Китайский синдром

Кирилл Бенедиктов 

Часть первая

В некоторых странах средневековой Европы существовал обычай решать тяжбы, по которым суд затруднялся вынести свой вердикт (например, в силу равных по убедительности аргументов защиты и обвинения), на судебном поединке. Эта практика, особенно распространенная у германцев и славян, предусматривала бой между истцом и ответчиком и помогала установить виновного, которым считался побежденный или убитый в поединке. В тех же случаях, когда один из участников разбирательства не мог сражаться по объективным причинам (был стариком, ребенком или калекой), ему разрешалось выставить вместо себя наемного бойца. Эта уловка средневековой юриспруденции не раз помогала выигрывать безнадежные, казалось бы, иски: всё зависело от мастерства и свирепости того, кто согласился бы выйти на поединок вместо участника тяжбы.

Несколько лет назад миллионы зрителей – фанатов сериала «Игра престолов», затаив дыхание, наблюдали за профессионально поставленным боем двух наемных бойцов, в ходе которого должна была решиться судьба одного из главных героев этой эпической саги, Тириона Ланнистера. А сегодня аналогичный – по сути, а не по форме, конечно – поединок, разворачивающийся в эфире американских новостных каналов и ток-шоу, должен принести победу или американскому президенту Дональду Трампу, или объявившему ему войну разведсообществу США.

Гомер, Строк и другие

«Наемным бойцом» разведсообщества (или, если подходить к этому вопросу шире, «глубинного государства» — DeepState) выступает экс-директор ФБР (с 2001 по 2013 г.) Роберт Мюллер, которого заместитель генпрокурора США Род Розенштайн назначил спецпрокурором для расследования предполагаемого российского вмешательства в выборы 2016 г. Сам Трамп с Мюллером сражаться не может: за неприкосновенностью последнего зорко следит демократическая оппозиция, уже подготовившая план действий на случай отстранения спецпрокурора от расследования «русского дела» (см. статью «Встречный огонь: чем закончится противостояние Трампа и «глубинного государства»). Поэтому его «бойцом» стал конгрессмен от штата Техас Луи Гомер.

Гомер уже не в первый раз вызывает Мюллера на бой: в ноябре 2017 г. он был в числе трех конгрессменов-республиканцев, призывавших к отстранению спецпрокурора от расследования предполагаемого вмешательства России в выборы 2016 г. (двумя другими были Мэтт Гетц от Флориды и Энди Биггс от Аризоны). Среди аргументов, которые приводили трое рассерженных конгрессменов, были профессиональные контакты, которые продолжал поддерживать Мюллер со своим преемником Джеймсом Коми в том числе и в 2016 г., что ставило под сомнение его объективность, а также тот факт, что в период, когда Хиллари Клинтон могла быть замешана в так называемой «урановой сделке» с Росатомом (2013 г.), сам Мюллер был директором ФБР.

Тогда инициатива конгрессменов не нашла поддержки у большинства их коллег, но перчатка была брошена, и Луи Гомер с Робертом Мюллером стали если не заклятыми врагами, то серьезными политическими противниками.

Во время получивших скандальную известность слушаний в Конгрессе 12 июля этого года (когда конгрессмены допрашивали теперь уже бывшего, уволенного 12 августа, высокопоставленного контрразведчика ФБР Питера Строка) Гомер был одним из главных обвинителей последнего. Строка вызывали на слушания в связи с его электронной перепиской со следователем Минюста США Лисой Пейдж, с которой Строк состоял в любовной связи. Эта переписка стала достоянием общественности после публикации доклада генерального инспектора Минюста Майкла Горовица, который проанализировал 40 тысяч электронных писем и СМС любовников, нашел их «тенденциозными» и посчитал, что политическая ангажированность Строка и Пейдж бросает тень на ФБР и подрывает доверие к расследованию Мюллера (на тот момент Строк был включен в группу по расследованию т.н. «русского дела» — «Russian Gate»). Республиканцев, допрашивавших контрразведчика, более всего интересовал e-mail, отправленный им 8 августа 2016 г. в ответ на вопрос его возлюбленной Пейдж. Та писала Строку: «Трамп ведь никогда не станет президентом, верно? Верно?» Строк ответил: «Нет, не станет. Мы остановим Трампа!» («We’llstop Trump!») Часть республиканцев посчитала это доказательством существования заговора «глубинного государства» против Трампа. Строк отбивался, как лев, и уверял конгрессменов, что имел в виду весь американский народ, который поднимется на защиту демократии и проголосует за Хиллари Клинтон, – а никакого заговора против кандидата от республиканцев в природе не существовало.

