Ангела Меркель – туманное будущее Германии и Европейского Союза

Алексей Мартынов

В ближайшее воскресенье состоятся парламентские выборы в Германии. По предварительным оценкам немецких социологов, в Бундестаг проходят шесть партий. Правящая ХДС/ХСС снова претендует на большинство, декоративную коалицию и назначение уже четвертый раз подряд своего председателя Ангелы Меркель канцлером ФРГ.

По сравнению с прошлыми выборами Христианские демократы значительно теряют в электоральной поддержке немцев, однако они всё равно недосягаемы для конкурентов и остаются фаворитами предвыборной гонки. Именно поэтому Ангела Меркель ведет спокойную бесконфликтную кампанию, всеми способами стараясь избегать любых острых тем. Только позитив (типа обещаний повысить пенсии и пособия) общих тем и вопросов на встречах с топ-блогерами и во время проведения пресс-конференций с детской аудиторией школьников. Здесь же ностальгическая любовь канцлера к России и русскому языку — русским немцам, а также декларативные мечты о путешествии по Транссибу и прочее.

Конечно, фрау Меркель (или, как ее называют в Германии, «тефлоновая канцлерин»), безусловно, переизберется. И уже через четыре года побьет европейский рекорд бессменного нахождения у власти. Для Европы 16 лет — это много. Кстати, никто и возмущаться не станет. Это вам не третий президентский срок в России (помните острую дискуссию в европейских медиа в конце 2007 года?)

Другое дело, а что после? Безусловно, внутреннее давление на правящую коалицию и на канцлера лично будет только возрастать. Немецкий бизнес не понимает, почему он должен терять прибыль и сокращать рабочие места, уходя с российского рынка. Ради чего такие жертвы? Ради милости «богов» за океаном? Но всем прекрасно понятна мотивация нынешней администрации американского президента Трампа. Протекционизм для американских компаний по всему миру — чуть ли не главный тезис его программы.
Кстати сказать, немецкий бизнес терпит давление со стороны США и на традиционном европейском рынке, и на рынках некогда общих. Так вот, если раньше удавалось компенсировать издержки конкурентных войн за счет именно российского рынка, где немецкие компании имели привилегированное положение еще с середины 90-х годов, то теперь такой возможности нет.

Главная задача фрау Меркель сегодня не столько в том, чтобы выиграть эти очередные, четвертые подряд выборы для своей партии и сохранить за собой кресло канцлера. И даже не столько в том, чтобы удержать власть в течение следующих четырех лет, не допустив серьезного внутриполитического кризиса и досрочных выборов. Сегодня главная цель канцлера Меркель — сохранить за собой и за Германией неформальное лидерство в Европейском Союзе.

На европейской арене Меркель в затылок дышит молодой амбициозный президент Франции Эммануэль Макрон. Как известно, ставленник старой европейской финансовой элиты, которая не без оснований видит шанс в сегодняшней ситуации вернуть Европу на путь истинной экономической интеграции, избавиться от американского диктата в европейской экономике, наконец, разрушить политический европейский союз, сохранив только экономически целесообразные компоненты.

Конечно, на фоне стремительно теряющей первые позиции под давлением из-за океана немецкой экономики и перманентного миграционного кризиса и разбалансированной (без конца сбоящей терактами) европейской системы безопасности сценарий вполне возможен. Но для успеха в деле «могильщика ЕС» Макрону сперва придется разобраться со своей собственной элитой. Буржуазная элита Пятой республики, сформированная во второй половине 40-х годов прошлого века, безусловно, сама не уйдет. Наблюдатели отмечают, что Макрон, будучи выходцем из низшего сословия, прочно не связан с нынешней французской буржуазией. А учреждение Шестой республики потребует новой элиты и, значит, сил и времени.

На кого станет опираться Эммануэль Макрон в этой работе по строительству новой республики: на старую и незаслуженно задвинутую «под лавку» французскую аристократию или на «просвещенный класс», — не так уж и важно. Главное, что краеугольным камнем и условием успеха этого проекта станет прочный и глубокий вектор российско-французских отношений.

Любопытно, что для сохранения неформального европейского лидерства Германии также нужно реставрировать приоритетно-глубокое и всестороннее взаимодействие с Россией.