Лидеры и «морковки» 2017

Антон Хащенко

Полным ходом идет реализация конкурса «Лидеры России», предполагающего отбор и последующий профессиональный рост его победителей: социальные сети заполнены впечатлениями участников, а СМИ сообщают о десятках тысяч претендентов, прошедших в следующий этап.

С одной стороны, этим проектом организаторы отвечают на существующий в обществе запрос на появление более прозрачных «правил игры» в сфере государственного и муниципального управления (карьерного продвижения). И это очевидный плюс на фоне мифов о приоритете блата и клановости над реальным профессионализмом.

С другой – любой такой проект не должен скатываться к популизму (чудесам феи для Золушки), а стандартизация в отборе не должна приводить к забюрокрачиванию и без того забюрократизированной сферы.

«Лидеры России» — уже не первая попытка формирования кадрового резерва на федеральном уровне. Не считая «президентской тысячи», несколько раз единороссами проводился конкурс «Профессиональная команда страны». Если в первый раз победители определялись, скорее, по формальным критериям (личные и профессиональные достижения, рекомендации ТОПов), то в следующей итерации «Профкоманды» через тестирование и интервьюирование искали людей, отвечающих четырем компетенциям, условно названным КРАЙ (компетентность, развитость, активная жизненная позиция и интеллект).

Сегодняшние «Лидеры» — еще более сложная система отбора кадров с впечатляющими призами для тех, кто пройдет все испытания.

Но если заявленные образовательные гранты (в размере 1 млн. рублей) и наставничество известных руководителей бизнеса и госуправления можно смело отнести к плюсам проекта, то намеки в СМИ на то, что из победителей своих новых сотрудников будут искать Администрация Президента, правительство, крупные госкорпорации и региональные администрации, являются скорее минусом.

Ни один подобный проект не должен становиться альтернативой классическому карьерному росту (условно: когда человек приходит в организацию, доказывает на какой-то позиции, что способен на большее, и уже дальше растет).

Во-первых, потому что это нечестно по отношению к тем, кто достоин повышения, но оно становится невозможным из-за назначения по итогам такого конкурса.

А, во-вторых, ни один тест не даст стопроцентной гарантии, что победитель полностью соответствует формальным и неформальным требованиям к соискателю на ту или иную управленческую позицию.

К слову, даже сама механика отбора не совсем отвечает названию проекта. Управленческие компетенции проверяются уже после тестирования на вербальные и числовые способности и знания, а не наоборот, хотя в названии стоит слово «лидеры» (выбираются лидеры из числа способных и знающих, а не знающие и способные из числа лидеров, что несколько непоследовательно).

Поэтому главными «морковками» для победителей должны являться возможности для саморазвития (гранты, наставничество) и самопрезентации, но никак не назначения на руководящие должности (если круг соискателей искусственно ограничен участниками конкурса).

Тем более что формат удаленного тестирования отнюдь не гарантирует порядочности участвующих: совсем не факт, что все, демонстрирующие высокие показатели на каждом этапе, не прибегали к чьей-либо помощи. Все-таки соблазн показать себя самым крутым любыми способами в этой ситуации достаточно высок.