально отбросит мир на грань катастрофы.

Похоже развивается ситуация в Сирии, где американские военные и бойцы российской частной военной компании Вагнера уже, судя по всему, столкнулись друг с другом непосредственно на поле боя. СМИ пестрят сообщениями о больших жертвах среди россиян. При этом цифры называют самые разнообразные – от нескольких десятков до нескольких сотен трупов. Вероятнее всего в бою на самом деле погибло от силы пять-шесть сотрудников ЧВК, но дело в том, что это первое прямое столкновение России и США за много лет.

Инцидент в Сирии — случай частный, но показательный, пишет на страницах РБК эксперт-американист клуба «Валдай» Максим Сучков. Американские военные, по всей видимости, были убеждены, что обозначают свою «красную линию» без каких-либо серьезных для себя военных или политических последствий, поскольку «это не затрагивает Россию напрямую». Таких последствий по понятным причинам и не будет. Однако произошедшее сдвинуло «болевой порог» столкновения великих держав еще на один пункт вниз.

И Москва, и Вашингтон хотели бы уклониться от такого столкновения. «Возможно, именно поэтому подобные инциденты довольно быстро выносятся в публичную сферу — как ни парадоксально это звучит — с тем, чтобы по возможности исключить их повторение и снизить для себя уровень опасности “непубличной активности” оппонента впредь. И, возможно, именно поэтому участились “опасные маневры” российских самолетов вблизи американских, как и обоюдная обвинительная риторика о том, что якобы стороны мешают друг другу в борьбе с ИГИЛ», – отмечает аналитик.

Действенных рычагов влияния друг на друга у России и США не так много: стороны и так подошли к опасной черте, за которой только «самые крайние меры». И Россия, и Соединенные Штаты стоят сегодня перед выбором: продолжать инвестировать успех своих стратегий и закручивать спираль эскалации до «летальной черты» или начать искать совместные решения, заключает Максим Сучков.

Противостояние региональных и глобальных держав в Сирии пополнилось и другими сюжетами.

Турецкая операция в Африне против курдских «Отрядов народной самообороны» (YPG), изначально заявляемая как скоротечная, предсказуемо превратилась в затяжную, что вынуждает Анкару наращивать дополнительные военные мощности и всё больше портить отношения с США, которые стараются играть роль покровителя курдов.

Другой значимый игрок — Израиль — в ответ на вторжение в свое воздушное пространство предположительно иранского беспилотника нанес серию ударов по военным объектам на территории Сирии, принадлежащих, по данным израильских спецслужб, Ирану. Массовый залп сирийских ПВО сбил один израильский истребитель F16 — впервые с начала 1970-х годов, — после чего израильские ВВС атаковали сирийскую территорию повторно.

В общем, эксперты снова и снова подводят нас к мысли о том, что ставки в геополитической игре растут. Игроки смещают точку принятия решений из области разума в область первобытных инстинктов. Положение дел начинает напоминать хрестоматийную сцену из спагетти-вестернов, где два ковбоя на центральной площади городка пытаются взять друг друга «на слабо». В первую очередь, каждому из них необходимо убрать палец со спускового крючка, говорят эксперты, и попытаться завязать конструктивный разговор. Впрочем, пойти на это участники дуэли согласятся только в случае, если оба ценят собственную жизнь больше, чем восторг зрителей. А судя по некоторым приведенным выше фактам, в этом большой уверенности нет – иногда, как говорится, «понты дороже денег».