Ошибка президента, или вашингтонский триллер

Кирилл Бенедиктов

«Последние тексты ФБР – это СЕНСАЦИЯ!» — написал 7 февраля в своем Твиттере Дональд Трамп. И это действительно так. Уже третий день ведущие американские СМИ обсуждают новые рассекреченные сообщения из электронной переписки двух сотрудников ФБР – бывшего главного следователя Бюро по вопросам контрразведки Питера Строка (Peter Strzok) и старшего юрисконсульта Лисы Пейдж (Lisa Page). Особенно один разговор, происходивший между Строком и Пейдж 2 сентября 2016 года, – из которого следует, что тогдашний президент США Барак Обама, возможно, был хорошо осведомлен о наблюдении, которое ФБР вело за Дональдом Трампом и его командой, нарушая закон.

Происходящее в Вашингтоне всё больше напоминает триллер с лихо закрученным сюжетом и сложной многоплановой интригой, в которую вовлечены политики, федеральные агенты, отставные и действующие шпионы, информаторы, нефтяные магнаты, звезды Голливуда, адвокаты и журналисты. И в последние несколько дней эта интрига обострилась до крайности.

POTUS хочет знать всё!

Имена Строка и Пейдж стали регулярно появляться в американских СМИ с последних чисел ноября прошлого года, когда впервые стало известно о том, что двое высокопоставленных сотрудников Бюро, участвовавших в расследовании спецпрокурора Роберта Мюллера, были крайне негативно настроены по отношению к президенту США Дональду Трампу. Поскольку Строк и Пейдж были не просто коллегами, а состояли в любовной связи, то своими мыслями по поводу Трампа они без обиняков обменивались в личных сообщениях. Чаще всего они называли Трампа «идиотом» (иногда с нецензурными эпитетами) или просто «отвратительным человеком».

Позже в СМИ просочилась информация о том, что Строк и Пейдж фактически организовали заговор против Трампа и были активными участниками неформальной группы, которую называли «тайное общество». О скандале, который спровоцировала деятельность этой парочки, уже подробно рассказывал мой коллега Дмитрий Дробницкий в статье «Тайное общество внутри ФБР».

Добавлю лишь одну важную деталь: в статье говорится, что Строк и Пейдж еще в августе были уволены из следственной группы Роберта Мюллера – спецпрокурора по «русскому делу». И это абсолютно верно. Но следует заметить, что из самого ФБР «заговорщиков» никто не увольнял!

Тогда же, летом 2017 г. «ветеран-контрразведчик» Строк был спокойно и без лишнего шума переведен на руководящую должность в подразделение Бюро, занимающееся подбором кадров и работой с персоналом. Лиса Пейдж, насколько известно американским СМИ, по-прежнему занимает должность старшего юрисконсульта ФБР (кстати, в расследовании «русского дела» она участвовала очень недолго и, судя по отрывочным данным, даже не была оформлена в качестве сотрудника группы Мюллера). Тем не менее, факт остается фактом: из ФБР уволился заместитель директора Эндрю Маккейб (упоминался в переписке Строка и Пейдж), уволены два высокопоставленных сотрудника — Джеймс Райбики, старший советник Директора и шеф его аппарата, и Джеймс Бейкер – адвокат, главный юрисконсульт ФБР, доверенное лицо экс-директора Коми.

А главные заговорщики по-прежнему числятся в списках сотрудников ФБР и, очевидно, исправно получают зарплату. Правда, после того, как разразился скандал, Пейдж редко выходит из дома, опасаясь стать добычей журналистов: ведь обнародование ее переписки со Строком сделало явным и их двойной адюльтер (Строк женат, а Пейдж замужем), что не добавило симпатий публики к федералам, но повысило градус интереса акул пера.

Вернемся, однако, на полтора года назад. 2 сентября 2016 г. Строк посылает своей подруге и единомышленнице следующее сообщение: «Проверь, что известно о моей встрече 7 сентября в 9.30». Речь идет о брифинге с директором ФБР Джеймсом Коми, на который приглашен Строк.

Пейдж, обладающая некоей информацией о цели этого брифинга, отвечает: «Я могу сказать тебе, зачем тебе назначили эту встречу. Это не то, что ты думаешь».

Строк спрашивает, используя сокращения: «Темы для разговора для Директора?»

Пейдж отвечает: «Да, т.к. potus (president of United States, президент Обама. — К.Б.) хочет быть в курсе всего, что мы делаем».

