Их Дом-2 — Россия

Дмитрий Юрьев

Мы пытаемся создать ненастоящее, легковесное человечество, которое уже никогда не будет понимать ни серьёзных вещей, ни юмора и вся жизнь которого, до самой смерти уйдёт на отчаянные поиски fun и секса; это поколение вечных kids. У нас это точно получится, и в новом мире для тебя не останется места.

Мишель Уэльбек

 

Ксения Собчак заявила о своём намерении принять участие в президентских выборах 2018 г. Последовал информационно-эмоциональный взрыв редкой силы: пресс-секретарша Навального сочла выдвижение Собчак «омерзительной историей», сам Навальный назвал бывшую соратницу «карикатурным либеральным кандидатом» с «людоедской риторикой», существо aka «Божена» — вообще «подлой гадиной» и «тварью», и это — «свои» («лучи поддержки» поначалу вообще еле брезжили, но быстро, по мере осознания возможной ликвидности проекта стали ярче)… Что касается «не своих», то там соединились самые разные обвинения (от «работы на Госдеп» до позора и дискредитации власти вообще и выборов, в частности) и два типа эмоциональной реакции — ярость и отвращение.

Но главным в реакции первых дней стала, в основном, зашкаливающая грубость. Унижающие оскорбления, касающиеся внешности, специфики поведения в молодости, фотографий эротического характера. Наезды иногда не по делу, почти всегда вне рамок приличия и никогда — по существу.

Самое интересное, что в ситуации с г-жой Собчак, жертвой всего этого безобразия, прежде всего в голову приходит такое древнее изобретение австралийской части человечества, как бумеранг. А также цитата из великого русского писателя Гоголя: «Я тебя породил…»

В данном контексте прежде всего интересны не вопросы политики, морали, этики, чистоты избирательного процесса или даже социальной справедливости, а вопросы форматирования человеческой повседневности, — потому что в сравнении с ними все вышеперечисленные важнейшие темы оказываются вторичными. Стиль порождает образ, эстетика — этику, формы — содержание. Хотя начало всё равно в содержании: есть ведь какая-то содержательная сущность, по воле которой реальность форматируется пустотой.

Ксения Собчак уже вошла в историю России, и (надеюсь!) вряд ли когда-то она ещё раз достигнет результата, сопоставимого с «Домом-2» по степени влияния на судьбу страны.

Все предыдущие «игры гламура и дискурса» — первые реалити-шоу со сценами секса в непрямом эфире, постановочные нагиевские «Окна» с понарошечными драками и разоблачениями, украшенный огромными сиськами (куда там Навальному!) депутат от ЛДПР, яростный враг путинского режима Владимир Соловьёв, плещущий апельсиновым соком в рожу этого же режима цепному псу Глебу Павловскому, — по своим последствиям с милым мальчиково-девочковым шоу двух Ксюш даже сравнивать нельзя.

Потому что «Дом-2» раскодировал текст Зощенко, магически преобразив его из пародии в бытописание. Он постепенно, исподволь, начиная с молодёжи, двинул в массы представление о приемлемости пошлости, об отсутствии нравственных границ (сначала на уровне быта, речи и помыслов, потом — на уровне мировоззрения).

«Дом-2» стал первой гаечкой с бинтом, заброшенной в темноту неким коллективным Сталкером, и ответ получился неожиданным: оказывается, в Зоне ТАК уже можно.

Синдром морально-психологического иммунодефицита распространился со скоростью чумной эпидемии. Позавчера ТАК можно было в молодёжной тематике. Вчера ТАК вышло на самые прайм-таймовые позиции телеинфотеймента, а лидером рейтингов стала ежедневная программа «Пусть говорят» — программа, легализовавшая бескультурье, безграмотность, истеричность, неуважение к людям и непристойный вуайеризм в качестве общепризнанной нормы массового поведения. Но наступило сегодня. И место теперь уже кажущегося безобидным клоунского «Пусть говорят» в инфотейменте заняла буквальная, без преувеличений, кромешная пропаганда бесовщины «На самом деле».

Но это только часть «самого дела». Потому что — после того, как страну насквозь продуло целительным ветром Русской Весны 2014 г. и как будто в ответ на это, — ТАК стало не то, чтобы можно, но обязательно (а по-другому — запрещено) в публичной политике.

Мурзилочные гоп-стоп-политшоу с хорошо оплаченными чучелами врагов вроде Ковтуна и Бома (в то время, когда мощнейшая машина враждебной пропаганды, использующая ресурсы половины мира, ведёт против страны полномасштабную Третью мировую войну, информационную только — пока — по форме), с истерическими взвизгами не по существу и молчанием по вопросам жизни и смерти живых людей… Муляжи политической системы, которая в режиме самообслуживания работает по площадям (КПРФ добивает репутацию «левых», ЛДПР опустошает популизм и т.д.)… И, конечно, всеобщее сердечное согласие в отношении главного врага всего хорошего, доброго и блокчейного — так называемых «скреп» и чего-то там требующих «неоконсервативных православных черносотенцев», с которыми, конечно, ни биткойна не смайнишь, ни Зарядья не зарядишь, ни гендерного мультиразнообразия не присовокупишь…

ЧТО могло бы самозародиться в таком грязном белье, кроме «президентской кампании Ксении Собчак» и политгешефтмахеров, обосновывающих проект «Собчак» с точки зрения технологической целесообразности? А главное — кроме всеобщей экзистенциальной тошноты как единственной нормальной реакции социально ответственных граждан своей страны?

…И всё-таки — как бы ни пугали и ни раздражали эти грозные признаки всё более фатальной эпидемии гражданского иммунодефицита в России, — не будем позволять себе втягиваться в гибельную стилистику воинствующей пустоты. Не будем и обзывать нашу «героиню» обидными словами из сферы сравнительной зоологии. Ну, разве что для сравнения размеров — при обсуждении «нулевых перспектив» договорняка с электорально ничтожной Ксенией Собчак. Да, конечно, мышь медведя не заборет. Но вот с микробом-то что? Потому как чумы — если её вовремя не диагностировать и не вылечить, — хватит на оба дома. И на Дом-2. И на наш огромный общий дом — Россию. От фундамента до самой крыши.