Британский центризм и коаны Черномырдина

(Посвящается У.Черчиллю)

Леонид Поляков

Чем дальше от нас незабвенные девяностые, тем яснее обнаруживается, что политический дискурс тех легендарных времен – бесценный источник абсолютно универсальных формул, пригодных во все времена и в любом месте. Не исключая даже такое экзотическое как Туманный Альбион, точнее – город Лондон и еще точнее — Вестминстер. Потому что, случившееся там на этой неделе неизбежно заставляет вспомнить знаменитый коан Виктора Степановича Черномырдина: «Отродясь такого не бывало и вот – то же самое!»

А случилось вот что: восемь парламентариев-лейбористов и три парламентария-тори покинули свои фракции в Палате Общин и объединились в кружок под названием “Independent Group”. Нельзя сказать, чтобы это оказалось из разряда «сюрприз-сюрприз». Бунт на обоих главных «кораблях» британской политики последнего столетия назревал давно. Случаи неповиновения партийным «кнутам» (whip) во время важных голосований неоднократно наблюдались как на скамьях правящей партии, так и на скамьях оппозиции.
Сюрпризом можно считать то, что ходившие в течение прошлого года слухи о планах создания новой «центристской» партии, способной прорвать дуополию «тори – лейбористы», материализовались. При чем, по мнению одних комментаторов – как раз вовремя, а, по мнению других – абсолютно нет. И вот мнение этих последних как раз и отражает выше приведенный черномырдинский коан.

Прежде всего – о «том же самом». Колумнист The Guardian Оуэн Джоунс (Owen Jones) вспомнил попытку создать «центристскую» социал-демократическую партию, предпринятую в 1981 году группой видных лейбористов. Это были: Дэвид Оуэн (David Owen) – экс-министр иностранных дел, Ширли Уильямс (Shirley Williams) – одна из самых заметных женщин во фракции лейбористов, министр образования, Рой Дженкинс (Roy Jenkins) – министр финансов, зам.лидера партии (с перспективой лидерства), Президент Еврокомиссии.

О.Джоунс называет их «титанами» не только в политическом, но и в интеллектуальном смысле. Их альянс с Либеральной партией под руководством Дэвида Стила (David Steel) встретил очень благоприятный медийный прием, а в одном из опросов Gallup они даже получили 50.5% электоральной поддержки. Однако на парламентских выборах в 1983 году альянс СДП-Либералы получил 25.4%, что при изначально действующей системе выборов по мажоритарным округам в один тур дало им лишь 23 мандата в Палате Общин. Для сравнения – набравшие всего лишь 27.6% голосов лейбористы получили 209 мандатов.

Тем не менее, альянс СДП-Либералы протянул до 1988 года, после чего трансформировался в нынешнюю Либерально-демократическую партию. Которой довелось поучаствовать в коалиционном правительстве с консерваторами в 2010-2015 гг. Что, собственно, и сгубило либерал-демократов, избиратель которых как раз и видел в них альтернативу тори. Теперь либ-демы вместо 57 мандатов имеют лишь 11 и находятся в заведомом меньшинстве с весьма туманными перспективами на будущее. В том числе и из-за появления этой самой “Independent Group” (IG).

Дело в том, что проведенный опрос YouGov по заказу газеты The Times поставил даже еще не партию, а просто проект, на сенсационное третье место. Тори лидируют – 38% электоральной поддержки, лейбористы – только 26%, а «Группа Независимых» получила 14% — вдвое больше, чем либерал-демократы.

До сих пор, действительно все похоже, хотя 14% — это не 50.5%, и IG- еще пока не политическая партия, а относящаяся к категории «малый бизнес» компания Gemini A Limited. Просто так случилось, что один из «отцов-основателей» группы экс-лейборист Гэвин Шукер (Gavin Shuker) эту компанию аккурат в январе и зарегистрировал. Можно сказать, как чувствовал. Ведь «блудным детям» от прежней «матери-партии» теперь ничего не перепадёт, а какая же политика без «экономики»? Вспомоществования на какой-то счет получать-то надо.

