Пылающая Каталония и дефицитный бюджет России

Обзор прессы 2 октября

Ход, результаты, причины и последствия референдума о независимости Каталонии, а также основные показатели трехлетнего бюджета России – таковы основные темы российской прессы.

«Московский комсомолец» пишет о референдуме под пулями: назначенный на 1 октября плебисцит по вопросу об отделении Каталонии от Испании все-таки состоялся, несмотря на активнейшее противодействие Мадрида. За несколько дней до голосования испанские силовики изъяли миллионы бюллетеней, были закрыты десятки сайтов сторонников каталонской независимости. А в день референдума полиция попыталась заблокировать участки для волеизъявления, что вылилось в столкновения каталонцев со стражами порядка. В результате действий силовиков пострадало много гражданских лиц.

Само собой, подавляющее большинство из принявших участие в голосовании проголосовали за независимость Каталонии. В Мадриде с самого начала заявили, что не признают результаты голосования, так как оно незаконное. С критикой плебисцита выступил и президент США Дональд Трамп, в то время как большинство европейских лидеров предпочли сдержанную позицию, назвав референдум внутренним делом Испании.

«Коммерсантъ» цитирует министра внутренних дел Испании, который обратился к сторонникам референдума с призывом «образумиться и вернуться на путь закона», а к властям Каталонии — «остановить это сумасшествие». Тем не менее, призыв главы испанского МВД на ситуацию никак не повлиял, пишет газета. Примерно за час до начала референдума власти Каталонии разрешили гражданам голосовать на любом избирательном участке. Участникам референдума также можно было приходить со своими бюллетенями, распечатанными на принтере. Для отслеживания хода голосования было создано специальное мобильное приложение.

Очереди желающих проголосовать начали выстраиваться еще за четыре часа до начала референдума, сообщает Reuters. Однако довольно быстро после старта на избирательных участках начались столкновения голосующих с полицией. Только к участку в Барселоне прибыли полдюжины бронированных полицейских микроавтобусов и машина скорой помощи. Избиратели, выкрикивая: «Мы мирные люди!», безрезультатно пытались прорваться к участку. Как передает AP, испанская полиция силой удалила из участка «несколько сотен граждан», несколько человек были задержаны.

Как заявил представитель правительства Испании в Каталонии Энрик Мелло, «национальная полиция действует профессионально и пропорционально ситуации». В свою очередь, каталонские власти призвали пострадавших в результате столкновений с полицией обращаться в больницы и полицию. Министр иностранных дел Каталонии Рауль Ромева сообщил, что власти уже пожаловались представителям Евросоюза на нарушения прав человека с испанской стороны.

В Мадриде на улицы вышли противники референдума. Они скандировали лозунги «Не обманывайте нас, Каталония — это Испания», «Объединенная Испания всегда будет побеждать». В городах Страны Басков Витория и Сан-Себастьян, напротив, прошли акции в поддержку каталонского референдума. Происходящее в Каталонии повлияло и на спортивные события: так, по соображениям безопасности сначала было решено отменить футбольный матч «Барселона» — «Лас Пальмас». Впоследствии матч решили провести при пустых трибунах.

В воскресенье вечером глава правительства Испании Мариано Рахой выступил с заявлением, в котором сказал, что никакого референдума в Каталонии не было, сообщает «РБК«. Он обвинил «пытавшихся оторвать Каталонию» в запугивании инакомыслящих и попытке использовать в своих целях несовершеннолетних. Премьер поблагодарил тех граждан, которые проигнорировали референдум и тем самым защитили, по словам Рахоя, демократию.

Комментируя события в Испании, министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон осудил применение насилия, однако при этом подчеркнул, что референдум является незаконным, поскольку не был признан властями Испании.

«Новая газета«, объясняя читателям, почему каталонцы хотят независимости, пишет, что все началось в 1714 году, когда испанский король Филипп V завоевал Каталонию. Через несколько лет после смерти Франко, в 1979-м Каталония, как и еще несколько «исторических» регионов (всего 4 из 17), получила по новой Конституции статус «автономии».

Это подразумевало некоторую самостоятельность в области здравоохранения, образования, транспорта плюс создание собственных сил правопорядка, своего правительства и парламента. Но «исторические» регионы получили только условную автономию: например, любое решение каталонского правительства (Женералитат) так же, как и парламента, могло быть отменено в Мадриде.

