Сегодня родились российские офшоры

Сегодня — день рождения российских офшоров. Первый полностью официальный офшор в российской юрисдикции появился в Калининграде. Уже придумано много журналистских шуток о том, что российскую офшорную зону создали в несуществующем месте, но то самое место на самом деле уже существует — городской совет Калининграда выделил часть Московского района в «остров Октябрьский», где собственно и функционирует специальный налоговый и правовой режим. В том, что тихая гавань для российских капиталистов, бегущих от западных санкций, называется в честь Октября 1917-го, есть неизбывная ирония, но помимо иронии в этом есть глубокий истинно российский символизм: у нас даже капитализм слегка, а иногда и сильно, государственный.

По поводу российских офшоров сказано уже очень много, причем в основном — плохого. Особенно много плохого было сказано в период обсуждения офшорного законодательства в Госдуме, мол, в государстве, где орудует «бешеный принтер», ничего хорошего и безопасного для бизнеса в принципе построить нельзя. При этом от критиков ускользала главная ирония их собственных аргументов: ситуация, когда российский бизнес наказывают за политику государства (а именно этим и занимаются американские и британские власти), как раз и есть дикость и очевидное нарушение всех писанных и неписанных правил работы с бизнесом, но российским западникам эту очевидность замечать не положено, ибо «обком» не велит.

Дискуссии о правах человека, гарантиях прав собственности, отсутствии конфликтов с мировым сообществом (т.е. с Вашингтоном) — это все прекрасно, но это не имеет никакого отношения и успешности или неуспешности амбициозного офшорного проекта, который запускается в России. Потому что успешные юрисдикции такого рода — это не только британские «острова», Кипр, Невада и Лихтенштейн с Люксембургом. Это еще и Дубай (как там с демократией?), и Гонконг (как там с бесконфликтностью с Западом?) и даже Панама с Сейшельскими островами. Деньгам, на самом деле, нужны только две вещи — тишина и низкие налоги. В Калининграде и Владивостоке это легко можно обеспечить.

Помимо этого, Россия может вполне стать прибежищем для капиталов, которым по тем или иным причинам неуютно в прозрачных для американских и британских властей банках и юрисдикциях, и таких капиталов на планете гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд: от Балкан и Африки, до Южной Америки и Восточной Европы — все флаги, в смысле деньги, будут в гости к нам, если государство на полном серьезе покажет свою готовность выполнять свои обещания данные тем, кто причалит в нашей тихой калининградской гавани со своими капиталами. Судя по тому, как быстро и аккуратно решился вопрос с созданием этих зон, Кремль настроен максимально серьезно.