Беглые российские предприниматели и амнистия капитала

Обзор прессы 5 февраля

В свежих номерах российской прессы – отчеты и размышления экспертов по поводу встречи бизнес-омбудсмена Бориса Титова с «жителями Лондонграда», как иронично называют беглых российских предпринимателей, осевших на берегах туманного Альбиона. Некоторые из этих людей, пишет МК, выразили желание вернуться в Россию. По словам Титова, президенту Владимиру Путину уже передали список таких людей.

Часть имен из этого списка публикует «Коммерсантъ». Это Илья Юров, Георгий Трефилов и Евгений Чичваркин. Однако пока ни один из бизнесменов не подтвердил, что действительно хочет участвовать в «программе помилования».

Мероприятие Титова состояло из двух частей, рассказал «Ведомостям» Евгений Чичваркин. Из официальной, где Титов рассказывал о своем бизнесе и о роли омбудсмена, и коктейльной. Предложений о репатриации на официальной части не звучало, а на коктейльную Чичваркин не остался.

Титов говорил, что есть «проблема в народе» и без Путина «всё будет хуже, потому что выберут какого-нибудь Жириновского», рассказал РБК один из участников встречи. По мнению экспертов издания, омбудсмен выступает своего рода посредником, удовлетворяя запрос на нормализацию отношений.

«Московский комсомолец», размышляя о ситуации в целом, пишет, что главная проблема финансовой амнистии в России — недостаток доверия к власти.

«Ведомости» делятся подробностями встречи. Мероприятие проходило в центре российской культуры «Пушкинский дом» и длилось почти четыре часа.
На встречу пришли около 40 человек, в том числе основатель «Евросети» Евгений Чичваркин, сооснователь компании Mr. Doors Максим Валецкий, бывший владелец банка «Траст» Илья Юров, совладелец холдинга «Марта» Георгий Трефилов, бывший вице-президент «Роснефти» Анатолий Локтионов и совладелец лондонских ресторанов Global Craftsmen Group Роман Зельман, брат ресторатора Михаила Зельмана.

Титов предложил собравшимся вернуться в Россию, рассказал Максим Валецкий. «Титов много говорил о том, что многие здесь сидят из-за дел, которые давно никому не нужны. Это такая легальная невесомость: дело не закрыли, но приостановили. Титов утверждает, что у его аппарата есть механизмы, которые позволяют такие проблемы решать. Это многим было интересно», – сказал Валецкий. По его словам, после встречи некоторые бизнесмены разговаривали с Титовым в индивидуальном порядке.

«Московский комсомолец» со слов Титова сообщает, что в Великобритании и еще в пяти странах теперь появились люди, которые принимают такие обращения от предпринимателей, желающих уладить отношения с Россией и оказывают им содействие.
«Мы надеемся, что некоторые дела просто закроют, они будут изъяты из розыска», — сказал Титов. Добавив, что, возможно, в ближайшее время решится проблема одного из бизнесменов, который находится на Кипре, и он сможет вернуться. Титов также сообщил, что предусматривается и компенсация нанесенного ущерба по некоторым делам, после чего они юридически будут закрыты.

Комментируя ранее прозвучавшее заявление заместителя министра внутренних дел Великобритании Бена Уоллеса о проверке активов олигархов, в том числе и из России, Титов отметил, что это «очень нехороший сигнал». «Это говорит о том, что уже политическое руководство Англии начинает играть совершенно другую политику, начинает бороться с богатыми людьми, то есть оно будет терять вот этот статус убежища для богатых», — заметил он.

Действия Титова вписываются в курс Кремля на национализацию элит, заявил РБК политконсультант Дмитрий Фетисов. Он считает, что Кремль будет делать всё возможное для возврата российских капиталов домой — с учетом предположения, что в неопубликованной части «кремлевского списка» содержится информация об активах российской элиты за рубежом.

Достаточного ресурса у Титова для помощи бежавшим в Лондон крупным бизнесменам нет, считает политконсультант Антон Орлов. «Но перед выборами ему необходимо поднимать темы, способные зацепить избирателей. Титов не вызывает аллергии на Западе и воспринимается политическими и бизнес-элитами Великобритании как государственный чиновник, с которым можно иметь дело, — рассуждает эксперт. — Он может стать неким каналом коммуникации между двумя странами».

По мнению политолога Аббаса Галлямова, омбудсмен старается показать, что является третьей силой, отдельной и от власти, и от прозападной российской оппозиции. «Главная идея проста: якобы именно Титов сможет нормализовать отношения России и Запада», — считает собеседник РБК. По мнению Галлямова, запрос на «нормализацию» отношений крепнет, поэтому и «миротворцы» могут быть востребованы избирателем, но для достижения нужного эффекта Титову нужно генерировать целый поток подобных новостей.

«Коммерсантъ» раскрывает часть списка Титова. В нем якобы есть имена Георгия Трефилова, Владимира Ашуркова, Анатолия Локтионова, Рамиля Бульганова, Евгения Чичваркина, Алексея Шматко и Ильи Юрова. Источники информагентств подтверждают этот список. The Bell добавляет Максима Валецкого и Романа Зельмана.

Пока, впрочем, никто из участников встречи не подтвердил свое желание вернуться в Россию. В частности, Евгений Чичваркин, которого цитирует «РИА Новости», убежден, что в России будут продолжаться «отъёмы бизнеса, аресты, пытки и посадки»: «Я, как пострадавший, считаю, что это так».

Размышляя над ситуацией с возвращением капитала в Россию, «Московский комсомолец» напоминает, что начавшаяся неделя пройдет в Государственной Думе под знаком амнистии капитала. В ускоренном темпе, буквально за пять рабочих дней депутаты собираются принять законопроект о ней во всех трех чтениях. И в том, что так и будет, нет никаких сомнений: «Единая Россия», имеющая контрольный пакет голосов в парламенте, уже заявила о своей полной поддержке амнистии.

Соответственно, она заработает с 1 марта 2018-го и продлится ровно год. Чем вызвана такая спешка — понятно, отмечает газета. Президентские выборы уже близко, а крупный капитал, как ни крути, важная и влиятельная электоральная группа, к которой и обращена данная инициатива властей.

Вопрос в том, услышит ли призыв большой бизнес. История с «басманным правосудием» залегла глубоко в подкорку российской бизнес-элиты, представители которой, надо полагать, ни секунды не сомневаются в том, что, если государство решит их капиталы отобрать (или, к примеру, обложить каким-то новым налогом), — это будет проделано незамедлительно, и никакой российский суд этому не помешает.