В защиту 2017-го

Дмитрий Дробницкий

«Мне кажется, люди впадают в отчаяние,
когда ждут слишком многого от себя и других»
(реплика из аниме «Монстр за соседней партой»)

По всему миру начали подводить итоги года. Перечислять успехи, промахи, неудачи и свершения — личные, национальные и те, что можно отнести на счет всего человечества.

Для международной политики этот год был сложным (впрочем, какой год в этом плане был простым?), хотя — согласитесь! — невероятно интересным. Но внешнеполитические «гуру», на мой взгляд, слишком часто называют 2017-й годом несбывшихся надежд и неоправданных ожиданий.

Правда, газета The Washington Post в прошедшие выходные опубликовала статью с заголовком: «Для северокорейского лидера Ким Чен Ына 2017 г. был исключительно удачным». Мол, он и сводного брата смог убрать, и ракетно-ядерную программу продвинуть далеко вперед, и оставаться всё время в центре внимания.

Сложно сказать, чего в этой статье больше — злорадства в отношении президента США Дональда Трампа, ядерного алармизма или горькой констатации факта, что мировое сообщество на сегодняшний момент не в состоянии решать сложные международные проблемы. Причем ни в одиночку (Ким Третий не поддался на военный шантаж США), ни все вместе (по КНДР принято уже три «свежих» резолюции Совбеза ООН, а воз и ныне там).

Общее же настроение экспертного сообщества, высказываемое, как правило, безо всяких попыток пошутить, весьма мрачное. Но одновременно какое-то злое и, я бы даже сказал, задорно-агрессивное. Американские либералы и неоконы на полном серьезе говорят о том, что власть в США захватил Владимир Путин, и теперь им предстоит бороться с кремлевским режимом в Вашингтоне. А на наших федеральных каналах всё чаще звучат слова об «империалисте Трампе».

И почти все твердят о новой холодной войне как о свершившемся факте. «Говорящие головы» еще до попадании в прессу информации о продаже США Украине винтовок и (возможной) поставке переносных противотанковых систем «Джэвлин» по обе стороны Атлантики уже уверенно заявляли, что Трамп «только усугубил имеющиеся противоречия» между Россией и Соединенными Штатами.

Так ли всё плохо на самом деле?

Политические противники Трампа в самой Америке утверждают, что именно 45-й президент США мешает Вашингтону «адекватно ответить» на «агрессивные действия Москвы» по всему миру.

На сайте издания «Foreign Affairs» в декабре появилась статья (она выйдет в печатном номере за январь-февраль 2018 г.) за авторством бывшего вице-президента Джо Байдена и его помощника Майкла Карпентера «Как противостоять Кремлю». Если не вспоминать, как позорно в 2016-м старик Джо уступил место кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон, сославшись на возраст и здоровье, то можно было бы подумать, что авторитетный журнал опубликовал внешнеполитическую часть его предвыборной программы на 2020 год.

Байден и Карпентер пишут: «По мере того, как каждый день приходят все новые сообщения о размахе российской кампании дезинформации и о той тактике, которую Москва использовала, чтобы манипулировать общественным мнением и эксплуатировать разногласия внутри американского общества, всё больше ответственности ложится на плечи самих американцев. Мы должны стать информированными и готовыми к борьбе гражданами. Мы обязаны все вместе противостоять иностранному влиянию на наши демократические институты… и не позволять демагогам внутри страны и тиранам за рубежом разделять нас. Путин и его приспешники не понимают, что главная сила американской демократии — в ее гражданской активности. И если президент отказывается действовать, то мы должны сделать это за него».

Формулировки бывшего вице-президента США почти в точности повторяет те, что в 1950-е выходили из-под пера сенатора Джозефа Маккарти и его последователей. Под «гражданской ответственностью» (engaged citizenry) тогда понималась не только и не столько явка на выборы, сколько включение в кампанию доносов на «советских агентов».