Но главная непохожесть состоит в том, что почти сорок лет назад «титаны» британских «трудовиков», создав социал-демократическую партию, объединяться пошли с идейно недалёкими (в хорошем смысле) либералами. А нынешние не-«титаны» (по классификации О.Джоунса) радостно приняли в свои объятия троицу «заклятых друзей» с противоположных скамей.

И именно про этот невозможный, казалось бы, конкубинат — черномырдинское «Отродясь такого не бывало». Ну, собственно, «и вот – то же самое» еще в одном смысле. Мне уже доводилось подчеркивать принципиальную разницу политических культур Британии и Германии, состоящую в том, что в Вестминстере – в отличие от Бундестага – никакая «Большая коалиция» по определению невозможна. Немецкие консерваторы (блок ХДС/ХСС) и немецкие социал-демократы уже неоднократно формируют коалиционное правительство. И при этом и те, и другие не чувствуют ни угрызений партийной «совести», ни вины перед своим электоратом. Правые левеют, левые правеют – получается не то кентавр, не то химера, не то Сфинкс, но, тем не менее, эта центристская политическая конструкция работает.

Чтобы подобное случилось в Соединенном Королевстве, должна случиться не только «тихая конституционная революция» (про необходимость которой заговорили местные «большевики»), но и радикальный отказ от всех прежних парламентских традиций. Начиная с перестройки интерьера Палаты Общин и заканчивая демонтажем нынешней партийной и избирательной системы.

Не похоже, чтобы «Группа Независимых» претендовала на статус революционных радикалов. Скорее, наоборот. Дезертиры-тори сетуют на то, что в консервативной партии верховодят крайне правые типа Дж.Рис-Могга. А дезертиры-лейбористы бегут от левого экстремизма движения Momentum – массовой партийной опоры Джереми Корбина. То есть, заявляют о себе как об «умеренных» или «центристах». Но, в том-то и заковыка (или по-ельцински – «загогулина»), что Вестминстерская система никакого центризма не предполагает. А предполагала столетия назад и продолжает предполагать своего рода политические «качели».

Правые и левые периодически меняются местами, но позиции «Её Величества правительство» и «Её Величества лояльнейшая оппозиция» остаются неизменными. Отдельные диссиденты с обеих сторон иногда позволяли себе голосовать «независимо», но эти случаи до сих пор «погоды» не делали. Но теперь «Группа Независимых» (ГН) покушается именно на то, чтобы выступить в роли уже не просто «третьей партии» (на что претендовали социал-демократы и либерал-демократы), а фактически – в роли «спасителей нации».

От кого и от чего ГН собирается нацию спасать? Как уже было сказано – от засилья правых и левых «экстремистов», захвативших власть в их прежних партиях. А это значит, что – от тех, кто готов на вариант Брекзита в формате “No deal” и кто отрицает право народа на повторный референдум. У группы пока нет своего Манифеста, но судя по составу и по прежде озвученным позициям её членов – все они являются противниками Брекзита как такового.

Вот, кстати и состав или, как говорят в футболе – line up. Ведь их как раз 11. Сначала бывшие лейбористы: Чука Умунна (Chuka Umunna), Люсьяна Бергер (Luciana Berger), Майк Гейпс (Mike Gapes), Крис Лесли (Chris Leslie), Анджела Смит (Angela Smith),Энн Коффи (Ann Coffey), уже упомянутый Гэвин Шукер (Gavin Shuker) и Джоан Райан (Joan Ryan). Каждый из них, конечно же, постарался мотивировать свой уход. То есть – фактически нарисовать портрет лейбористской партии под руководством Джереми Корбина. И получилось вот что.