Так продолжалось до 2005 года, пока испанский социалистический премьер Сапатеро не решил учесть извечное стремление каталонцев к автономии. Каталонцы получили право называться нацией (являющейся частью испанской), им оставили часть налогов (в частности, НДС и налог на доходы). За эту реформу проголосовали обе палаты испанского парламента, каталонский парламент, и, наконец, за нее каталонцы высказались на разрешенном испанскими властями референдуме 18.06.2006.

Все это вызвало недовольство многих граждан «остальной» Испании, а также крупного капитала и церкви. Партия нынешнего премьера Мариано Рахоя, который в 2006-м затеял обжалование реформы в Конституционном суде, пришла к власти в том числе на волне «борьбы с сепаратизмом».

В 2010 году Конституционный суд отменил реформу автономного статуса Каталонии: каталонцы снова потеряли возможность сохранять у себя большую часть налогов, а также право называться нацией.

С этого времени и начался очень быстрый рост «протестных настроений» в Каталонии: за последние семь лет число сторонников отделения от Испании выросло с 15 до 40 с лишним процентов. Это совпало еще и с экономическим кризисом: каталонцы, которые приносят в испанскую казну 1/5 ее доходов (притом, что регионов 17), еще острее почувствовали, что Мадрид их «обкрадывает».

В Испании — самый глубокий кризис со времени восстановления там демократии после 40-летней фашистской диктатуры. Он сулит еще одно трудное испытание Европейскому союзу, может создать правовой прецедент для других стран, в которых есть сепаратистские устремления регионов, отмечает «Новая«.

На фоне этого кризиса напрашиваются аналогии с другими референдумами о национальном самоопределении: шотландским и крымским.

При этом каталонский референдум отличается от референдума об отделении Шотландии от Великобритании, проведенного в сентябре 2014 года, прежде всего тем, что он незаконный по существующим нормам. Он противоречит конституции Испании — страны, территориальная целостность которой будет в одностороннем порядке нарушена в случае отделения Каталонии.

Шотландский референдум был юридически признан Лондоном. Если бы за отделение проголосовали более половины жителей Шотландии, она могла стать независимым государством в марте 2016 года. Этого не произошло — более 55% шотландцев проголосовали против.

Как в шотландском, так и в каталонском случаях нет языковой проблемы. В Шотландии преобладает английский язык, а в школах Каталонии одинаково учат каталанский и кастильский (государственный испанский). В Крыму языковая проблема — главный довод сторонников отделения.

Крымский и каталонский референдумы роднит прежде всего то, что оба они незаконны, потому что противоречат конституциям стран, из которых выходят регионы, потому что им не предшествовала нормальная агитационная кампания с участием тех, кто «за» и кто «против».

И там и там — присутствие посторонних силовиков. Но если в Крыму это были «вежливые люди» без опознавательных знаков, которые прикрывали народное волеизъявление в пользу выхода региона из страны, то в Каталонии испанская гражданская гвардия находится с ясным приказом предотвратить голосование.

И, пожалуй, отмечает «Новая газета«, главное, чем шотландский и каталонский референдумы отличаются от крымского: в них не идет речь ни об отделении от одной страны для присоединения к другой, ни о выходе из системы (ЕС, НАТО), смене ценностей (стандартов прав человека и принципов демократии, либеральной экономики). Каталония не хочет уходить из ЕС, как не хотела и Шотландия.

 

«Коммерсантъ» сообщает, что Белый дом внес в Госдуму обещанный «бюджетный пакет» на 2018–2020 годы, состоящий из более чем десятка документов общим объемом более 10 тыс. страниц.

Проект федерального бюджета-2018 рассчитан из уровня инфляции в 4% . Базовый показатель — дефицит во внесенном варианте немного сокращен в сравнении с ранее утвержденным правительством вариантом, с 1,37% до 1,3% ВВП. В последующие два года трехлетки дефицит должен сократиться до 0,8% ВВП, что фактически сделает российскую казну сбалансированной по доходам и расходам.

За основу расчетов принята средняя цена нефти в этом году в $49,9 за баррель. Согласно макропрогнозу, власти ожидают сохранения цены вблизи этого уровня до окончания срока действия соглашения об ограничении добычи (март 2018 года). После этого прогнозируется постепенное снижение цен на нефть под давлением роста ее добычи.