Слушания, на которых Строк давал показания Конгрессу, продолжались 11 часов. Они проходили в крайне эмоциональном ключе и порою больше напоминали отечественные ток-шоу с участием приглашенных украинских политологов, нежели солидную парламентскую процедуру в столице ведущей демократии мира. Сам виновник торжества категорически отрицал все обвинения в заговоре против Трампа, нагло улыбался в камеру, постоянно оборачивался к своей «группе поддержки» (представителям ФБР и Минюста, сидевшим позади него) и, пошушукавшись с нею, отказывался отвечать на вопросы конгрессменов. Добавим к этому мощную психологическую поддержку, которую оказывали Строку конгрессмены-демократы, которые постоянно перебивали республиканцев, задававших фэбээровцу неудобные вопросы, – и мы поймем, почему Луи Гомер, пытавшийся пробиться сквозь вызывающую самоуверенность Строка, несколько раз во время слушаний терял самообладание, что немедленно было использовано либеральными СМИ против него (например, в передаче комика Сэма Седера «Доклад большинства»).

За всей этой буффонадой, как часто это бывает, осталась незамеченной крайне важная и – как выяснилось недавно, – ключевая деталь. В ходе слушаний Луи Гомер cделал сенсационное заявление: оказывается, в ходе расследования дела о пропавших с сервера экс-госсекретаря США и кандидата в президенты от Демпартии на выборах 2016 г. Хиллари Клинтон электронных письмах, сотрудники офиса Генерального инспектора разведсообщества США (ICIG) обнаружили некую «аномалию». Она заключалась в том, что все электронные письма Хиллари Клинтон – за исключением четырех (!) из 30 тысяч (!!!) посылались, помимо отмеченных адресатов еще и на некий не включенный в список рассылки адрес. Во время самих слушаний Гомер не называл владельца этого адреса, отметив только, что это был некий «иностранный субъект, не связанный с Россией» («It was going to an unauthorizedsource that was a foreign entity unrelated to Russia»).

Зато Гомер назвал имена тех, кто вычислил «аномалию»: прокурор ICIG Джейн Макмиллан и следователь офиса ICIG Фрэнк Ракер. По распоряжению тогдашнего Генерального инспектора Чарльза (Чака) Маккаллоу, они передали информацию о «неавторизованном доступе» к почтовому серверу Хиллари Питеру Строку, курировавшему в ФБР расследование дела о пропавших письмах Клинтон, Дину Чэпеллу, начальнику отдела контрразведки Бюро, и еще двум сотрудникам ФБР, имена которых Гомер назвать не захотел. Однако ни Строк, ни другие фэбээровцы «ничего не сделали» с этими данными.

Вопрос, который конгрессмен задал Строку, был очень прост: может ли тот подтвердить, что сотрудники офиса Генерального инспектора сообщали ему о том, что к письмам Хиллари Клинтон имели доступ иностранцы, которые не были «русскими хакерами».

Строк, в своей обычной манере, начал вилять: мол, он припоминает, что у него был брифинг с Ракером, но о чем шла речь конкретно, – совсем вылетело у него из памяти. Между тем, информация, которую предоставили фэбээровцу сотрудники ICIG, была настолько сенсационной, что «забыть» о ней вряд ли мог кто-то, не страдающий болезнью Альцгеймера.

Повторю: за поднятой либеральными СМИ шумихой заявление Гомера прошло почти незамеченным. Но совсем недавно эта история вновь попала на первые полосы газет в связи с информационной бомбой, взорванной консервативным сайтом The Daily Caller.

Китайский след

«Источники: Китай взломал частный почтовый сервер Клинтон» — так называется статья, опубликованная на этом сайте 27 августа.

Автор статьи, Ричард Поллок, утверждает, что в интервью The Daily Caller два независимых источника подтвердили, что частный почтовый сервер Хиллари Клинтон был взломан китайской компанией, зарегистрированной в Вашингтоне, округ Колумбия. Взлом был частью широкомасштабной «разведывательной операции», в результате которой китайцы получили доступ ко всем письмам Хиллари на протяжении всего ее срока пребывания на посту госсекретаря.