Вырисовывается следующая картина: два ненавистника Трампа, возможно, организовавшие «тайное общество» с целью не допустить его прихода к власти, информируют о своих действиях директора ФБР, который, в свою очередь, регулярно докладывает ситуацию президенту США, поскольку тот «хочет знать всё». И ключевым тут является вопрос, над чем именно работали Строк и Пейдж в конце лета – начале осени 2016 г.

Сенат США уже опубликовал заявление, в котором говорится: этот текст «поднимает вопросы» о личной вовлеченности Обамы в расследование пропавших электронных писем Хиллари Клинтон.

Даже в этом случае экс-президент США попадает в неловкое положение, поскольку за несколько месяцев до этого, в апреле 2016 г., он в прямом эфире Fox News заявлял интервьюировавшему его Крису Уоллесу, что никак не вовлечен в текущие расследования ФБР, в том числе и в дело о пропавших письмах Хиллари.

Однако это лишь одно из предположений, и далеко не самое обоснованное. Второе, гораздо более неприятное для Обамы, заключается в том, что он лично держал под контролем (как минимум; как максимум – координировал) деятельность спецслужб, направленную на то, чтобы не допустить Трампа к власти.

Член юридического комитета Палаты представителей Конгресса США республиканец Луи Гоумерт (поддерживал во время президентской кампании 2016 Теда Круза) заявил в эфире Fox News: «Это означает, что президент (Обама. — К.Б.) хочет знать, чтó они (федеральные агенты. — К.Б.) делают, чтобы остановить Трампа».

По мнению конгрессмена, необходимо провести расследование, чтобы установить, что именно знал Обама о действиях ФБР по разработке Трампа и когда именно он это узнал.
«Это экстраординарно, – заявил Гоумерт. – Ясно, что ФБР [и Минюст] страховали Хиллари Клинтон».

Страховали – да, но от чего?

Пропавшие письма Клинтон и «русское досье» Трампа

Расследование по делу пропавших электронных писем Хиллари Клинтон было приостановлено экс-директором ФБР Джеймсом Коми 5 июля 2016 г. В заявлении Коми указывалось, что Клинтон была «крайне небрежной» (extremely careless) в работе с электронной почтой: эта формулировка не предполагала какой-либо юридической ответственности, поэтому директор ФБР рекомендовал не выдвигать против Хиллари никаких обвинений. И действительно, на следующий день, 6 июля, тогдашний генпрокурор США Лоретта Линч объявила, что никаких обвинений Клинтон предъявлено не будет.

Позже стало известно, что в первоначальной редакции меморандума Коми (май 2016) указывалось, что Хиллари допустила «грубую халатность» (grossly negligent) в работе со своей электронной почтой. На первый взгляд, разница в формулировках небольшая, однако с формулировкой «грубая халатность» Клинтон могло быть предъявлено обвинение в ненадлежащем обращении с секретными материалами. Как выяснилось в ходе изучения переписки Строка и Пейдж, человеком, который убедил директора ФБР изменить формулировку, был именно Питер Строк.

Однако 28 октября 2016 г. Коми уведомил Конгресс США о том, что Бюро приступило к изучению вновь открытых писем Хиллари Клинтон, которые могли иметь отношение к расследованию, закрытому в июле. За десять дней до выборов это достаточно рутинное извещение произвело эффект разорвавшейся бомбы, осколки которой серьезно травмировали кандидата в президенты США от Демократической партии. И хотя накануне дня голосования, 6 ноября, Коми заявил, что ФБР не меняет свою точку зрения относительно электронной почты Клинтон («крайняя небрежность»), сторонники Хиллари до сих пор считают, что именно демарш главы Бюро открыл дорогу в Белый дом ее сопернику Дональду Трампу.

Основываясь на этой хронологии событий, защищающие Клинтон (и Обаму) политические комментаторы, такие, как Джад Лигам, шеф-редактор сайта ThinkProgress (информационный проект Центра за американский прогресс, который, в свою очередь, является проектом Джона Подеста, возглавлявшего предвыборную кампанию Хиллари), заявляют, что «сенсация Fox News», связанная с перепиской Строка и Пейдж от 2 сентября – абсолютно дутая. Ведь если расследование по делу о пропавших письмах Хиллари было прекращено в июле и возобновлено только в конце октября, то «темы для разговоров» (Коми с Обамой), по логике защитников Клинтон, не могли относиться к этой стороне деятельности ФБР.