Вместе с бюджетом на рассмотрение парламентариев поступил пакет сопутствующих документов — в частности, макропрогноз Минэкономики на 2018–2020 годы, законопроекты о бюджетах фондов пенсионного, социального и обязательного медицинского страхования, а также проект о повышении МРОТ до уровня прожиточного минимума. Всего бюджет и материалы к нему насчитывают 10 526 страниц. «Это последний раз, когда вы видите внесение бюджета таким способом», — прокомментировал доставку документов фельдъегерями в объемной сумке глава бюджетного комитета Госдумы Андрей Макаров. В следующем году, согласно принятым решениям, бюджет будет внесен уже в электронном виде.

Как сообщил первый вице-спикер Госдумы Александр Жуков, Совет Госдумы назначил рассмотрение бюджетного пакета в первом чтении на 27 октября.

«Формально правильно, а по существу издевательство». Этими словами Владимира Ульянова (Ленина) можно оценить содержание законопроекта о поэтапном повышении МРОТ до уровня прожиточного минимума трудоспособного населения, пишет «Московский комсомолец«.

Минимальный размер оплаты труда сейчас — 7800 рублей в месяц, чуть больше 71% от прожиточного минимума. С 1 января 2018 года МРОТ повысится до 9489 рублей и составит 85% прожиточного минимума. А с 1 января 2019 года должен сравняться с этим минимумом.
Внесенный законопроект предлагает с 2019 года всегда равнять МРОТ с прожиточным минимумом за второй квартал предыдущего года. Если прожиточный минимум вдруг снизится, МРОТ останется таким же, как в предыдущем году. Понижаться не будет.
Про второй квартал — это хорошо, пояснил «МК» первый замруководителя фракции «ЕР» Андрей Исаев: «Традиционно в третьем квартале прожиточный минимум несколько меньше, потому что падают цены на овощи и фрукты, а ориентироваться на данные четвертого квартала невозможно, потому что они появляются лишь в начале следующего года и не могут быть учтены при принятии бюджета». По сведениям «МК», вокруг вопроса о том, данные какого квартала брать за точку отсчета, в правительстве шли долгие дискуссии с участием представителей парламента и профсоюзов.

Из финансово-экономического обоснования к законопроекту следует, что львиная доля дополнительных расходов на его реализацию придется на 2019 год. В 2018 году повышение МРОТ потребует 7,2 млрд рублей из федерального бюджета, 19 млрд рублей из бюджетов регионов и муниципалитетов, частному бизнесу придется выложить 17,1 млрд рублей. А в 2019 году предварительные расчеты рисуют такую картину: еще плюс 12 млрд рублей из федерального кармана, 31,9 млрд рублей из карманов региональных и муниципальных и 28,8 млрд рублей из карманов бизнесменов. Правительство утверждает, что средства в федеральном бюджете заложены.

Но не получится ли так, что ради экономии региональные и муниципальные власти еще более активно станут переводить своих «бюджетников» на неполный рабочий день или неполную ставку? Ведь МРОТ в полном размере гарантируется только за полную нагрузку!

В законопроекте, кроме того, написано, что потребительская корзина, то есть минимально необходимый для выживания набор продуктов и товаров, путем обсчета которого и выясняется величина прожиточного минимума, не будет пересматриваться до 2021 года. При этом закон «О прожиточном минимуме в целом по РФ» требует перетряхивать эту корзину каждые пять лет. Нынешняя корзина (10,5 кг хлеба, макарон и круп, 8,4 кг картошки, 14,6 кг овощей и фруктов, 2 кг сахара и кондитерских изделий, около 5 кг мяса и мясопродуктов и 1,5 кг рыбы на месяц) должна была быть заменена новой в конце 2017 года. По мнению экспертов, нынешний способ расчета минимально потребных расходов на промышленные товары и услуги никуда не годится: сейчас, посчитав стоимость продуктовой корзины, эту цифру просто умножают на два.

Теперь споры вокруг потребительской корзины, то есть основы для расчета прожиточного минимума, влияющего теперь на величину МРОТ, волевым усилием прекращены. В пояснительной записке к законопроекту честно говорится, почему: «…в связи с необходимостью доведения минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума трудоспособного населения».