Восемь кандидатов, политический конструктор и явка

Обзор прессы 9 февраля

Российская пресса вернулась к предвыборной тематике после дискуссии о причинах и следствиях волны кадровых перестановок в Дагестане.

Вчера, 8 февраля ЦИК зарегистрировала последних кандидатов на пост президента России и представила проект избирательного бюллетеня 2018 года. В список попали восемь человек, включая действующего президента страны. Подробнее о кандидатах — в обзоре РБК.

Политический ассортимент в этот раз оказался заметно шире, чем на выборах 2012 года. Впрочем, конструктор, из которого собираются выборы в России, остается неизменным, считает «Новая газета». Впрочем, эти рассуждения не следует воспринимать в том смысле, что в Кремле непременно сидит некий манипулятор, который отдает команды и просчитывает схемы.

Рассуждая об уровне явки, «Независимая газета» выражает мнение, что в России модель защиты стабильности от реванша 90-х перестает действовать. А использование административного ресурса может обернуться протестным голосованием и понижением результата главного кандидата. У российской оппозиции, системной или несистемной, нет возможности мобилизовать электорат, который решил бы исход федеральных выборов при низкой явке. Власть борется с оппозицией не за победу на выборах, а за то, каким будет их контекст. Выходит, полагает издание, что именно от контекста и зависит легитимность.

Юрист, коммунист и журналистка: ЦИК назвала кандидатов в президенты, а РБК дал в свежем номере краткую характеристику каждого из этих политиков.

К примеру, Сергей Бабурин (59 лет). В декабре 2017 года партия «Российский общенародный союз», образованная в 2011 году из одноименного движения, выдвинула Бабурина кандидатом на пост президента России, позже он представил в комиссию документы для регистрации и 30 января сдал подписи в ЦИК. По данным Центризбиркома, за последние шесть лет Бабурин заработал 11,4 млн руб. Среди источников его дохода — зарплаты в Институте социально-политических исследований РАН, Московском университете имени Витте, Российском институте стратегических исследований, адвокатском бюро «Бабурин, Скуратов и партнеры» и др.

Еще один кандидат – Павел Грудинин (57 лет), возглавляющий совхоз имени Ленина с 1995 года. До 2011 года он был депутатом Мособлдумы, состоял в «Единой России», после выхода из партии является беспартийным, называя себя сторонником КПРФ. 23 декабря партия выдвинула его кандидатом от КПРФ на пост президента России.
Грудинин владеет почти 2 млн акций совхоза имени Ленина и долей 4% в «ТТ Девелопмент». По декларации, поданной кандидатом в ЦИК, за последние шесть лет он заработал 157 млн руб.

Ксения Собчак (36 лет) о своем участии в выборах президента объявила 18 октября 2017 года. Основу своей программы и мотивы участия в выборах журналистка изложила в открытом письме, опубликованном в тот же день. В частности, Собчак объяснила, что ее кандидатура — это возможность вернуть главу «Против всех» в избирательном бюллетене.

Максим Сурайкин (39 лет) с 1996 по 2004 год был членом партии КПРФ. В 2010 году он возглавил общественную организацию «Коммунисты России», а позже — партию «Коммунисты России». По словам зампреда партии Сергея Малинковича, в случае победы на выборах 2018 года Сурайкин станет «президентом всех бедных, неимущих».

Политический ассортимент в этот раз оказался заметно шире, чем на выборах 2012 года, когда биться с третьим сроком Путина вышло всего четыре кандидата: Геннадий Зюганов, Михаил Прохоров, Сергей Миронов и неизменный Владимир Жириновский, пишет «Новая газета».

Впрочем, конструктор, из которого собираются выборы в России, остается неизменным, вплоть до отдельных деталей. Есть недостижимый для всех вместе взятых участников кандидат № 1. Есть кандидат, плотно сидящий на теме социальной справедливости, понятной и приоритетной для заметной части граждан. При этом кандидат от левых сил должен быть таким, чтобы ни в коем случае не вызывать симпатии у более широких слоев населения. Против расширения электоральной базы здесь хорошо использовать образ сталинистов, тем более что борцы сами всегда рады дать повод.

Великодержавный популист становится легальной отдушиной для тех, кого замучила жизнь в России и кто еще готов видеть причину своего бедственного положения в происках Запада. Наконец, нужен свой кандидат и прозападному российскому меньшинству, выступающему за модернизацию страны и реформы. Официальный кандидат для либералов в политическом конструкторе должен иметь тот же изъян, что и кандидат от коммунистов: его должны активно ненавидеть, он должен раскалывать общество в целом и либеральное меньшинство, в частности.

Единственная политическая цель при этом — продление полномочий президента на следующие шесть лет. Конфигурация выборов возникает не столько в силу кремлевских интриг, сколько по нужде, то есть в силу объективных обстоятельств. И трудно представить, как она могла бы быть иной, заключает газета.

Недавний опрос ВЦИОМа показал, что около 80% граждан России готовы принять участие в выборах, а примерно 70% из тех, кто намерен придти на участки, проголосуют за Владимира Путина. Эксперты в СМИ подчеркивают, что показатели явки растут, люди под влиянием ряда обстоятельств становятся политически активней. Во многом это происходит за счет массированной агитационной кампании, в которую включилась исполнительная и законодательная ветви власти, а также крупнейшие политические партии во главе с «Единой Россией».

Если власть выведет активность избирателей на 70-процентный уровень, считает «Независимая газета», то она сможет впоследствии утверждать, что предложенный спектр кандидатов и политических сил устраивает общество, менять систему не нужно, подключение к выборам еще какой-то фигуры ничего бы не изменило. Во многом поэтому Алексей Навальный, до выборов не допущенный, довольно агрессивно играет на понижение явки, а власть, пользуясь доступными ресурсами, – на повышение.

Еще один материал «Независимой» посвящен предвыборной ситуации в регионах. По мнению экспертов, губернаторы хотят показать лояльность и боятся низкого результата, хотя всё же ситуация отличается от региона к региону. Всё зависит от уровня развития гражданского общества и протестных настроений: там, где власти больше опасаются скандалов (например в столице), таких эксцессов почти нет.

«Независимая газета» пишет, что скандалы с админресурсом происходили и раньше, но они были непосредственно перед выборами. А в этот раз кампания примечательна тем, что мобилизация избирателей началась даже до этапа агитации.

Вице-президент Центра политических технологий Ростислав Туровский напомнил НГ обычную схему использования админресурса. Кремль дает рекомендации губернаторам, те – мэрам, а уже те дают команду главам предприятий и муниципальных учреждений, которые и мобилизуют бюджетников. «И если сверху указания действительно мягкие, то чем ближе к избирателям, тем они жестче: и в итоге превращаются в обычную бюрократическую схему», – отметил Туровский. «Все губернаторы опасаются, что с них спросят за низкую явку», – подчеркнул он, заметив, что при этом не учитывается оборотная сторона, а именно: всплеск неконтролируемого протестного голосования.