«Так что же интересовало Обаму? Скорее всего, он хотел получить информацию о расследовании контрразведки относительно контактов команды Трампа с Россией: это расследование 2 сентября 2016 г. было в самом разгаре», — пишет обозреватель сайта Vox Алекс Вард.

Понятно, что сочувствующие демократам СМИ (Vox, шеф-редактором которого является бывший колумнист The Washington Post Эзра Кляйн, именно таков) будут стараться всеми силами избавить бывшего президента США от обвинений в нечестности. Однако, во-первых, в сентябре 2016 г. директор ФБР мог докладывать Обаме о некоторых деталях расследования, связанного с секс-скандалом, «героем» которого стал муж подруги и помощницы Хиллари Клинтон Хумы Абедин, бывший сенатор Энтони Винер. Со своего ноутбука Винер рассылал свои интимные фото и вел переписку с несовершеннолетними девочками: именно это и привлекло к нему внимание правоохранителей. Однако в ходе расследования выяснилось, что именно на этом ноутбуке хранилась значительная часть «пропавших» электронных писем Хиллари.

Во-вторых, если защитники Клинтон правы, и Обама действительно «хотел знать всё» об усилиях ФБР по раскрытию сговора между Трампом и его людьми, с одной стороны, и российскими политиками и спецслужбами, с другой, – то для бывшего президента США это даже хуже. Поскольку, как следует из опубликованного на прошлой неделе четырехстраничного меморандума надзорного комитета Палаты представителей Конгресса США («Злоупотребления Актом о негласном наблюдении в целях внешней разведки в Министерстве юстиции и Федеральном бюро расследований», известен также как «меморандум Нуньеса»), оснований для слежки, проводившейся ФБР в отношении кандидата в президенты и его команды, не было. Точнее, они были, но такие, что лучше бы их вообще не существовало. Речь идет о «досье Стила» — бывшего сотрудника британской разведки MI-6, нанятого специально для того, чтобы накопать побольше «убойного компромата» о русских связях Трампа.

Цепочка заказчиков и посредников выглядела так: в апреле 2016 г. адвокат Национального комитета Демократической партии (DNC) Марк Элиас, партнер крупной юридической фирмы Perkins Coie, обратился к компании Fusion GPS, специализирующейся на «политической разведке», с просьбой подготовить массив компромата на Дональда Трампа. Трамп в тот момент хотя еще и не был назван кандидатом от Республиканской партии, но фактически уже выиграл праймериз. Особенно заказчиков из Демпартии интересовали возможные связи Трампа с Кремлем и «необъяснимая симпатия», которую миллиардер-девелопер питал к России и ее лидеру. За услуги компания Perkins Coie выплатила Fusion GPS в общей сложности 1,02 миллиона долларов (гонорар и расходы).

Fusion GPS, возглавляемая бывшим журналистом The Wall Street Journal Гленном Симпсоном, в свою очередь, обратилась к частной британской разведывательной фирме Orbis Business Intelligence. Выбор фирмы был связан с тем, что соучредитель Orbis, Кристофер Стил, экс-сотрудник MI-6, работавший когда-то в посольстве Великобритании в Москве, считался большим специалистом по российским делам. Со Стилом был заключен контракт с июня по ноябрь 2016 г. По условиям контракта, на счета Orbis было переведено 168 тысяч долларов США.

По словам Симпсона и его партнера Питера Фрича, они не сообщили Стилу, кто является основным заказчиком досье и не дали ему никаких специальных указаний, кроме одного основного вопроса: «Почему мистер Трамп неоднократно пытался заключить сделку с пресловутым коррумпированным полицейским государством, чего большинство серьезных инвесторов избегают?»

Стил, в свою очередь, «поднял» свои старые связи в Москве, где у него, как утверждается, была целая сеть «информаторов». Результатом стала серия двух- и трехстраничных записок, которые «потрясли» Симпсона и Фрича (и, очевидно, порадовали их работодателей из Национального демократического комитета). Источники Стила в России (которым, как утверждает глава Fusion GPS, экс-разведчик не заплатил ни цента) «сообщили о широкомасштабных усилиях Кремля по оказанию помощи в избрании президентом мистера Трампа». Кристофер Стил, потрясенный не меньше своих заказчиков, решил, что он, как честный человек, обязан сообщить об этом в ФБР. Он продолжал работать над выявлением «связей между Трампом и российским правительством» даже тогда, когда Трамп уже выиграл выборы и юристы Демпартии перестали оплачивать работу Fusion GPS: теперь Симпсон платил ему из своего кармана.

