Безликая дружина и глобальное начальство

Дмитрий Дробницкий

 

Все, чем может помочь один человек другому — это раскрыть
перед ним правдиво и с любовью, но без сантиментов
и иллюзий, существование альтернативы.
Эрих Фромм

Каждый день новостные агентства приносят нам всё новые известия о притеснении российских спортсменов, которые решили поехать на зимнюю Олимпиаду в южнокорейский Пхёнчхан без флага, гимна и формы.

Абсолютно «чистых» спортсменов, ни разу не уличенных в применении допинга, лишают права участвовать в Играх. Отказывают в участии даже бывшим юниорам. Убирают часть хоккейной дружины. Разбивают пары фигуристов. Тренировку женской сборной по хоккею, уже находящейся в Южной Корее, в прошедшие выходные сорвали офицеры ВАДА. Точно так же — а может быть, и хуже — будут поступать и по отношению к другим спортсменам.

Краткий миг ликования, связанный с решением международного спортивного арбитража (CAS), восстановившего в правах несколько наших атлетов, сменился новым разочарованием: плевать хотел исполком МОК на судебное решение. Олимпийские чиновники даже заявили, что разочарованы решением CAS, и высказались в пользу скорейшей реформы арбитража.

Поразительно в этой ситуации не то, что МОК поступил столь бессовестно и по-хамски, а то, что кто-то этому удивился. Неделями в газетах и на телевизионных ток-шоу действия глобального олимпийского начальства называли атакой на Россию. Коли так, то попросту наивно было предполагать, что некое судебное решение остановит эту атаку. Еще наивнее было надеяться на адекватное отношение к тем спортсменам, кто был допущен к участию в Играх в серой форме под нейтральным флагом. Как бы не так! Унижения будут продолжаться.

Возможно, со временем, когда сформируется большая интернациональная команда (а быть может, и несколько) без национальной принадлежности, которая будет выступать на спортивных аренах под белым олимпийским флагом, к ней начнут относиться иначе — как к прогрессивной форме участия в глобальных спортивных мероприятиях. Но не сейчас. Сейчас их жестко принуждают смириться со своим положением, тем более, что попали они в него по своему собственному выбору.

И вот еще один парадокс. С одной стороны, большинство «говорящих голов» убеждали нас (и почти все спортсмены им охотно поддакивали), что другой альтернативы нет. Мол, надо ехать под нейтральным флагом, надо сражаться, надо по возможности побеждать. Но те же ораторы с пеной у рта доказывали, что во всей южнокорейской истории больше политики, чем спорта. Что имеет место политическое давление на Россию… которому нельзя поддаваться.

На вопрос, чью же политическую линию проводит МОК, ответы были самые разные, но больше всего обвиняли Соединенные Штаты. Мол, это под их дудку пляшет и главный олимпийский начальник Томас Бах, и ВАДА, и вообще все-все-все. Иногда формулировки были более обтекаемыми: «Запад» или «евроатлантическая элита». Но неизменно — «под руководством США».

В этих предположениях нет никакого смысла. Запад сейчас переживает самый серьезный раскол со времени американского вторжения в Ирак в 2003 году. И в расколе этом европейские лидеры винят прежде всего нынешнюю администрацию Белого Дома. А президент США, в свою очередь, не испытывает никакого уважения к наднациональным организациям, многосторонним международным соглашениям и глобализации как таковой.

Как я уже писал на страницах «Политаналитики», вполне можно себе представить, что в 2020-м году в разгар новой президентской гонки в среде американских атлетов могут начать активно пиарить идею удаления с формы национальной символики США, — ибо стыдно быть американцем в эпоху Трампа. Можно представить, и как отреагирует на такое решение 45-й президент США, который уже имеет опыт медийной войны со спортивными организациями, в частности с Национальной футбольной лигой, не проявившей должного уважения к национальному гимну — в знак протеста, разумеется. Дело закончилось падением рейтинга NFL и почти полным забвением протестовавших.

Но это не значит, что через большой спорт не будет вестись борьба с «проявлениями национализма» и прочими «деструктивными явлениями», ставящими под угрозу глобальный либеральный порядок. Тем более, что идея безликой олимпийской дружины не нова. В 2016 году перед Играми в Рио активно обсуждалось создание сборной беженцев под флагом МОК. Отказались от задумки только по соображениям безопасности: все-таки среди атлетов, покинувших горячие точки, могли оказаться террористы. Никто также не мог дать гарантию, что команда «изгнанных, но гордых граждан мира» не передерется в первый же день соревнований.

«Сыграй» эта идея тогда, вполне возможно, свои олимпийские сборные стали бы создавать транснациональные корпорации. В первую голову — IT-гиганты вроде Google и Facebook. Менеджмент этих компаний не устает повторять, что их сотрудники — «граждане мира». Я уверен, что олимпийская хартия была бы незамедлительно подстроена под новую «прогрессивную тенденцию».

Не надо искать в лишении нашей сборной флага и гимна происков США, НАТО, Евросоюза и т.д. Зачем, когда есть МОК?

Это ведь не объединение национальных олимпийских комитетов. Это частная лавочка, имеющая статус иностранной НКО в Швейцарии. Но именно она определяет «дух олимпийского движения». По состоянию на 2018 год самым престижным предприятием бизнеса под названием «спорт высоких достижений» управляют 99 человек. Необходимый антураж им помогают поддерживать 43 почетных члена МОК, включая отставных политиков, европейских монархов, одного египетского генерала и даже принца из дома Аль-Саудов. Является почетным членом олимпийского совета директоров и Генри Киссинджер.

