Гидра внешнеполитического истеблишмента

Дмитрий Дробницкий

«Холодная война продолжалась так долго, что
вскормила своего рода всемирный милитаристский истеблишмент»
Роберт Каплан

Выглядит это, как трюк гипнотизера. Вот на сцене самые разные люди — мужчины, женщины, вчерашние дети и убеленные сединой благообразные пенсионеры, хиппи и солидные джентльмены в дорогих костюмах… Но гипнотизер щелкает пальцами, и все вдруг начинают петь «Интернационал» или песню из репертуара Сергея Шнурова. Все, как один.

Примерно так же отреагировали на провокацию в сирийском городе Дума американские политики, эксперты и журналисты — на всех телеканалах, во всех газетах. «Надо бомбить». Они еще вчера друг с другом спорили по каждому вопросу, а сегодня как будто стали жертвой массового гипноза.

Впрочем, это не совсем справедливо по отношению к американскому медийно-экспертному сообществу. В нем нашлись те, что попытались воззвать к разуму своих коллег и объяснить согражданам, что происходит нечто нелогичное и даже безумное.

В прямом эфире Fox News ведущий Таккер Карлсон начал свою передачу с таких слов: «Лидеры, представляющие оба политических фланга — в Конгрессе, в медиа, в разведсообществе, практически в каждом серьезно финансируемом мозговом центре в Вашингтоне, — вдруг пришли к согласию по одному-единственному пункту повестки: Америка должна начать войну в Сирии немедленно… Линдси Грэм и Говард Дин обычно ни в чем не соглашаются. Но теперь они оба призывают к войне в Сирии. Грэм требует массированных ударов по военным объектам. Дин идет еще дальше… Быть может, вы помните, он однажды участвовал в президентской гонке как кандидат мира. Теперь он требует тотальной войны в Сирии».

Затем Карлсон произнес фразу, за которую он, на мой взгляд, заслуживает премию «Эмми»: «Это должно заставить вас нервничать. Всеобщее двухпартийное согласие по любому вопросу обычно является признаком того, что вот-вот будет принято очень неумное решение».

Ведущий усомнился в самом поводе для военных действий. Никто не знает, была ли осуществлена химическая атака, а если была, то кем. До сих пор нет никаких доказательств того, что Асад применил химическое оружие в 2013-м и в 2017-м. Теперь и вовсе всё выглядит как очевидный фейк. Какой смысл было применять отравляющий газ в ситуации, когда Трамп объявил о скором уходе из Сирии? Чтобы задержать там американские войска? Даже если предположить, что химатака имела место, что дальше? Начинать войну с непредсказуемыми последствиями? Разрушить режим, который защищает последние христианские общины на Ближнем Востоке? Расплатиться за это многими жизнями и многими миллиардами долларов?

Но так называемые «моральные лидеры» говорят, что им всё равно. Мол, «такое зверство» терпеть нельзя! Таккер Карлсон возражает: «Вообще-то, мы и не такие зверства терпим. Массовое убийство происходит прямо сейчас в Йемене. И что, мы теперь должны ударить по Эр-Рияду “Томагавками”? Или удара не будет без соответствующего видео на YouTube? И правда, кто же начинает войну без вирусного ролика!»

Подобное мы часто слышали от российских «говорящих голов», а тут — популярный американский ведущий. Возможно, его скоро объявят «агентом Путина». Прецеденты были. Сенатора-пацифиста Рэнда Пола за скепсис в отношении дальнейших военных действий на Ближнем Востоке его коллега Джон Маккейн заподозрил в том, что тот работает на Кремль.

Таккер Карлсон прав. Каждый раз, когда появляется политик, который пытается поставить под сомнение разумность запуска очередных «Томагавков», а то и полномасштабной войны (которая в данном случае, к тому же, грозит перерасти в Третью Мировую), его начинают гневно обличать как аморального циника. США просто обязаны вмешиваться во внутренние дела других стран, в чужие гражданские войны и конфликты «на стороне добра». Не важно, что делают «добрые парни». Они могут быть кем угодно, хоть шейхами, хоть радикальными исламистами: важно обозначить «плохих парней», чтобы разбомбить их или отстранить от власти. Результаты? Да плевать на результаты! Show must go on!