А в издании «Politico» появилась довольно объемная аналитическая статья Сьюзан Глэссер (она была шефом бюро газеты «The Washington Post» в Москве в 1999–2004 гг.) под названием «Трамп, Путин и новая холодная война». Автор, констатируя, что «извечный конфликт вернулся», постоянно «путается в показаниях». То российский лидер пытается воссоздать СССР, то он желает видеть Россию великой державой образца XIX века, изображая из себя «аватар Романовых», а то — просто следует своим «националистическим настроениям».

Тем не менее, новая холодная война для нее — это неоспоримый факт. Доказать его нельзя (не получается), значит, надо просто принять на веру. Поверить читателю предлагается и в действенность «старых добрых» рецептов 1980-х.

Глэссер пишет: «Прошло целое поколение со времен конца первой холодной войны. Пора снова пожимать плечами и удивляться тому, что же случилось с границами в Восточной Европе (!), и предоставить русских их судьбе. Интеграция России в Запад была краеугольным камнем американской политики с 1991 года. Она провалилась. И нового плана нет. Вместо этого — конфликт везде и одновременно нигде. Никто даже не может достоверно засвидетельствовать, что мы конфликтуем (!!!)… Мне очень не хочется называть новую конфронтацию старым именем (холодная война. — Д.Д.). Но дело не в названии. Дело в реальности».

По мнению Сьюзан Глэссер, США и НАТО должны вернуться к «проверенной» тактике сдерживания. Теперь уже, разумеется, по новым линиям противостояния. Одна из таких линий, по мнению автора, проходит по территории Украины, в связи с чем «молодой европейской демократии» просто необходимо поставлять новейшие образцы летального вооружения.

И хотя Глэссер оценивает новую Стратегию США в области национальной безопасности как шаг в верном направлении (напомню, Владимир Путин назвал ее агрессивной), ей всё же крайне не нравится, как ведет себя 45-й президент США:

«Война — во всяком случае, война слов — снова началась. Вот только Трамп не воюет. В дни, предшествовавшие обнародованию Стратегии, он говорил с Путиным по телефону аж два раза, причем один раз — для того, чтобы поблагодарить российского президента за публичную похвалу его экономической политике в 2017 году. В речи при оглашении новой Стратегии, произнесенной в митинговом стиле, Трамп ни разу не назвал Россию “стратегическим конкурентом”, хотя помощники президента, по сообщению агентства Bloomberg обещали, что такие слова будут произнесены. Вместо этого он разрекламировал российско-американское сотрудничество, позволившее предотвратить террористическую атаку в Санкт-Петербурге, и отказался упомянуть вмешательство русских в выборы в США. При этом президент заметил, что он по-прежнему надеется на “большое партнерство” с Москвой».

Какой, право-слово, «негодяй» этот Трамп! Помогает русским избежать теракта вместо того, чтобы с ними полноценно воевать!

Впрочем, хозяин Белого Дома подвергается в последние дни резкой критике не только со стороны тех, кто бы хотел видеть на его месте Хиллари Клинтон. В прошедшие выходные активизировались внешнеполитические реалисты, которые с неожиданным рвением принялись ругать администрацию за решение продать летальное оружие Киеву.

В журнале «The National Interest» вышла статья сотрудника Института Катона Теда Галлена Карпентера с говорящим названием «Бензин в огонь: почему продажа вооружений Украине — это очень плохая идея». Автор не только называет решение госдепартамента и Белого Дома «совершенно необязательным антагонистичным ходом», но и настаивает на том, что Запад просто обязан признать за Москвой право считать прилегающие к ее границам территории сферой жизненно-важных национальных интересов России, которая всегда будет болезненно воспринимать проникновение в нее Запада.

Карпентер пишет: «Отрицание реальности не является чем-то уникальным, свойственным только администрации Трампа. Госсекретари Кондолиза Райс и Джон Керри недвусмысленно осуждали концепцию сфер интересов, особенно когда это касалось России. Это крайне близоруко и опасно. Вашингтону следует действовать с куда большей осторожностью вблизи границ других сильных держав. Решение администрации Трампа одобрить продажу оружия Украине сродни заливанию тлеющего огня бензином».

