Участвовать нельзя бойкотировать

Антон Хащенко

Последние новости из Международного олимпийского комитета (от недопуска лидеров российской сборной до объяснения происходящего тем, что для отстранения спортсмена от соревнований совершенно необязательно уличать его в употреблении допинга), во-первых, были вполне прогнозируемыми еще на этапе выбора – ехать ли нашим ребятам в статусе нейтральных участников или бойкотировать эти Игры.

А, во-вторых, разбивают в пух и прах прозвучавший аргумент победивших в тот момент в споре сторонников обязательной поездки о том, что «не важно, в какой форме будет стоять наш спортсмен на пьедестале, не важно, что без гимна, мы всё равно будем знать, что он наш, российский».

Увы, с учетом того, что МОК уже «повышибал» значительную часть сильнейших спортсменов, которые могли бы побороться за медали, особо рассчитывать на то, что мы будем часто подниматься на пьедестал, не стоит.

А вот наши противники в этой войне, заранее просчитавшие все возможные шаги, по итогам Олимпиады в Пхёнчхане смогут запросто транслировать всему миру тезис: «Вот вам и реальная спортивная Россия без допинга — ноль без палочки».

Что теперь с этим всем делать? СМИ пишут, что нас таким образом снова подталкивают к идее бойкота. Но вот какая штука. Бойкотировать может сторона, которая является участником. А мы этим участником не являемся: Олимпийский комитет России дисквалифицирован решением исполкома МОК, а Александр Жуков и вовсе лишен членства в этой организации. Иными словами, нас на этой Олимпиаде, как страны, уже нет. Поэтому и бойкотировать мы ничего не можем.

Кстати, по этой же причине и некорректна в нашем случае «страшилка» о санкциях МОК за возможный бойкот. Во-первых, никаких санкций за то, что мы сделать просто не в состоянии, быть не может.

Во-вторых, если следовать Олимпийской хартии, санкции возможны лишь в случае «отказа от участия в соревнованиях должным образом заявленной делегации, команды или отдельных лиц».

То есть с учетом всех принятых решений относительно нашего Олимпийского комитета и до сих пор не до конца утвержденных списков, по крайней мере на момент определения тактики действий российской сборной в конце года, никакие санкции нам не угрожали. Подозреваю, что и сейчас не грозят.

Что же до возможных частных отказов отдельных спортсменов – это еще поди, докажи, что они связаны с бойкотом национального Олимпийского комитета. Который, напомню, в настоящее время для МОК – де-факто пустое место.

А в остальном сегодня мы находимся в патовой ситуации. Коридор возможности красивого решения самих спортсменов, имевших полное моральное право отказаться от участия в Олимпиаде в Пхенчхане по причине несогласия с несправедливостью в отношении своих коллег и друзей по сборной, был закрыт в момент их публично озвученного желания ехать, несмотря ни на что.

Да, это можно проделать и сейчас, но должного эффекта такой шаг уже не возымеет. Да и кто об этом будет говорить? Виктор Ан, который собирался на ОИ, но теперь никуда не едет?

По сути, нас подталкивают к совсем уж радикальным действиям, типа разрыва отношений с МОК на государственном уровне, с остановкой выплат всех взносов. Но это подталкивание и смущает: с другой стороны шахматной доски сидят вовсе не профаны.

Сейчас нужны яркие, экстраординарные шаги. Но осталось ли для них пространство – большой вопрос.