Американская проблема 2020

Дмитрий Дробницкий

Медийные страсти вокруг 45-го президента США продолжают бушевать. Мейнстримные СМИ усердно делают вид, что самоназванное «Сопротивление» продолжает успешный штурм позиций «популистов», и вот-вот «прогрессивные силы» Америки отправят в позорную отставку Дональда Трампа.

Президент, напротив, много говорит об успехах своей администрации и на каждом митинге обещает, что в самое ближайшее время будет достигнут очередной стратегический прорыв, благодаря которому жизнь американцев быстро изменится к лучшему.

На самом деле, хозяин Белого Дома и его противники находятся в патовой ситуации.

Наиболее радикальную часть трамповского окружения действительно удалось вытеснить из администрации. Дональд Трамп оказался связанным по рукам и ногам. Некоторые свои предвыборные обещания он попросту не может выполнить, потому что это невозможно сделать без поддержки вашингтонской элиты, а она не спешит на помощь «лидеру свободного мира». Все успехи, о которых говорит президент, относятся к первым 3-4 месяцам его правления.

Но устранить Трампа, подвергнуть импичменту или принудить его оставить свой пост каким-либо еще способом ни демократам, ни республиканцам, настроенным против президента, не удалось и вряд ли удастся в обозримом будущем.

Призывы к импичменту звучат чуть ли не каждый день. Но даже начать данную процедуру при нынешнем раскладе сил в Конгрессе нереально. После того, как из Белого Дома были изгнаны Майкл Флинн, Стив Бэннон, Себастиан Горка и некоторые другие яркие выразители собственно трампистской линии, в прессе заговорили о возможном применении 4-й части Двадцать пятой поправки к конституции США, согласно которой вице-президент и значительная часть министров могут инициировать отстранение главы государства от власти ввиду — и здесь формулировки закона весьма обтекаемы — его неспособности выполнять свои обязанности.

Но для этого заговорщикам надо склонить на свою сторону Майка Пенса, а он, несмотря на определенные разногласия со своим боссом, постоянно твердит о своей лояльности Трампу. Пенса провоцировали не один раз, но он неизменно повторял, что поддерживает президента. Отчасти это является проявлением джентльменской позиции Майка. А отчасти объясняется его пониманием, что никаких перспектив на переизбрание в 2020 году у него нет. И вовсе не из-за сильных позиций демократов. Отнюдь нет!

Проблема республиканского истеблишмента состоит в том, что против него настроен практически весь низовой партийный актив. И этот актив сегодня, в отличие от 2012 года, не позволит номинировать в кандидаты в президенты никого, кто не поддерживает трампистскую повестку, или, как ее еще называют, MAGA-повестку (от Make America Great Again).

То есть республиканские праймериз сегодня, равно как и в 2020 году, выиграть сможет только тот кандидат, что выступит с программой, подобной программе Трампа образца 2016-го. Впрочем, одной программы будет мало. Кандидат должен будет обладать той же энергетикой и харизмой, быть столь же неполиткорректным и даже отчасти грубым. Одним словом, партийный избиратель должен чувствовать в нем своего парня. Такого парня, которого либералы и мейнстримные республиканские лидеры сочтут «опасным» и «неоднозначным».

Как только такой кандидат появится, никакие деньги и политтехнологии его не остановят. А если на его стороне выступят те же люди, которые помогли Трампу стать хозяином Белого Дома, победа его будет предрешена. Может быть, не на всеобщих выборах, но на республиканских праймериз — почти наверняка.

Об этом прозорливые американские эксперты писали еще в начале года, оценивая настроения «трамповской электоральной базы». Недавно их заключения были подтверждены во время первичных партийных выборов в Алабаме, где избирают сенатора на замену перешедшему на работу в минюст Джеффу Сешнсу.

