ИГИЛ как актуальное продолжение «Талибан»

Боевики группировки «Исламское государство» и афганского движения «Талибан» объявили друг другу священную войну, то есть джихад. Конфликт между ними начался после того, как лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади назвал муллу Мохаммада Омара — основателя «Талибана» — «дураком и неграмотным военачальником», который не заслуживает «ни духовного, ни политического доверия». В ответ мулла Омар заявил, что ни один из членов движения не встанет под знамена «Исламского государства», а флаги группировки никогда не появятся на афганской земле. Это ожидаемый поворот темы.

«Исламское государство» в последнее время активно действовало в Афганистане: открывало там свои представительства, забрасывало десятки пропагандистов, пополняло свои ряды неофитами из местного населения. «Мы не признаем компромиссы или унижения. Мы станем или захватчиками или мучениками. Мы или обретем свободу и славу или благородную смерть и звание мучеников. На пути Аллаха мы поклоняемся заточению, запрещаем любую экстрадицию и всецело почитаем смерть во имя мученичества». Это – лишь отрывок из пропагандистских заявлений ИГ, напечатанных в брошюрах под названием «Фатх» («победа»), распространяемых в зоне племен на границе с Пакистаном. Брошюры призывают местных бойцов «поклясться в верности» аль-Багдади и присоединиться к джихаду против неверных. Надо сказать, что пропагандистские усилия не пропали даром. ИГ обретает в Афганистане социальную базу. Возможно, обещание муллы Омара насчет флагов ИГ на афганской земле несколько запоздало.

У «Исламского государства» и талибов есть, безусловно, идеологическая общность, но существуют и различия, исключающие возможность тесного союза. Экспертам понятно, что новая сила в радикальном исламе не намерена делить власть и влияние со своими предшественниками. Скорее всего, двум группировкам не удастся избежать прямого противостояния и вооруженной борьбы.

Напомним, что «Исламское государство» (ранее «Исламское государство Ирака и Леванта») — отпочковавшаяся от «Аль-Каиды» радикальная группировка, созданная в 2006 году в Ираке. Говорят, на определенном этапе к ее становлению приложили руку бывшие «военспецы» Саддама Хусейна, решившие вернуть «должок» американцам. В последнее время европейская пресса называет имя бывшего старшего офицера иракской разведки Хаджи Бакра, убитого еще в январе 2014 года. Якобы он и являлся подлинным архитектором структуры исламистов, поставив на роль «халифа» свою марионетку – аль-Багдади. Так это или не так, трудно судить. Но определенно одно, именно участие кадровых иракских военных позволило ИГИЛ добиться выдающихся по местным меркам успехов.

Что касается движения «Талибан», то его ядром стали студенты медресе (исламских учебных заведений), созданных на территории Пакистана во время афганской войны 1979-1989 годов. Движение возглавил мулла Мохаммед Омар, провозгласивший своей целью создание «истинно исламского» государства. Талибы отличаются крайней религиозной нетерпимостью. Будучи приверженцами суннитской формы ислама, они преследуют шиитов, что категорически не устраивает соседний Иран. (Кстати, нетерпимостью в отношении шиитов отличается и «Исламское государство». Недаром говорят, что для суннитов – шииты «хуже христиан и евреев»).

Многочисленные эксперты утверждают, что за движением «Талибан» как за вооруженной силой с самого начала стоял Пакистан. По некоторым сведениям, прямое финансирование, военная подготовка талибов и снабжение их современным оружием осуществлялись Корпусом пограничной стражи и элитными подразделениями пакистанских десантников под руководством генерала Насруллы Бабара. Позднее движение стало пользоваться и непосредственной поддержкой пакистанской спецслужбы Inter-Service Intelligence (ISI). Кроме того, считается, что талибов спонсировали США для геополитической игры против СССР.

Неразборчивость в средствах сильно аукнулась американцам. Талибы, не сомневаясь ни секунды, повернули оружие против своих благодетелей. Известно, чем все это обернулось для Америки. Она выходит из Афганистана совсем не той, что победно входила туда 13 лет назад. Но и «Талибан» вовсе не остался прежним. Это уже не единое движение, каким оно было во второй половине 90-х. «Талибан» остается брендом, но по факту стал просто собирательным образом для нескольких десятков афганских антиправительственных группировок.

«Военное обозрение» напоминает, что «Талибану» пришлось принять на себя удар полномасштабной наземной операции. Он сумел организовать успешную партизанскую войну и «де-факто контролирует значительную, если не большую часть территории Афганистана в качестве теневого государства. Тем не менее, колоссальные потери, упущенные возможности развития, многолетняя опустошающая война, похоже, заставили «Талибан» сделать серьезные выводы из своих ошибок. Об этом можно судить и по смягчению отношения к местному населению на подконтрольных ему территориях, и по последнему заявлению Муллы Омара, который вполне четко обозначил, что после изгнания американцев из Афганистана талибы не имеют планов переходить его границы и угрожать своим соседям», — подчеркивает издание.

