Закон о контрсанкциях — отличная защитная мера

Госдума в первом чтении приняла законопроект о противодействии санкционному давлению на Россию. Согласно документу, нашей страной вводятся ответные меры в отношении США и иных государств. Законопроект был внесен в нижнюю палату 13 апреля лидерами всех парламентских фракций и спикером Госдумы Вячеславом Володиным.

Инициатива предполагается как ответная мера на проявляющиеся со стороны «США и их должностных лиц вызовы, выраженные в недружественных и неконструктивных действиях по введению санкций в отношении как РФ в целом, так и ее граждан и юридических лиц», говорится в пояснительной записке.

Правительству России «предоставляются полномочия по введению ряда мер, имеющих как экономический, так и политический характер, направленных, прежде всего, на устранение введенных США так называемых актов недружественного характера».
Среди них в редакции первого чтения перечислены запрет на поставки лекарств, алкоголя и табака, сельхозпродукции и промтоваров, технологического оборудования и программного обеспечения. Одновременно ограничивается сотрудничество в атомной и ракетно-двигательной отраслях и авиастроении, а также предусматривается введение «черных списков» иностранных граждан, которым будет закрыт въезд в Россию.

Оговаривается, что ответные меры будут вводиться кабинетом министров по решению президента, аналогичный порядок определен и для возможной отмены контрсанкций.

В настоящий момент планируется, что Госдума рассмотрит документ во втором чтении уже на этой неделе с тем, чтобы принять его в целом 22 мая.

Политолог Ростислав Туровский в интервью Политаналитике отметил, что нынешняя редакция закона имеет все возможности быть принятой быстро:

— Основные проблемы, противоречия, которые возникали в процессе обсуждения первоначальной версии, были приняты к сведению и в целом устранены в процессе подготовки итоговой версии законопроекта. Поэтому к первому чтению он был подготовлен в таком виде, который в дальнейшем позволяет быстро его рассмотреть и в последующих чтениях и принять.

Это пример того, когда обсуждение спорных моментов не откладывалось, как это часто бывает, до периода между первым и вторым чтениями, а проблемные места были сняты заранее, до рассмотрения палатой, в процессе консультаций и с правительством, и с деловым сообществом, и с общественными организациями. Иными словами, законопроект прошел что-то вроде нулевого чтения, неофициально, что позволило выйти на версию, которая стала окончательной и которая больших споров не вызывает, является консенсусной.

В этой логике самое главное, что было сделано, – это уход от конкретизации тех или иных направлений, отраслей, предприятий, товаров, которые попадают под контрсанкции. Закон на то и закон, он носит рамочный политический характер – то есть определяет направленность ответных действий российской власти, в то время как конкретные решения будут приниматься президентом и правительством на основании дополнительного анализа их целесообразности.

Я допускаю, что какие-то минимальные правки в тексте будут, но подход и концепция уже приняты, понятны, меняться не будут, поэтому правка будет иметь, скорее, технический и косметический характер.

Я думаю, что закон будет все-таки применяться, он принимается не просто так. Работает логика ответных действий. Пока не до конца понятно, как американские санкции могут сказаться на российской экономике. И говорить о том, какими и насколько масштабными будут ответные меры в экономической сфере, пока не следует. Здесь важно создать механизм, и закон его создает. А насколько целесообразно будет его использование, зависит от развития международной ситуации. Думаю, учитывая то, как она развивается, поводы для использования этого закона, к сожалению, возникать будут.