Арест Саркози: видимо, против него дали новые показания

Во Франции задержали экс-президента страны Николя Саркози. По информации газеты Le Monde, он помещен под стражу в Нантере, куда был вызван в рамках разбирательства по делу о возможном финансировании Ливией его победоносной президентской кампании 2007 года.

Срок задержания ограничен 48 часами, после этого Саркози должно быть предъявлено обвинение.

Весной 2012 года французское издание Mediapart опубликовало документы, в которых говорилось о передаче ливийским режимом пятидесяти миллионов евро на нужды президентской кампании Саркози. Судебные разбирательства по этому делу продолжаются во Франции до сих пор.

Специалист по новейшей истории и политике Франции Юрий Рубинский в комментарии Политаналитике напоминает, что Саркози до сих пор успешно отбивался от обвинений:

– Как дальше будут развиваться события, сказать трудно. Всё зависит от доказательной базы. Будет она, будет и продолжение. Но тут надо иметь в виду две вещи. Политически Саркози уже не имеет никаких перспектив и поэтому никому не мешает. Это раз.

Во-вторых, его предшественник Жак Ширак был президентом после того как он был привлечен к суду за финансовые нарушения, получил условный приговор.

Его премьер-министр – тоже видная фигура, – был привлечен к суду опять же за финансовые нарушения в период пребывания в мэрии, получил приговор, даже на пару лет был лишен политического права. Но сейчас он – мэр Бордо, уважаемая фигура, и никаких последствий приговор не имел.

Так что, здесь не надо думать, что Саркози упрячут на много лет в тюрьму. Хотя если обвинения подтвердятся, то это очень серьезное дело. Потому что французское законодательство по финансированию предвыборной кампании очень жесткое, и существующие нормы контролируются объективно.

Генеральный директор Центра политических технологий, политолог Игорь Бунин тоже обращает внимание на действующие во Франции нормы по финансированию избирательной кампании:

– Очень трудно остаться в рамках тех сумм, которые определяются законом. Каждая статья во время избирательной кампании тщательно регламентирована. Такая традиция французского общества – сильный контроль государства, сопоставим вполне с Россией.

В то же время сама юридическая система имеет здесь свои особенности. Ей необходимы «железные» доказательства. Нельзя просто какого-то заподозрить и после этого не собрать все факты. Само помилование — процедура сложная. Ширак же тоже попал под закон о неверном использовании фонда во время избирательной кампании. И там пришлось новому президенту Саркози его помиловать. То же самое было с премьер-министром Жюппе, которого обвинили в фиктивном найме сотрудников.

Обвинения Саркози в том, что во время кампании 2007 года он неправильно израсходовал фонды, выдвигались уже давно. Одно из первых обвинений было связанно с умершей Бетанкур, там собирали доказательства, но их оказалось недостаточно, чтобы предъявить ему официальные обвинения. После этого появилось дело, связанное с Ливией. Сын Каддафи со ссылкой на отца сказал, что было передано 100 миллионов евро, потом появилась другая цифра – 50 миллионов. Один из ливийских дипломатов привез во Францию чемодан с пятью миллионами евро.

Всё время факты собирались, но жестких доказательств не было до тех пор, пока в Лондоне не был арестован один из французских бизнесменов, который дал показания. Это послужило поводом для того, чтобы вызвать Саркози на допрос, во время которого ему были предъявлены обвинения.

Политическое будущее экс-президента, конечно, испорчено. Хотя оно было испорчено и раньше. Уже второй раз он уходит из сферы политики; первый раз — после проигрыша в 2012 году. Тогда Саркози захватил власть в голлистской партии, переименовал в партию республиканцев, возглавил ее, выдвинул себя кандидатом на пост президента, но проиграл праймериз Фийону, частично из-за этих обвинений, потому что у Фийона была фраза: «Вы можете себе представить, что Шарль де Голь находился под следствием, как некоторые из этих кандидатов на пост?» Выборы Саркози, конечно, выиграть не мог: 70% опрошенных по Франции не хотели бы, чтобы он вернулся на пост президента.