На праймериз друг другу противостояли действующий временный (назначенный губернатором штата после отставки Сешнса) сенатор Лютер Стрэндж и бывший верховный судья штата Рой Мур. Стрэнджа поддерживал весь партийный истеблишмент и лично лидер сенатского большинства Митч Макконнелл. Фонд республиканского лидерства — контролируемый руководством партии супер-ПЭК — выделил на его поддержку около 9 млн. долларов. Всего же спонсоры влили в кампанию протеже Макконнелла более 30 млн., рекордную для сенатских праймериз сумму.

Мур и его сторонник потратили на предвыборную агитацию почти в шесть раз меньше средств. Но за бывшим верховным судьей Алабамы стояла та же коалиция, что обеспечила победу Трампа в 2016-м: христианские правые, белые работяги и идеологи трампизма. Кампанию Мура вели бывшие советники президента Стивен Бэннон и Себастиан Горка, а также бывший губернатор Аляски и кандидат в вице-президенты 2008 года Сара Пэйлин. Под конец праймериз к ним присоединились телеведущая, главный редактор издания LifeZette Лора Инграм и радиопродюсер Раш Лимбо. Приехал в Алабаму и бывший лидер Партии независимости Соединенного Королевства Найджел Фарадж. Открыто поддержали кандидата Энн Коултер и Марк Левин. Портал Breitbart, сыгравший немалую роль в кампании 2016 года, каждый день публиковал материалы в поддержку Мура. Таким образом, за анти-истеблишментного политика сражалась практически вся трампистская рать.

Сам Дональд Трамп, который опасался конфликта с Макконнеллом накануне голосования по биллю о здравоохранении, вопреки своим личным предпочтениям поддержал Стрэнджа и даже выступил в Алабаме на митинге в его поддержку. Казалось, что такая поддержка должна была склонить чашу весов в пользу истеблишментного кандидата. Но вышло иначе.

Выяснилось, что партийный избиратель прекрасно разбирается в тонкостях аппаратных игр и не дает сбить себя с толку. Жители штата с удовольствием пришли на митинг, на котором выступил президент, но совета его не послушались. На этом митинге было немало людей в бейсболках с надписью «Make America Great Again», державших в руках плакаты в поддержку Мура. С мероприятия, организованного штабом другого кандидата, их никто не прогонял. Они вместе со всеми скандировали «USA», встречали овациями многие лозунги президента, но скромно молчали, когда речь заходила о Лютере Стрэндже.

Когда у Стивена Бэннона спросили, почему он работает в Алабаме против Трампа, тот ответил, что работает на президентскую повестку и противостоит истеблишменту. В эфире Fox News он заявил, что «необходимо будет детально разобраться, кто дал президенту неверный совет».

Праймериз в Алабаме, к которым было приковано внимание всех основных СМИ, завершились убедительной победой Роя Мура. Он опередил Стрэнджа более чем на 10 процентных пунктов. Либеральные СМИ тут же поспешили выставить это событие как поражение Трампа, а также как раскол в популистском лагере. Однако и Раш Лимбо, и Стив Бэннон, и Сара Пэйлин поспешили заверить избирателей в обратном.

На мероприятии, посвященном победе Мура, Пэйлин с трибуны заявила: «Голосование за судью Мура — это не голосование против президента. Это голосование за народную повестку, которая обеспечила президенту победу». Раш Лимбо в своем радиоэфире 27 сентября так описал настроения избирателей Алабамы: «Они любят Трампа. Да, Трамп ошибся, поддержав другого кандидата. Но они не собираются бросать его под автобус за это… Тут нет ничего личного… Надо видеть большую картину… Избиратель позаботился о ней на избирательном участке. И сделав это, защитил президента».