МОК управляет спортивным бизнесом на основе признания его странами-участницами олимпийского движения, которых для причисления к разряду олимпийских должен со своей стороны признать и МОК. Иными словами, группу самоназначенных вненациональных бюрократов признали национальные государства, которые при этом никакого права голоса в вопросах развития олимпийского движения не имеют.

Международный олимпийский комитет ведет весьма доходный бизнес. Реализация прав на трансляцию, лицензионной деятельности и так называемого спонсорского партнерства приносит организации только по официальным сведениям, приведенным на ее сайте, около 1.3 млрд. долларов в год. По этим же официальным данным, 10% этой выручки идет на оплату бюрократии МОК.

Комитет не скрывает и своих политических амбиций. На главной странице его интернет-сайта мы читаем: «МОК привержен построению лучшего мира через спорт. Наша глобальная деятельность распространяется далеко за пределы проведения Игр». В 2009 году Генассамблея ООН присвоила МОК статус наблюдателя при Объединенных Нациях.

Любопытно, что международный спортивный арбитраж в Лозанне, который оправдал несколько наших атлетов, был создан как дочерняя структура МОК. Строго говоря, это вообще не арбитраж в привычном понимании. Дела в нем могут рассматриваться только в том случае, если обе стороны с этим согласны. Однако статья 61 олимпийской хартии устанавливает, что все споры, касающиеся Игр, могут заслушиваться только в CAS. Рассмотрение нескольких апелляций на решения лозаннского арбитража в судах Германии и Швейцарии привело к частичному признанию юрисдикции CAS. То есть и эта корпоративная структура получила международный статус. Однако судьи указали на то обстоятельство, что арбитраж, являющийся аффилированной структурой МОК, не вполне удовлетворяет требованиям непредвзятости. Тогда CAS предпринял целый ряд реформ, чтобы обеспечить свою независимость (в том числе финансовую) и прозрачность принимаемых им решений. Что ж, теперь, по всей видимости, после «неправильного» решения по российским атлетам предстоят обратные реформы.

Короче говоря, группа частных лиц монополизировала олимпийский спорт, а также всё, что с ним связано. Как заниматься спортом высоких достижений, закалять олимпийский дух и «делать мир лучше», решает эта группа. И все почему-то ей подчинились. Более того, за ней последнее слово. И никакой альтернативы МОК в его нынешнем виде нет.

Почему? Кто вообще сказал, что спорт высоких достижений заслуживает того внимания и ресурсов, которые на него тратятся? Не переоценена ли роль атлетов и всей той инфраструктуры, которая их обслуживает, а заодно приносит им профессиональные заболевания? Допинг-скандалы ведь разгораются с завидной регулярностью не просто так. Всё для победы, не так ли? Для победы, но не для здоровой жизни.

Но если уж народу нужны спортивные зрелища, причем международные и их не могут удовлетворить существующие чемпионаты и кубки мира, то почему страны не создадут международную ассоциацию на основе прозрачных правил? Почему нужно обязательно следовать в русле решений глобальных околоспортивных самозванцев, которые вечно норовят обезличить национальные государства?

Что ж, так устроена глобализация. Нет в ней никакой прозрачности, свободы и равных возможностей для всех. Она принципиально построена на монополизме и «отсутствии альтернатив».

Взять хотя бы Всемирный экономический форум в Давосе (ВЭФ). Это такой же МОК, только в области экономической науки. Даже главы крупнейших государств мира прибывают туда в качестве гостей. А хозяева — группа частных лиц. И тоже швейцарская контора со статусом иностранного НКО. И лозунг звучит похоже: «Делать мир лучше».

Никто их не выбирал, никому они не подотчетны. Но весь мир признал этот форум как средоточие мировой финансово-экономической мысли. И все стремятся поехать в Давос, как спортсмены стремятся поучаствовать в Олимпиаде. Вроде как и жизнь прошла зря у политика или главы крупной корпорации, если он не потолкался в кулуарах ВЭФ, не посидел на пленарном заседании и не послушал мудрых речей о безальтернативности глобальной модели экономики, мира без границ, без национальных государств, без флагов и гимнов…

Долгие годы рекомендации форума считались непререкаемыми. Если сказано, что мир будет таким — значит, он будет таким и никаким другим. Необходимо следовать в фарватере тех решений, что приняли экономические «гуру» в швейцарских Альпах. Всё остальное — ошибки, сход со «столбовой дороги истории», вопиющая некомпетентность и тлен изоляционизма.

В этом месте можно было бы порассуждать о мастерстве пиара и других технологиях манипуляции массовым сознанием. Иначе сложно объяснить, почему прошло так много времени, прежде чем избиратель — причем не какой-нибудь, а западный — запротестовал и стал голосовать против лидеров, которые признают безальтернативность давосского мышления, воспротивившись навязываемой ему новой транснациональной идентичности.

Все глобальные институты — на поверку сплошь МОКи и Давосы. Самозванство, шулерство, пыль в глаза, «честный отъем денег» и постоянные требования построиться в серые колонны граждан мира.

Не трагедия, если в эти колонны почти без колебаний встали наши спортсмены. Гораздо хуже, если в них продолжат маршировать наши крупные компании и экономические министры.

Международному олимпийскому комитету еще спасибо надо сказать за его беспардонность. Она, надеюсь, заставит нас окончательно проснуться.