Что это, всеобщее помешательство или массовый гипноз (которому не поддаются лишь единицы)? Полная деградация экспертизы и медиа? Но такая деградация должна была негативно сказаться на всех аспектах работы мозговых центров, телеканалов и новостных агентств, а этого не происходит. Крайняя степень политизации? Но «гипноз» охватил обе партии, оба идеологических полюса. Да и резистентность к массовому внушению также проявляется как у правых, так и у левых.

Совсем в другом СМИ, в газете The New York Times, социолог и политический аналитик Макс Фишер опубликовал колонку под заголовком «Три плохих варианта действий Америки в Сирии».

Автор также не готов верить на слово тем, кто говорит об «одной и полностью доказанной» версии произошедшего в Сирии. Он пишет, что существуют лишь косвенные доказательства как самого применения химического оружия, так и вины Дамаска. Но его интересует не то, что произошло, а то, как США будут реагировать на произошедшее и почему от Белого Дома все требуют непременно «сделать что-то».

Фишер говорит о трех вариантах «решительного ответа Асаду». Вариант № 1 — ограниченный удар, который не нанесет сирийской армии существенного ущерба. Так уже было в прошлом году. И в 2013-м Барак Обама собирался сделать то же самое. Джо Байден и Джон Керри тогда говорили, что удары будут «подобны булавочным уколам». Но какой тогда смысл в таком ответе?

Вариант № 2 — продолжение той же тактики, которой придерживалась прежняя администрация. Вооружать противников Асада, снабжать их деньгами и поощрять к решительным действиям. Возможно, поддерживать их с воздуха. Эта тактика в прошлом имела слишком много минусов. Оружие утекало террористам, различные группировки сражались между собой за контроль над территорией, нефтью и населением, облагаемым податями. Когда стало понятно, что никаких «умеренных повстанцев» на сирийской земле нет (а если и есть, то погоду они не делают), Обаму стали критиковать за то, что он хотел превратить армию США в «ВВС Аль-Каиды».

Некоторые аналитики утверждали, что именно следование второму варианту привело к тому, что Иран усилил свое присутствие в Сирии и Ираке, а затем в 2015 году на помощь Дамаску пришли российские ВКС. Если это так, то, по мнению Фишера, это не просто провальная, а опасная стратегия, поскольку приводит к обратному результату.

Наконец, вариант № 3 — это такой военный ответ, с которым не смогут справиться ни иранцы, ни русские. Сирийская государственность будет разрушена — с образованием обширной территории хаоса по ливийско-иракскому образцу. Но это не самое страшное. Хуже всего — риск полномасштабного военного конфликта с Россией, который территорией Сирии может и не ограничиться. Любопытно, что Макс Фишер не пишет о тотальном ядерном конфликте — видимо, опасается накликать беду…

То есть хороших вариантов «наказания Асада» нет. Но почему-то непременно надо «что-то сделать». И скорее всего, как пишет Фишер, это будет ограниченный удар. Просто чтобы успокоить американцев.

Как показали исследования ученых Корнельского и Пенсильванского университетов, большинство граждан США чувствуют себя морально обязанными помогать жертвам гуманитарных катастроф. Нет, не продуктами питания, не созданием для них безопасных убежищ и не путем долгих дипломатических усилий, а именно военным путем. Поэтому американцы часто положительно отзываются на очевидно бессмысленные политические призывы — например, «спасти» беженцев из зоны конфликта, сбрасывая в эту зону бомбы.

Я понимаю, что результаты этого исследования многими будут истолкованы как очередное доказательство зловредной натуры (ну, или глупости) англо-саксов. Но это слишком примитивное объяснение. Не стоит забывать, что так их настраивают СМИ. А те, в свою очередь, черпают «мудрость» у наиболее активных и щедро спонсируемых «исследователей».

Вот что пишет Макс Фишер: «Тут-то и проявляется нечто важное, но касается это не сирийской войны, а Соединенных Штатов и вашингтонского внешнеполитического сообщества. Культ “ограниченных ударов” настолько силен в Вашингтоне, что, даже когда они осуществляются, их неудачи списывают на то, что политикам не удалось в достаточной степени капитализировать демонстрацию силы. Всё время брезжит надежда, что еще один раз, еще одна разбомбленная тропа, и все мечты Вашингтона исполнятся».