Вашингтонское издание The Hill вынуждено было признать, что поражение потерпел не Трамп, а Митч Макконнелл и весь республиканский истеблишмент. По мнению издания, стулья закачались сразу под несколькими сенаторами, которым предстоят перевыборы — а значит, и праймериз — в 2018 году. Еще до закрытия избирательных участков в Алабаме сенатор Боб Коркер (штат Теннеси) объявил, что не будет баллотироваться на следующий срок. На его место метит консервативный кандидат Марк Грин. Сенатору Роджеру Уикеру (Миссисипи) на праймериз будет противостоять Крис Макдэниэл, Джеффу Флэйку (Аризона) — Кэлли Уорд, а Дину Хеллеру (Невада) — Дэнни Тарканиан.

Все соперники действующих сенаторов являются сторонниками Трампа и критиками партийного истеблишмента. Разумеется, они были вдохновлены победой Роя Мура. Как стало известно изданию Politico, в понедельник в Алабаму приехали Макдэниэл и Мур и до глубокой ночи проговорили со Стивеном Бэнноном. Кампанией Кэлли Уорд занялась Лора Инграм. Незадолго до окончания праймериз в Алабаме стало известно, что телекомпания Fox News заключила с Инграм контракт на ведение новой авторской программы в прайм-тайм. Это несомненно усилит анти-истеблишментное и протрамповское звучание канала, который и без того лучшее время выделяет сторонникам президента. Достаточно сказать, что передача Шона Хэннети, который поддерживал Трампа с 2015 года, на этой неделей стала самой рейтинговой среди новостных кабельных программ.

После того, как Сенат в очередной раз провалил голосование об отмене системы медицинского страхования Obamacare, республиканское руководство оказалось в крайне сложном положении. Полагаю, что Митч Макконнелл и его коллеги уже трижды пожалели о том, что лоббировали увольнение Стивена Бэннона и прочих «популистов». Теперь Бэннон сделал их своей мишенью. После праймериз в Алабаме ни один конгрессмен-республиканец, пытающийся дистанцироваться от Дональда Трампа или следовать «классической консервативной повестке», не может чувствовать себя спокойно.

Президента можно лишить пространства для маневра, сковать его действия и заставить пойти на уступки. Но с низовым активом этот номер не пройдет. Этот актив хорошо организован и способен проводить в Конгресс своих людей, противостоя большим деньгам и админресурсу. В 2008-2010 гг. республиканский грассрут оказался в руках Движения Чаепития. Сейчас он склоняется на сторону Бэннона, Горки, Инграм и иже с ними.

У Демократической партии нет недостатка в низовых активистах. Проблема, однако, состоит в том, что весь леволиберальный грассрут крайне радикален и неконтролируем. Он не только выступает против истеблишмента, но и не признает вообще никаких авторитетов. Это всё сплошь экстремисты и уличные бойцы. Лидер демократического меньшинства в Палате Представителей Нэнси Пелоси, сенатор Чак Шумер и многие другие высокопоставленные демократы не один раз пытались наладить контакт с левой улицей, но все их попытки оказались безрезультатными.

В 2014 году, на волне расовых беспорядков в Фергюсоне, Нью-Йорке, Чикаго и других городах либеральные издания предрекали формирование нового левого грассрута из чернокожих протестующих и студентов. Издание Politico тогда писало, что «левую чайную партию» возглавит Элизабет Уоррен или подобный ей прогрессистский лидер. Но это так и осталось несбыточной мечтой. Активисты Black Lives Matter в 2016 году вышли из-под контроля кураторов и стали срывать предвыборные мероприятия не только Дональда Трампа, но и Берни Сандерса.

Демократы не смогли оседлать ни одного протестного лозунга, даже из числа тех, что сами вбросили в медиа-среду. На прошлой неделе Нэнси Пелоси, Барбара Ли и Джаред Хаффмэн организовали в Калифорнии пресс-конференцию в поддержку иммигрантов, гонимых «расистом Трампом». Вместо успешного политического перформанса случился конфуз. Несколько десятков левых активистов не дали партийным лидерам и рта раскрыть. «Лжецы!» — кричали протестующие.