Иными словами, «Талибан» выдохся. Духовный лидер мулла Омар активного руководства не осуществляет. Его пассивность не устраивает многих талибов, готовых взять на вооружение тактику «Исламского государства», обещающего поднять свое знамя не только над арабскими странами региона, но и над Европой. Короче говоря, по мнению ряда экспертов, «Талибан» как управляемое из единого центра, хорошо организованное религиозно-политическое движение, устался в прошлом.

Впрочем, большинство афганских полевых командиров все еще считают своим лидером именно муллу Омара. Такая борьба за лидерство во всемирном джихаде лишь воодушевляет стороны. Конкуренция «Исламского государства» и «Талибан» между собой закрутит спираль насилия и заметно усложнит политическую ситуацию в Азии, как уже случилось в Ближнем Востоке, где конкуренция между ФАТХ и ХАМАС дестабилизировала весь регион.

Движение исламского сопротивления ХАМАС было основано 14 декабря 1987 года в секторе Газа видным мусульманским деятелем шейхом Ахмедом Ясином. Заявленная цель – создание палестинского государства на всей территории, которую занимала подмандатная Палестина до образования Израиля в 1948 году. Одно из главных требований ХАМАС — уход Израиля с оккупированных в 1967 году территорий. В период второй интифады военное крыло ХАМАС — «Бригады Из эд-Дина аль-Кассама» — широко прибегало к террору против гражданского населения Израиля.

Что касается ФАТХ, то движение за национальное освобождение Палестины было основано в 1957 в Кувейте с целью уничтожения государства Израиль и изгнания еврейских репатриантов. Аббревиатура ФАТХ (FATAH) является сложносокращенным словом HATAF в обратном порядке букв, само слово fatah в переводе с арабского означает «победа, завоевание», а слово hataf — «смерть». В 1969 ФАТХ возглавил Ясир Арафат. В 1972 году боевики этой организации осуществили теракт против израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене.

С начала 90-х ФАТХ взял курс на урегулирование арабо-израильского конфликта. После смерти Арафата в 2004 большинство его соратников поддержало Махмуда Аббаса, выигравшего выборы главы в автономии в 2005 и возглавившего ФАТХ.

Весной 2007 ХАМАС взял под контроль сектор Газа. После кровопролитных столкновений между представителями ФАТХ и ХАМАС, Махмуд Аббас ввел «чрезвычайное положение» на палестинских территориях и сформировал новое правительство, в которое не вошли представители конкурирующей группировки.

В результате на территориях ПНА образовалось два изолированных анклава, в каждом из которых власть сконцентрировалась в руках одной из двух основных политических сил ПНА — ФАТХ контролирует Западный берег, а ХАМАС — сектор Газа. При этом сектор Газа оказался в политической изоляции и под действием экономических санкций. В настоящее время стороны находятся в состоянии перемирия. Но как показывает практика, борьба за власть между ФАТХ и ХАМАС вряд ли закончится компромиссом – вдвоем им слишком тесно в одном политическом пространстве. Каждая из группировок стремится к установлению своего единоличного правления, полного контроля над финансовыми потоками, поступающими на палестинские территории. Уступать же свои позиции и сферы влияния стороны не намерены.

Можно предположить, что отношения «Исламского государства» и «Талибан» будут развиваться аналогичным образом. Победителем в этом противостоянии, вполне возможно, будет ИГ. Все-таки самоуверенный, наглый и безжалостный почерк «Исламского государства» произвел сильное впечатление даже на видавших виды джихадистов. В очередной раз было доказано: чем масштабней и архаичней жестокость, тем сильнее эффект. Идеология «Исламского государства» оказалась привлекательной для многих мусульман, разочаровавшихся в светском и умеренно радикальном исламе. Фактически ИГ стремительно становится новым идейным вдохновителем для радикально настроенных исламистов.

Можно сказать, что «Исламское государство» – это «Талибан 2.0», усовершенствованный в соответствие с современными реалиями; обновленная редакция ставших привычными для Запада исламистских движений, которые с позиции сегодняшнего дня уже не кажутся вызывающими. «Исламское государство» одним фактом своего существования свидетельствует: ящик Пандоры открыт, дух не знающего жалости и сомнений глобального терроризма выпущен из бутылки. Страшно даже представить себе те средства и методы, которыми его можно будет загнать обратно.