Китайцы, по словам источников The Daily Caller, написали некий «код», который был внедрен в сервер, установленный в подвале ее дома в штате Нью-Йорк. Каким образом это было сделано, источники не уточнили. Код этот отсылал копии сообщений и прикрепленных документов, отправленных Хиллари, на адрес компании в режиме реального времени.

Таким образом, китайцы были в курсе всех намерений госсекретаря на протяжении всего времени, которое Хиллари занимала этот пост. Дополнительную пикантность этой истории придает тот факт, что именно Х. Клинтон была автором идеи «тихоокеанского сдерживания Китая», о которой я писал в статье «Лиса сменяет льва: от Большой Двойки к Большому Нолю». Впрочем, об этом в статье Поллока не говорится.

Зато там уточняется, что следователь ICIG Фрэнк Ракер и прокурор Джанетт Макмиллан, неоднократно встречались с официальными лицами ФБР, чтобы предупредить их о действиях китайских хакеров. Таким образом, информация, которую сообщил на слушаниях в Конгрессе Луи Гомер, не только подтвердилась, но и оказалась даже более сенсационной. Один из источников The Daily Caller, бывший сотрудник разведки, специализировавшийся на проблемах кибербезопасности, сообщил, что офис Генерального инспектора обнаружил эту «аномалию» достаточно давно – еще в 2015 г. и с тех пор много раз пытался заинтересовать ФБР этими данными. Но безуспешно.

При этом сам офис Генерального инспектора, судя по всему, обладал достаточно полной информацией о деятельности китайских хакеров: в результате «очень глубокого погружения» его следователи обнаружили прямые улики взлома сервера и «некоторого уровня фишинга». «Как только они (китайцы. — К.Б.) проникли на сервер, что-то было туда встроено. Китайцы известны тем, что встраивают маленькие сюрпризы, подобные этому», — сообщил бывший разведчик Поллоку.

Следы вели прямиком в «публичную китайскую компанию, которая была вовлечена в процесс сбора разведывательной информации для Китая». Но назвать эту компанию источник The Daily Caller отказался: «Мы знаем, что это за фирма. Но если я назову ее, у меня будет куча неприятностей».

Второй источник The Daily Caller, правительственный чиновник, присутствовавший на брифингах в офисе Генерального инспектора, сообщил, что речь идет не о частной, а о государственной китайской компании, расположенной в северной Вирджинии (пригороде Вашингтона). Чиновник подчеркнул, что он не уполномочен публично обсуждать этот вопрос, но уточнил, что компания, проникшая на сервер Клинтон, «не была технологической фирмой», а служила «передовым отрядом» для китайского правительства.

Воспользовавшись этими крохами информации, журналисты The Daily Caller провели собственное расследование и выяснили, что в этом районе работают 13 государственных китайских компании, при этом три из них не занимались технологиями.

Круг подозреваемых, таким образом, сузился до трех фирм, – и вряд ли стоит сомневаться, что в ближайшее время имя компании, которую по каким-то причинам боятся называть отставные разведчики и действующие правительственные чиновники, станет известно журналистам и будет опубликовано на сайте The Daily Caller. Однако пока этого не произошло, стоит задуматься: почему историю с взломом почтового сервера Хиллари Клинтон китайскими хакерами игнорировали на протяжении столь долгого времени?

Трамп против ФБР

Статья в The Daily Caller появилась 27 августа, а на следующий день президент США Дональд Трамп откликнулся на нее несколькими сообщениями в своем Твиттере.

«Только что сообщили: “Китай хакнул личный Почтовый Сервер Хиллари Клинтон”. А они уверены, что это была не Россия (просто шучу!)?… А ФБР и Минюст в курсе этой ситуации? На самом деле, это очень важная история. Масса секретной информации!» — написал он в шесть часов вечера.

Спустя три часа последовал еще один твит на эту тему: «Электронные письма Хиллари Клинтон, многие из которых содержали секретную информацию, были взломаны Китаем. Неплохо было бы, если бы ФБР и Минюст сделали бы следующий шаг, иначе, после всех их прочих ошибок (Коми, Маккейб, Строк, Пейдж, Ор, FISA, Грязное досье и т.д.) доверие к ним пропадет навсегда!»

ФБР выдержало 16-часовую паузу и ответило категорическим отказом: «ФБР не нашло никаких доказательств того, что серверы (Клинтон. — К.Б.) были под угрозой».

