Дагестан – внутреннее зарубежье России

Обзор прессы 7 февраля

Тектонические кадровые подвижки на вершине власти Дагестана остаются в фокусе внимания российской прессы.

РБК пишет о тотальном недоверии Кремля к местным кадрам. Нового премьера Дагестана позвали из Казани. В руководство республики могут прийти и другие варяги, утверждают источники издания. Эксперты объясняют этот процесс сломом клановой модели в Дагестане. «Парламентская газета» констатирует, что чистка в республике стала прямым следствием назначения Владимира Васильева.

Наибольший интерес для следствия представляют арестованные вчера 51-летний врио премьер-министра Абдусамад Гамидов и один из его заместителей — 56-летний Шамиль Исаев. Манипуляции с тендерами — отнюдь не самое интересное в их биографиях, пишет «Новая газета». По данным «Ведомостей», Гамидовы – последний из влиятельных кланов Дагестана, с которым договорился бывший глава Дагестана Рамазан Абдулатипов.

Дагестан третий год подряд является самым крупным получателем дотаций из федерального бюджета. В 2018 году республика получит 59 миллиардов рублей – это на 6,6 миллиардов больше, чем в 2017. При этом Чечня получит в два раза меньше – 27 миллиардов рублей, хотя именно экономика и инфраструктура Чечни, а не Дагестана, была практически полностью разрушена войной. «Московский комсомолец» полагает, что ничего нового во всей этой истории нет. Бюджет «пилит» коррумпированное чиновничество по всей России. К тому же, это, вероятно, только верхушка айсберга.

Эксперты РБК называют нового республиканского премьера Артема Здунова близким к силовикам экономистом. Выпускник Казанского финансово-экономического института Здунов работал в Центре перспективных экономических исследований Академии наук Татарстана, в 2010-м перешел в министерство экономики региона в качестве заместителя министра, где курировал широкий круг вопросов — от инвестиций и инноваций до нанотехнологий. В 2014 году он возглавил министерство и курировал стратегию долгосрочного развития «Татарстан-2030», написанную центром Алексея Кудрина.

Ключом к пониманию назначения может быть успех Татарстана как наиболее экономически развитой национальной республики. В Татарстане научились держать под контролем этноконфессиональные противоречия. Не последнюю роль в ставке на выбор чиновников из этой республики в качестве варягов для Дагестана сыграл «исламский фактор» — выходцам из Казани легче добиться принятия местными элитами.

После отставки правительства Дагестан будет уже другой республикой, считают эксперты издания. Аресты в ее руководстве завершают демонтаж сложившейся после первой и второй чеченских войн модели управления, когда бюджет Дагестана постоянно рос и большая часть денежных потоков на развитие сельского хозяйства и соцпрограммы доставалась «герметичной по отношению к Москве политической элите».

«Новая газета» обращает внимание на важную деталь общей картины: все задержанные дагестанские чиновники входят в ближайшее окружение бывшего главы республики Рамазана Абдулатипова, досрочно отправленного в отставку в прошлом году.
До своего назначения на пост премьера правительства в 2013 году Абдусамад Гамидов 17 лет занимал пост министра финансов, умудрившись пересидеть трех глав республики.

Семья Гамидовых стала широко известна в финансовых и политических кругах республики еще в начале 90-х годов. В 2013 году новоиспеченный глава республики Рамазан Абдулатипов, чувствовавший себя здесь не совсем уверенно, решил приблизить к себе финансового патриарха и назначил его главой правительства.

Вице-премьер Шамиль Исаев — экономист и ученый-агроном. На этот пост был назначен Рамазаном Абдулатиповым в 2015 году. Известно, что Исаев связан с группой компаний НК «Согрнефть», которой принадлежит крупная сеть заправок по всей республике. Однако известен Исаев больше благодаря другому обстоятельству: из-за публичных обвинений в причастности к убийствам, пишет «Новая».

В 2009 году в своей машине в Махачкале был застрелен главный редактор дагестанской газеты «Согратль» Малик Ахмедилов. В декабре 2011 года был убит известный общественный деятель и владелец одной из самых влиятельных дагестанских газет «Черновик» Хаджимурад Камалов. В обоих уголовных делах фигурировала фамилия Исаева.

В отношении предыдущего руководства Дагестана тоже могут раскопать документы, однако не ясно, дадут ли им ход, считают эксперты «Ведомостей». Нынешние дела возникли вследствие назначения Васильева: «Абдулатипов убрал многих долгожителей с насиженных мест, однако при этом звучала критика, что новые назначенцы не менее коррумпированы. Но в последние полтора года управления Абдулатипова стало ясно, что он формирует свой клан. Васильев пришел с другой задачей – клана не создавать и ни с кем не договариваться. Если такие декларации будут соответствовать делам, это будет серьезным шагом в изменении управления на Северном Кавказе. Это будет внешнее управление. И такая модель может коснуться других северокавказских регионов», пишет газета.

На страницах «Парламентской газеты» директор Международного института новейших государств, политолог Алексей Мартынов убеждает читателей в том, что Владимир Васильев был назначен главой Дагестана именно для очистки местных «авгиевых конюшен». «Насколько мне представляется, он вполне справляется с этими задачами, несмотря на сопротивление местных элит», – говорит политолог. Уголовные дела в отношении региональных чиновников эксперт назвал «не слишком популярными, но необходимыми мерами». И предположил, что круг уголовного преследования будет расширяться и мы вскоре услышим о новых арестах.

«Московский комсомолец» вспоминает, что на фоне «парада суверенитетов» и всплеска сепаратизма в других кавказских регионах Дагестан после крушения СССР демонстрировал удивительную лояльность центру.

Но время шло. Очаг сепаратизма в Чечне был погашен, ингушский террористический гнойник с приходом Юнус-Бека Евкурова подвергся радикальной дезинфекции. После этого центр подготовки террористок-смертниц переместился в Дагестан. Именно из Дагестана приехали две смертницы, которые 29 марта 2010 года взорвались в московском метро – на станциях «Лубянка» и «Парк культуры». После этого многие вспомнили, что Дагестан фактически является «родиной российских ваххабитов»: именно здесь появились первые в нашей стране проповедники учения «чистого ислама». А с началом войны в Сирии Дагестан стал важнейшим поставщиком «пушечного мяса» для ИГИЛ.

Массовый уход молодежи в террористическое подполье – это важнейший показатель социально-экономического неблагополучия региона, считают эксперты издания.
Что же касается республиканской «элиты», то она в совершенстве освоила бизнес, на котором еще с 90-х пышным цветом расцветали и колосились элиты многих российских национальных республик: продажа лояльности федеральному центру. «Элита» обеспечивает в своей республике относительный порядок, «строит» сепаратистов, за что получает из Москвы дотации, которые распиливаются между своими. В этой игре террористические группировки выполняют роль инструмента и частично либо полностью контролируются местными силовиками и чиновниками.

По словам экспертов МК, республика Дагестан фактически превратилась во «внутреннее зарубежье», которое, формально находясь в составе Российской Федерации и используя ее финансовые ресурсы, давно живет по своим собственным установкам и реализует свои интересы.