Мне кажется, Фишер — неисправимый оптимист. Он прав в том, что внешнеполитический истеблишмент США находится во власти культов, один из которых — применение силы для достижения дипломатических и геополитических целей. Этот культ родился не сразу. К его созданию приложили руки многие мыслители — от Джеймса Бёрнса и Дина Ачесона (позже «перековавшегося» в реалиста) до Уильяма Бакли и Пола Вулфовица. Так учат кадровых экспертов по международным отношениям в университетах. А те транслируют «каноническое учение» в массы и советуют президентам.

Вот только «булавочными уколами» дело не ограничивается. Часто применение силы осуществляется полномасштабно — в Югославии, Ираке, Ливии… В результате всё стало только хуже? Что ж, это потому, что не удалось «капитализировать» военный успех. В следующий раз обязательно всё будет в ажуре.

Нельзя сказать, что апологетам применения силы в США не возражают. Еще как возражают! И не только журналисты и «говорящие головы». Школу внешнеполитического реализма либеральные интервенционисты и неоконсерваторы до конца не уничтожили. Звучат призывы к сдержанности и даже изоляционизму. Но каждый раз «адепты культа» оказываются сильнее и убедительнее. Их клан захватил внешнеполитический истеблишмент и оставлять свои аппаратные позиции не собирается.

Буш-младший начинал с идеи отказа от смены режимов за рубежом? Вот «доказательства» злонамеренности Ирака. Барак Обама решил вообще прекратить все войны? А вот «арабская весна» и ее «кровавый душитель» Каддафи. Дональд Трамп не хочет, чтобы США были мировым полицейским? Что ж, вот «прекрасные дети», отравленные «животным» Асадом.

Вряд ли Трамп всерьез верит представленным ему «доказательствам» химатаки в Думе. Его просто связали по рукам и ногам. Не случайно ведь в то же время, когда якобы был выпущен отравляющий газ в Сирии, в офисах и доме личного адвоката президента Майкла Коэна были произведены обыски.

Упомянутый мной в начале статьи ведущий Fox News Таккер Карлсон процитировал в эфире несколько твитов Дональда Трампа, написанных им в 2013–2016 гг. В них тогда еще бизнесмен, а затем кандидат в президенты в пух и прах разносил внешнеполитический истеблишмент США и обещал его уничтожить. Как верно подметил Карлсон, «за это его и избрали».

Внешнеполитический истеблишмент Соединенных Штатов — живучая гидра. Чтобы справиться с ней, нужно нечто большее, чем короткий сон, твиттер с десятками миллионов подписчиков, успехи в экономике и стремительность кадровых решений. Тут требуются союзники в долгой аппаратной игре на истощение. А таковых у Дональда почти не осталось: «скамейка запасных» его администрации оказалась слишком короткой, а в Конгрессе — не так много друзей.

Но эдак каждого президента США, отдавшего приказ о бомбардировках в далекой стране, можно «пожалеть». У всех были свои причины. Ну, а с Трампа — особый спрос. Он не просто обещал всё изменить, он шел убивать гидру. И ведь не пал смертью храбрых в борьбе с ней. Просто сдался. Без пяти минут. Если первый ракетный удар по Сирии был в немалой степени имитационным, то второй может повлечь за собой очень тяжелые последствия. Одно намерение его нанести придвинуло мир к роковой черте.

И какая горькая ирония! Тереза Мэй, устроившая на весь мир спектакль с «химической атакой» в Солсбери, теперь отказывается действовать вместе с Трампом, требуя… больше доказательств применения отравляющих веществ в Думе.

В отличие от ситуации 2013 года, когда британский премьер Дэвид Кэмерон всеми силами старался склонить Палату Общин в пользу «выполнения союзнического долга», теперь отказ последовал сразу. И выглядит это как откровенная подстава.

Впрочем, 45-му президенту США некого винить в том, что он попал в такую глупую и опасную ситуацию, кроме самого себя.