Ч.Умунна: «Политика разрушена. Так быть не должно. Давайте это менять».
Л.Бергер: «Я не могу оставаться в партии, которая, по моему прискорбному заключению, является институционально антисемитской».
М.Гейпс: «Меня тошнит от партийного антисемитизма». Но также: «Мы призываем всех партийных лидеров и парламент доверить народу окончательно слово, чтобы мы объединились навстречу будущему».
К.Лесли: «Партия лейбористов похищена политической машиной твердокаменных левых».
А.Смит: «Перед страной стоят вызовы такого размаха, которого, я полагаю, не было за весь поствоенный период», а избиратели чувствуют себя «политическими бомжами».
Э.Коффи: «Любая критика вызывает поношение и обвинения в предательстве. Антисемитизм повсеместный и терпим».
Г.Шукер: «Нет такой партии, которая бы обеспечила нам лидерство в момент нынешнего кризиса».
Дж.Райан: «Партия лейбористов должна быть оплотом против закоренелых правых и их взглядов. А вместо этого у лейбористов постоянно воспроизводится антисемитизм».

Как видно, «старые песни о главном» в отношении личного корбиновского антисемитизма, с помощью которых тори в течение всего прошлого года пытались скомпрометировать лидера лейбористов, все-таки действие возымели. Половина из дезертиров объясняет свой уход именно нежеланием мириться с «институциональным» антисемитизмом. Половина обвиняет партию в несоответствии вызовам времени и неспособности обеспечить лидерство. В общем, по словам ныне всеми забытой Нины Андреевой – «не могу поступиться принципами».

А слова эти, в свою очередь, возвращают нас обратно к Виктору Степановичу. Поскольку другой его коан звучит так: «Принципы, которые были принципиальны, не были принципиальны». И дает повод взглянуть на «птицу-тройку», которая выпряглась из консервативной «кареты» и присоединилась к восьмерке теперь уже бывших лейбористов.
Начнем с хорошо знакомой нам Анны Сюбри (Anna Soubry) – явной «коренной» в этой упряжке. От имени всей «тройки» она заявила: «Я не ухожу из консервативной партии. Это она от нас ушла». Согласитесь – неожиданная позиция. Немного напоминает средневековый спор о том кто вокруг кого вертится: Солнце вокруг Земли или наоборот?

И очень похоже на то, что А.Сюбри полагает, что вертеться вокруг должно именно Солнце. Или, если себя она принимает за Солнце, то – Земля. То есть, она – это самая принципиальная суть консерватизма, и именно от неё партия должна вести замер всяких непозволительных ересей и уклонов.

Однако, как быть с таким признанием: «Я так же осознала, что избиратели во многих округах чувствуют, что ни одна из двух ведущих партий не представляет их взгляды. Член парламента от округа Ноттингем Ист Крис Лесли сообщая о своем выходе в понедельник, сказал: «Хватит — значит хватит». Я согласна с ним. За последние несколько лет я пришла к твердому убеждению, что у меня больше общего с его взглядами и принципами, нежели со многими людьми в консервативной партии. Настало время переформировать британскую политику и вернуться на почву умеренного центризма».

Куда, собственно, в какие времена Анна Сюбри приглашает всех «вернуться» — остается пока что не очень понятно. Но зато понятно, что её убежденность в том, будто она – аватар Нины Андреевой, которую тридцать лет назад предательски покинула КПСС, — в лучшем случае простительный самообман, а в худшем – сознательная подтасовка. Ведь никто же за язык не тянул, чтобы признаваться: после 40 лет в консервативной партии я вдруг поняла, что у меня принципы, больше совпадающие с принципами лейбориста К.Лесли, нежели с принципами большинства однопартийцев!

В итоге получаем практически кьеркегорово «либо – либо»: либо консервативная «карета» вдруг превратилась в «тыкву», либо – Анна Сюбри – не Синдерелла. Не знаю, что выбрал бы сам Сёрен Кьеркегор, но на мой скромный взгляд верно все-таки второе. Потому что, хотя главная «погоняла» партии консерваторов – то есть Тереза Мэй – и выразила сожаление по поводу ухода Анны Сюбри и её товарок и даже поблагодарила за «преданную службу нашей партии», сама партия принципиально от этого не пострадала.