Так эта история выглядит в пересказе журналистов, сочувствующих демократам и Хиллари Клинтон. Если посмотреть на нее под более скептическим углом зрения, то станет очевидно: никакого «расследования» Стил в Москве не проводил, а его «информаторы» слили ему либо непроверенные слухи, либо найденные на просторах сети «сенсации», вроде оргии с московскими проститутками, которую Трамп якобы устроил в королевском сьюте отеля «Ритц-Карлтон», где раньше останавливался Обама (эта история, как показало независимое расследование конгрессмена Девина Нуньеса, была позаимствована из социальной сети 4Chan).

Таким образом, героическая сага о новом агенте 007, спасающем американскую демократию от марионетки Кремля – Дональда Трампа, – превращается в куда более прозаичную, но и более достоверную историю о распиле приличного (по американским меркам) бюджета.

Второй этап: тучи над Госдепом

Вот на таком основании Минюст США и ФБР обратились в специальный суд FISС, который мог дать разрешение на проведение слежки за людьми из команды Дональда Трампа. В четырехстраничном меморандуме, который – просто в силу небольшого объема – раскрывает далеко не все подробности борьбы Бюро с Трампом, рассказывается о том, как ФБР получило разрешение на слежку за Картером Пейджем – близким соратником Дональда Трампа. Контрразведывательный ордер на основании FISA (Акта о негласном наблюдении в целях внешней разведки) выдается сроком на три месяца (90 дней), после чего продлевается – с предоставлением нового обоснования. В отношении Картера Пейджа ордер продлевался четыре раза. В меморандуме утверждается, что, по крайней мере, в случае с запросом на ордер в отношении Пейджа ФБР, возможно, полагалось на «политически мотивированные или сомнительные источники».

Еще более крупным нарушением закона является то, что ни Минюст, ни ФБР ни разу не уведомили специальный суд FISC о том, что «досье Стила», служившее обоснованием для запроса ордера, было заказано и оплачено Национальным комитетом Демократической партии и штабом Хиллари Клинтон. В ряде случаев Бюро просто вводило суд в заблуждение: например, в обосновании запроса на прослушку Пейджа цитировалась статья журналиста Майкла Изикоффа, опубликованная информационным агентством Yahoo в сентябре 2016 г., и утверждалось, что эта статья подтверждает информацию из досье Стила. На самом деле, Изикофф, как выяснили авторы меморандума, взял информацию для своей статьи у самого Стила, встречавшегося с ним и с представителями других СМИ «по просьбе» заказчиков из Fusion GPS.

Стил, как выяснилось, тоже не был таким бессребреником, каким пытался показать его Симпсон. В статье Дэвида Корна «Бывший шпион снабдил ФБР информацией об операции русских по взращиванию Дональда Трампа», опубликованной за неделю до выборов президента США, содержался недвусмысленный намек на то, что Стил был платным информатором ФБР.

После этой «засветки» ФБР прекратило контакты со Стилом, а независимая экспертиза, проведенная одним из аналитических подразделений Бюро, оценила его досье как «минимально подтвержденное». Тем не менее, Стил и дальше продолжал снабжать своей «бесценной информацией» противников Трампа – теперь уже через заместителя генерального прокурора Лоретты Линч Брюса Ора.

В конце концов, «досье Стила» оказалось в руках уходящего 44-го президента США Барака Обамы. Президент хотел знать всё? Вот и узнал.

Пресс-секретарь Национального комитета Республиканской партии Кейли Макнэни заявила известному консервативному порталу Breitbart News, что информация о желании Обамы знать «всё» об усилиях ненавидевших Трампа заговорщиков из ФБР «чрезвычайно, чрезвычайно тревожна».

«Всё больше людей из эпохи Обамы оказываются связаны с этим, – развила свою мысль Макнэни. – Сегодня мы первый раз столкнулись с тем, что, возможно, сам президент Обама был вовлечен в это. Эти текстовые сообщения (переписка Строка и Пейдж. — К.Б.) настолько тревожны… Давайте вспомним, что тот же самый человек, Питер Строк писал о “плане Б”, страховке на случай победы Трампа, разработанном в офисе “Энди”, предположительно Энди Макейба, бывшего (теперь) заместителя директора ФБР. Итак, проинформировал ли он президента Обаму об этом “плане страховки”? Обама хотел всё знать. Был ли он вовлечен в это? Это глубокие, очень тревожные вопросы, и наряду с такими историями, как ложь о Бенгази и скандал с Налоговым управлением (Служба внутренних доходов, IRS – в 2013 г. стало известно, что она чрезвычайно пристрастно проверяла счета оппозиционных консервативных организаций. — К.Б.), – это может стать еще одним случаем, когда сам президент Обама окажется в неприятной ситуации».

