Пул участников президентской гонки практически сформирован

Сегодня в Москве соберется инициативная группа по выдвижению Владимира Путина кандидатом в президенты на выборах в 2018 году.

Следующим этапом станет подача в Центризбирком документов, получение разрешения на открытие избирательного счета и сбор подписей. Действующий глава государства пойдет на выборы как самовыдвиженец, но рассчитывает на поддержку партий и общественных организаций.

Выборы 2018 года могут стать рекордными по числу потенциальных кандидатов. К 25 декабря 43 человека — 18 представителей политических партий и 25 самовыдвиженцев — заявили в ЦИК о проведении предвыборных мероприятий для участия в президентской кампании.

Впрочем, только часть желающих участвовать в президентской гонке пройдет через сито ведомства Эллы Памфиловой. А некоторые даже не дойдут до дверей ЦИК. Среди тех, кто смог собрать необходимый пакет документов, бывший вице-спикер Государственной Думы Сергей Бабурин (выдвигается от партии «Российский общенародный союз»), экс-депутат от ЛДПР Роман Худяков (баллотируется от политической организации «Честно»), лидер ЛДПР Владимир Жириновский (ЦИК утвердил документы 22 декабря), директор совхоза имени Ленина Павел Грудинин (поддерживается партиями «Левый Фронт» и КПРФ), Григорий Явлинский (документы утверждены), председатель ЦК политической партии «Коммунисты России» Максим Сурайкин (документы утверждены), Ксения Собчак от «Гражданской инициативы» (ЦИК утвердил пакет ее документов), Борис Титов от «Партии роста» (документы утверждены).

ЦИК отказал в регистрации троим претендентам. Это самовыдвиженец Сергей Полонский (против которого в данный момент возбуждено уголовное дело), журналист Олег Лурье (отсидевший за вымогательство) и Алексей Навальный (отбывающий условный срок по делу о хищении).

Собственно говоря, к скандальной персоне последнего приковано основное внимание российских СМИ. Навальный уже призвал к бойкоту выборов, и эксперты пристально наблюдают за развитием ситуации.

Директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ Александр Пожалов обращает внимание на парадокс — отказ от регистрации Навального в качестве кандидата был давно ожидаем, но всё равно стал почему-то новостью «номер один»:

– Отказ в регистрации Навального исключительно по основанию отсутствия пассивного избирательного права делает невозможным в обозримой перспективе отмену «криминального фильтра» и пересмотр его приговоров на более мягкие, не лишающие избирательного права (при любых решениях ЕСПЧ). Так как в противном случае власть даст основания обвинять ее, что эти приговоры и «фильтры» были исключительно под Навального.

Власть также могла пытаться «подсунуть» Навальному малую партию для выдвижения по подписям. Это бы избавило его от отказа в регистрации сразу на старте, и он бы принес свои сто тысяч подписей. И только тогда бы выяснилось, что, помимо отсутствия пассивного избирательного права, у него еще есть нарушения в оформлении подписных листов и недостоверные подписи.

Интересно, что информационное сопровождение кампании против Навального в последнее время основывалось именно на тезисах про плохое качество подписей или их нехватку: «на акцию в регионе никто не пришел», «за него только школота», «провал верификации набранных сторонников», «отход от Навального совсем недавних сторонников», «конфликты в штабах». То есть пропаганда готовила публику ко второму пункту, а не вдалбливала первый пункт.

Месседжи о потере Навальным своих сторонников почему-то соседствуют с рассуждениями прокремлевских телеграм-каналов о том, что электорат и повестка Навального отойдут к Грудинину и Собчак. Так если сторонники отворачиваются и демобилизованы, а актуальность его повестки падает, какое кому дело, куда они отойдут?
Тактика «электорального бойкота» сработает в ущерб власти только в том случае, если ФБК окажется в состоянии организовать сплошное наблюдение у входа на участок с «белыми счетчиками» в показательных городах (российском Нью-Гемпшире) или автоматизированный подсчет явки по головам с камер онлайн-трансляции. И эти данные кардинально разойдутся с официальной явкой или соседними территориями. Но для этого ФБК сначала надо договориться со СМИ и наблюдателями, а не отталкивать от себя партнеров.

Власть за год приучила всех наблюдателей (и Запад в первую очередь), что чуть ли не главный критерий успешности предстоящих выборов — это явка. В ожидании «электорального бойкота» у системы на местах будет соблазн ограничить доступ или к видеонаблюдению, или к избирательным участкам.

Неудобным для власти асимметричным ходом со стороны Навального сейчас была бы подача в Минюст документов на регистрацию партии — параллельно с избирательной кампанией. За последний год он создал реальные штабы, как минимум, в половине регионов, чего не было в 2013 году. И теперь разумно объяснить отказ в прохождении второго этапа регистрации (43 отделения за полгода) власть не смогла бы. Да и окно регистрации новых партий по либеральным количественным нормативам в ближайшие годы вполне может закрыться. А для участия в системной политике, к чему стремится Навальный (да и для уличной политики тоже), без партии не обойтись, каким бы старомодным ни казался некоторым этот институт. Других пока не придумали (общественные организации, имеющие строку в уставе про участие в выборах, могут это делать только на муниципальном уровне — и то не во всех регионах).

Кстати, в самих региональных выборах до кампании в Госдуму — 2021 ФБК ведь участвовать вовсе не обязательно, даже если партию зарегистрируют: семилетний защищённый период действует с момента регистрации (только нулевые финотчеты вовремя сдавай). И лидером партии отсутствие пассивного избирательного права быть не мешает.

Но Навальный много лет показывал, что не является политическим стратегом, а действует тактически. Поэтому ждем каких-то иных ходов.