Владимир Путин не дает неисполнимых обещаний

Публикация тезисов предвыборной программы Владимира Путина и встреча кандидата с доверенными лицами вызвали новый всплеск интереса к президентской избирательной кампании.

Эксперты обращают внимание на тезисы выступления главы государства перед активистами, собравшимися в Гостином дворе. Политаналитика напоминает, что доверенные лица следят за ходом выборов в регионах. В частности, они подписывают документы и списки избирателей на местах.

Никто не должен давать избирателям невыполнимых обещаний, заявил Владимир Путин. «Я сам этого никогда не делаю и вас тоже прошу очень аккуратно к этому относиться. Нельзя ни в коем случае давать таких обещаний при встречах с гражданами, которые мы не понимаем, как исполнять», — подчеркнул он. По словам Путина, люди простят что угодно, кроме обмана.

Также он призвал сторонников и доверенных лиц с уважением относиться к конкурентам. «О результатах нужно говорить только тогда, когда они есть. Поэтому заранее, как у нас в народе говорят, не говори “гоп”, пока не перепрыгнешь. Из этого надо исходить», — отметил президент.

Руководитель «Политической экспертной группы», политтехнолог Константин Калачёв, вслед за другими экспертами анализируя программу Путина, высказал мнение, что она будет свободна от популизма:

– Главное, что сегодня Путин сказал доверенным лицам: нужно исходить в проведении кампании из принципа «не навреди». Призвал не давать невыполнимых обещаний. Сам этого не делает и просит очень аккуратно и внимательно к этому относиться.

Путин подчеркнул, что люди готовы простить что угодно, кроме обмана. И он совершенно прав. Наши люди простят всё, кроме невыполнимых обещаний. Логично, что люди хотят видеть реальные дела. Самое главное то, что Путин, как человек, который у власти уже 18 лет, не может разбрасываться обещаниями. Очевидно, что популизм – не его конек, и популизм ему ничего абсолютно не добавил бы.

Люди хотят, чтобы, в первую очередь, не было хуже, и готовы приветствовать любые, даже незначительные улучшения. Но мотивация голосовать за Путина сейчас связана не только и не столько с существованием этих улучшений. Простые люди говорят, что надо поддержать президента, потому что Россия оказалась в кольце врагов, надо продемонстрировать единство и поддержать, в первую очередь, внешнеполитический курс.

Надо ли в ситуации, когда большинство понимает, что трудности были и будут, но при этом считают, что трудности связаны, в основном, с независимой позицией России в международных делах, — надо ли их, когда они готовы перенести эти трудности ради престижа, уважения и достоинства страны, заваливать какими-то предвыборными обещаниями?

Кажется, президент действительно не сказал ничего неожиданного, за исключением того, что говорил о необходимости создания сети культурных центров по России и сказал, что нужно способствовать культурному развитию страны, активной культурной, театральной жизни. Обращение к теме культуры, может быть, для кого-то и было неожиданным. На самом деле, создание культурных центров в региональных столицах — это дело реальное.

Также президент говорил о необходимости доступа к высокоскоростному Интернету и обеспечения Интернетом всех школ, что уже состоялось. Говорил о реальных делах, которые не воспринимаются как фантастика.

Я думаю, что этот его реализм сейчас – естественная реакция на сложившуюся ситуацию. Он не хочет давать невыполнимые обещания, прекрасно понимает, что чуда с российской экономикой не случится. Но надо сделать всё для того, чтобы у людей был равный доступ к культурным ценностям, чтобы был доступен Интернет, нормальное образование, здравоохранение. Он говорит о том, чтó реально и возможно, а что нереально и невозможно – о том и не говорит. И делает точно так же: люди бы сразу почувствовали фальшь.

У нас в стране граждане к предвыборным обещаниям относятся весьма скептично. Путин воспринимается как человек, который многое не обещает, но обещанное выполняет, и его настрой на развитие вполне разделяется российским большинством, которому, может быть, и хотелось бы чудес, но само оно в эти чудеса не верит.