Противники Дональда Трампа были так увлечены «загонной охотой», открытой на него Робертом Мюллером и многочисленными либеральными СМИ, так уверовали в возможность близкого импичмента из-за «русского дела», что упустили момент, когда мишенью стал их кумир, бывший президент США Б. Обама. А ведь четырехстраничный меморандум о злоупотреблении Актом FISA был только началом. Глава комитета по разведке Палаты представителей Конгресса США Девин Нуньес заявил, что расследование, результатом которого стал четырехстраничный меморандум, было только «первой фазой». Комитет по разведке (HPSCI), по его словам, в настоящее время «находится в середине того, что я называю вторым этапом расследования, который включает в себя другие ведомства, особенно Госдепартамент».

На первый взгляд, это звучит несколько абсурдно: непонятно, какую роль может играть Госдеп в слежке за людьми из команды Трампа и в злоупотреблениях FISA, что, собственно, является предметом расследования Нуньеса и его команды. Однако, согласно книге корреспондента британской The Guardian Люка Хардинга «Сговор: тайные встречи, грязные деньги, и как Россия помогла Дональду Трампу выиграть», опубликованной в ноябре 2017 г., автор «русского досье Трампа» Кристофер Стил был тесно связан с Госдепартаментом времен Обамы. В условиях хронической нехватки собственных американских специалистов по России британский экс-шпион считался заслуживающим доверия. В период с 2014 по 2016 гг. Стил написал более 100 отчетов по России и Украине.

Формально они были написаны для частных заказчиков, но, как утверждает Хардинг, широко распространялись в Госдепе США и ложились на стол госсекретаря Джона Керри и спецпредставителя госсекретаря по Украине Виктории Нуланд. Один из бывших высокопоставленных чиновников Госдепа в администрации Обамы вспоминал, что читал десятки отчетов Стила о России, и утверждал, что информированность Стила в отношении российской политики была не хуже, чем у ЦРУ.

Выйдя на след Стила, следователи Конгресса собираются выяснить, собирал ли он информацию о «русских связях» Трампа по заданию Госдепартамента и существовали ли какие-либо контакты между Госдепом и ФБР, а также Минюстом в рамках антитрамповского заговора.

«Интересно будет посмотреть, как Государственный департамент и, в частности, госсекретарь Рекс Тиллерсон отреагируют на этот “второй этап”», — с иронией пишет известный независимый сайт ZeroHedge.

Возможно, глава Госдепа уже реагирует на «второй этап», торопясь «подложить соломку» до того, как возникнет реальная опасность падения. Во всяком случае, его последнее заявление о том, что США «плохо подготовлены» к возможному вмешательству России во внутриамериканские дела в «среднесрочной перспективе», то есть на промежуточных выборах в Конгресс, наводит на мысль именно об этом.

«Не думаю, что могу сказать, что мы лучше подготовлены (к вмешательству), потому что русские всегда адаптируются. Дело в том, что, если у них есть намерение вмешаться, то они найдут пути это сделать», — сказал Тиллерсон в эксклюзивном интервью Fox News в Боготе, Колумбия, и пригрозил России «последствиями», если она «не остановится».

Для такого условно «пророссийского» политика, каким считают Тиллерсона противники Трампа и ястребы в Конгрессе, заявление не совсем обычное. Но, похоже, что антироссийская риторика, прежде всего, имеет целью показать следователям Конгресса, что Госдепартамент занимает «взвешенную» позицию, никоим образом не идет на поводу у Москвы, а, с другой стороны, если и участвовал когда-то в сомнительных делах ФБР и Минюста, то исключительно для того, чтобы поставить заслон на пути «русского вмешательства» в политику США. Что, в свою очередь, говорит о серьезном характере неприятностей, нависших над Госдепартаментом США.

Впрочем, вашингтонский триллер еще далек от завершения, и, как принято в этом жанре, финал его может быть совершенно неожиданным.