Коллега Теда Дуг Бэндоу написал еще более жесткую статью, в которой не только назвал ответ Москвы на государственный переворот в Киеве «относительно сдержанным», а действия США «провокационными», но и ударил президента в самое больное место: «Насколько я помню, американцам сообщили, что Дональд Трамп выиграл прошлогодние президентские выборы. Но его политика по отношению к России подозрительно напоминает ту, что вела бы его соперница Хиллари Клинтон. Вот вам доказательство: решение вооружить Украину против России в гибридном конфликте на Донбассе. Этот дурацкий ход подстегнет Москву к ответным действиям не только на Украине, но и по всему миру, причем против интересов США».

Бэндоу, несмотря на весь свой реализм, совершенно точно не является преданным фанатом Владимира Путина и относится к возрождающейся мощи России, скорее, как к вызову, нежели как к позитивному фактору. Тем не менее, в своей статье он практически полностью поддержал действия России в Грузии, Крыму и Сирии, а также назвал Украину «наполовину несостоявшимся государством» (semi-failed state). Такую формулировку категорически не приемлют ни в Белом Доме, ни в госдепартаменте.

Одним словом, Трамп оказался под огнем сразу с двух сторон. Похоже, реальная холодная война идет не между Россией и США, а между различными политическими группами в Вашингтоне. И эта война всё время грозит перейти в горячую фазу: то ли спецпрокурор по русскому делу» Роберт Мюллер вот-вот начнет арестовывать людей из администрации Трампа, то ли лоялисты президента придут за самим Мюллером и многими бывшими и действующими руководителями спецслужб.

Было бы неплохо, конечно, иметь дело с полностью контролирующим у себя в стране ситуацию президентом США, всерьез настроенным вести с Россией равноправный диалог… Но если кто-то после турбулентного предвыборного сезона — 2016 рассчитывал на этот вариант, то он оторвался от реальности не меньше, чем те эксперты, что считали президентство Хиллари Клинтон предрешенным или импичмент Трампу неизбежным уже в 2017 году.

Что ж, борьба внутри Соединенных Штатов не утихает и вряд ли скоро закончится. Для самой Америки в ней решается очень многое. Независимо от того, какой из сторон вы симпатизируете и каков будет исход этой борьбы, для России появилось то самое «окно возможностей», о котором заговорили в ноябре 2016-го. А то, что оно раскрылось не так и не там, где нам бы больше всего хотелось, — что ж, такова жизнь.

В небе над Сирией не были введены бесполетные зоны (как обещала Хиллари). ИГИЛ (организация запрещена в РФ. — Ред.) практически полностью разгромлен. Серьезных инцидентов в небе над САР между русскими и американскими боевыми летчиками удалось избежать. Влияние России на Ближнем Востоке велико, как никогда с 1991 года. И геополитические соперники признают наши успехи.

То, какие ожесточенные споры вызвало возможное решение администрации Трампа поставить киевскому режиму противотанковые комплексы «Джэвлин», говорит о том, что на самом деле всё вовсе «не осталось по-прежнему».

Ну, а то, что санкции сохраняются… Что ж, это только подталкивает отечественную элиту сосредоточиться на обустройстве страны и ее успехах в новом мировом соревновании.

Могла ли Россия на целом ряде направлений действовать более решительно? Пожалуй, могла. Могли ли отношения между США и РФ стать лучше? Да, могли. И здесь недоработали обе стороны. Но это не значит, что 2017-й стал годом несбывшихся надежд и был полон лишь разочарований.

Мои ожидания, во всяком случае, сбылись, как минимум, наполовину. Это значит, что я не ожидал ничего сверхъестественного. А еще это значит, что наступающий 2018 год будет не менее интересным и откроет не меньше «окон возможностей», чем год уходящий.

С наступающим!