Официальный представитель Бюро сослался на опубликованный в июне отчет генерального инспектора Минюста Майкла Горовица, который осуществлял проверку действий ФБР во время расследования по делу о неправомерном использовании электронной почты Хиллари Клинтон. В докладе Горовица, который он подгадал аккурат к дню рождения Дональда Трампа (14 июня), было отмечено: хотя, по оценкам ФБР, некие враждебные силы (hostile actors), «возможно», получили доступ к личному почтовому серверу Клинтон, Бюро «признало, что расследование ФБР и судебная экспертиза не нашли свидетельств того, что почтовый сервер Клинтон был взломан».

Понятно, что речь идет о ведомственной казуистике: согласно отчету Горовица, агент ФБР, проводивший судебную экспертизу, заявил следователям Минюста: хотя он не считает, что существует стопроцентный способ определить, был ли взломан почтовый сервер Хиллари, «он чувствовал полную уверенность в том, что это не было вторжением». Когда же его спросили, может ли умелый иностранный противник замести следы такого вторжения, фэбээровец ответил: «Они могут. Да. Но что касается меня, я чувствовал что мы координируем нашу работу с правильными отделам в штаб-квартире… для этих конкретных противников… И информация, которая возвращалась ко мне (из штаб-квартиры. — К.Б.), показывала, что признаков угрозы не существует».

Очень сложно перевести этот бюрократический речекряк на понятный язык, но одной из версий может быть такая: кое-кто в штаб-квартире ФБР с самого начала не рассматривал вариант, при котором взлом почтового сервера Хиллари Клинтон осуществили китайцы. Поэтому информация, которую пытались донести до Строка и его коллег люди из офиса Генерального инспектора разведсообщества, не просто никого не интересовала: она была не нужна и даже небезопасна для той картины, которую пытались нарисовать фэбээровцы.

«Эту тему прочесали, как ни одну другую в современной американской политической истории, — заявил The DailyCaller представитель Клинтон Ник Меррилл. – ФБР потратило тысячи часов на расследование, и не обнаружило ни единого свидетельства взлома. Это факт».

Но если «ни единого» свидетельства взлома не было обнаружено, то почему – согласно отчету Горовица – ФБР допускало, что некие «враждебные силы» могли-таки получить доступ к почтовому серверу Клинтон?

Ответ лежит на поверхности: такой допуск был необходим, чтобы обвинить во взломе личной почты Хиллари русских хакеров. Следы которых, согласно общему мнению разведсообщества США, были обнаружены на серверах Национального демократического комитета.

В случае с «mailgate-ом» ФБР отказывалось признать, что существует «стопроцентный способ» определить, было ли осуществлено проникновение на почтовый сервер. Тогда его агенты руководствовались интуицией, которая подсказывала им, что никакого взлома не было. А в случае с серверами Демпартии эта же интуиция подсказала им, что взлом был, – и осуществили его, разумеется, русские хакеры из группировок Cozy Bear и Fancy Bear. Причем, как известно, между фактом обнаружения атаки на сервера Национального комитета Демократической партии США и выводами о виновности русских хакеров (сделанными экспертами из фирмы CrowdStrike) прошло меньше недели. Сравним это с «тысячами часов», которые эксперты из ФБР потратили на выяснение, взламывали ли некие враждебные силы почту Клинтон, или же нет, – и получим более чем очевидную картину.

При расследовании «mailgat’а» ФБР всеми возможными способами пыталось отвести подозрения от Китая, и, более того, стремилось к тому, чтобы «китайский след» вообще не попал в поле зрения конгрессменов и прессы, потому что в противном случае «китайская версия» автоматически стала бы первой, которую пришлось бы отрабатывать при расследовании взлома серверов Демпартии. А там все уже было подготовлено для того, чтобы обвинить российские спецслужбы – причем, по всей видимости, не только для того, чтобы скомпрометировать Трампа в случае его победы на выборах (весной 2016 г., когда разгорелся скандал вокруг Национального демократического комитета, в окружении Хиллари в победу Трампа никто не верил).

Для того, чтобы понять, кому и зачем понадобилось скрывать очевидный китайский след и назначать виновными российские спецслужбы, следует разобраться как в хронологии событий, так и в персонажах этой странной полудетективной саги.

(Продолжение следует)