Акцию организовала группа «Справедливость для иммигрантской молодежи», большинство членов которой являются нелегальными мигрантами. Удивительное дело! За право этих людей оставаться на территории США выступает именно Демократическая партия, но она вовсе не пользуются их доверием. Этот нигилистический максимализм характерен почти для всех левых молодежных организаций. Они всё время требуют большего, при этом не выдвигая из своей среды никого, кто мог бы представлять их в Конгрессе или партийном руководстве. Демократы сдвигаются всё дальше и дальше влево, но всё равно не находят взаимопонимания с уличным авангардом.

Та молодежь, которая с энтузиазмом поддерживала вермонтского социалиста Берни Сандерса на демократических праймериз 2016 года, сегодня бы даже не подумала носить майки с его именем. Он слишком белый и недостаточно про-исламский. Да-да, именно так. Про-исламская риторика становится всё более распространенной на левом фланге американской политики, а мусульмане с радикальными и даже экстремистскими взглядами играют всё большую роль в либерально-прогрессистских организациях. Ярким примером является Линда Сарсор, которая в июле этого года назвала сопротивление Трампу «формой джихада», а также призвала мусульман «не ассимилироваться, а следовать лишь высшему приоритету — угождать Аллаху и только Аллаху». Эти слова нисколько не смутили либеральную общественность. Какое-то время Линда была лицом антитрамповской кампании.

Такое положение вещей делает весьма проблематичным выдвижение вменяемого левого политика кандидатом в президенты от Демократической партии в 2020 году. Придется выдвигать или кого-то совершенно неизбираемого — вроде г-жи Сарсор, — или лидера-центриста, который с самого начала дистанцируется от левых ультрас и их попутчиков. В таком случае это снова будет кандидат истеблишмента, пусть и не настолько демонстративно элитарный, как Хиллари Клинтон.

На прошедшей неделе либеральный аналитик Билл Шер на страницах издания Politico призвал демократов вновь подумать о кандидатуре бывшего вице-президента Джозефа Байдена. Название его статьи говорит само за себя: «Платформа Джо Байдена 2020: антипопулизм». Популистами Шер называет как «бэннонитов», так и «берникратов» (выражения автора). Байден, по мнению автора, может остановить сползание Демпартии влево и одновременно вернуть ей голоса белого рабочего класса.

Что ж, бывший вице-президент действительно прекрасный оратор и располагающий к себе собеседник, но как же плохо обстоят дела у демократов, если им снова приходится рассчитывать на старика Джо! Вряд ли он, отказавшийся от вступления в гонку в 2016-м, согласится участвовать в ней в 2020-м. Скорее всего, в качестве умеренного левоцентриста придется выставлять некую ухудшенную копию Байдена. Чтобы понять, как она будет примерно выглядеть, достаточно вспомнить кандидата 2004 года Джона Керри.

До начала новой президентской гонки еще многое может произойти. Но если судить по нынешнему состоянию ведущих партий США, выбор у избирателей будет невелик. От демократов выступит или предельно скучный центрист, или абсолютно неизбираемый ультрас. А от республиканцев в выборах будет участвовать убежденный трампист — даже в том случае, если сам Трамп баллотироваться не будет.

С политтехнологической точки зрения это будет противостояние пересыщенной деньгами, коррумпированной и некомпетентной команды, состоящей из клонов Дэбби Вассерман Шульц и Джона Подесты, с предельно мобилизованной и закаленной политическими баталиями популистской армии «бэннонитов».

Ситуация может измениться только в одном случае — если в Демократической партии появится яркий харизматик-либерал, который не побоится призвать вымести поганой метлой всю нигилистическую улицу, выжечь каленым железом ультралевые настроения в голливудско-эстрадной тусовке и зачистить Вашингтон от десятилетиями работающих там политиков.

Я думаю, проектированием эдакого левого Трампа уже занимаются в недрах наиболее продвинутых мозговых центров. Понимает этот расклад и Бэннон. На кону стоит очень многое, поэтому уже весной 2018-го Америку и мир ожидают весьма интересные события.