Да, теперь у тори 314 мандатов в Палате Общин, но все равно ключевым остаётся союз с североирландскими демократическими юнионистами (DUP), у которых 10 мандатов. Но именно этот союз – помимо открытой ненависти к ERG Дж.Рис-Могга – стал поводом для всех троих порвать с партией тори. В частности Сара Уолластоун (Sarah Wollaston) высказалась на этот счет прямо: «Я больше не могу оставаться членом партии, чье руководство столь податливо на требования Европейской Исследовательской Группы и Демократической Юнионистской Партии. Я не разделяю их правых ценностей, или ценностей тех сторонников UKIP, которых убеждали — посредством агрессивной и хорошо проплаченной пропаганды в социальных сетях — вступать в консервативную партию, чтобы отсеять умеренных членов парламента».

У последней из этой троицы обнаружилась еще одна причина для дезертирства. Хейди Аллен (Heidi Allen) изложила её так: «После референдума 2016 года никаких реальных усилий не предпринималось, чтобы построить межпартийный (не говоря уже о национальном) консенсус для реализации Брекзита. Вместо того, чтобы стараться смягчить разделения или заниматься проблемами, которые и вызвали Брекзит, приоритетом стало прочерчивание «красных линий». 48% не только оттеснили, но попросту отстранили».

Собственно в этом признании и скрыта (вернее открыта) основная причина ухода Сюбри, Уолластоун и Аллен из партии тори. Будучи изначально на стороне противников Брекзита, то есть тех самых 48% голосовавших на референдуме за то, чтобы Соединенное Королевство оставалось в ЕС, они решили, что их время пришло. Что прежние 48% сегодня, если бы состоялся повторный референдум, были бы уже не менее 52%, а то и больше. И в этой надежде они и сошлись с восьмеркой из партии лейбористов.

Это окончательно подтвердилось уже в четверг, когда от «Группы Независимых» поступило любопытное обращение к Терезе Мэй. Гэвин Шулер как настоящий бизнесмен и учредитель компании Gemini A Ltd. предложил ей такую сделку: мы нашими одиннадцатью голосами поддержим 27 февраля ваш Брекзит-план (любой) и, если он пройдет через Парламент, то его нужно будет выставить на референдум.

Предложение соблазнительное – в отличие от того, которое сделал Джереми Корбин и которое выигрышно, прежде всего, для лейбористов. Оно позволяет Терезе Мэй «сохранить лицо» и не отступиться от своей позиции – никакого повторного референдума.

Ведь это будет не повторный, а совсем особый референдум – не за или против Брекзита вообще, а именно – за или против конкретного Соглашения с ЕС об условиях Брекзита. Соблазн в том, что действительно ей на следующей неделе могут очень пригодиться эти 11 голосов. И в том, что отдав решение по Брекзиту на окончательное решение народа, она разгрузит себя от ответственности при любом исходе. Если народ одобрит план – она «на коне». Настоящий лидер нации, угадывающий и исполняющий волю народа. А не одобрит — с неё и взятки гладки. Не забудем, что на референдуме она-то сама голосовала против Брекзита.

Правда и тут есть свой подвох. Во-первых, надо еще согласовать с Брюсселем такую поправку в текст Соглашения, которая снимет проблему ирландского backstop’а и удовлетворит радикальных брекзитёров в собственной партии. А, во-вторых, само согласие на референдум может усугубить раскол в партии, а так же побудить еще пару десятков парламентариев-тори последовать примеру беглой троицы и записаться в «Группу Независимых». Первая десятка вероятных дезертиров уже опубликована в The Daily Mail. Впрочем, как и следующая восьмерка потенциальных кандидатов на скамьях лейбористов.

Так что выходит, что дальнейшая судьба центристской партии под кодовым названием Gemini A Ltd отчасти зависит и от решения Терезы Мэй. И может статься так, что вердикт Оуэна Джоунса, согласно которому вся затея с новой центристской партией – это полнейший «анахронизм», окажется ошибочным. Хотя, и тут не стоит забывать еще один бессмертный черномырдинский коан: «Мы никуда не вступаем, да нам и нельзя вступать. Как начнем вступать, так обязательно на что-нибудь наступим».

А, кстати, при чём тут Черчилль?