Парламентская оппозиция нуждается, как минимум, в ребрендинге

Несмотря на то, что Жириновский и Миронов опровергли слухи об объединении их партий, экспертное сообщество продолжает обсуждать варианты политической реформы, в итоге которой у «Единой России» появится конкурент в лице мощной социал-демократической парламентской оппозиции.

Напомним, что недавно лидеры ЛДПР и СР практически синхронно заявили о готовности, так сказать, «объединить бренды». Это вызвало большой переполох в СМИ и надежды в экспертном сообществе об изменении порядком поднадоевшего всем политического ландшафта. И хотя затем Жириновский и Миронов пошли на попятную, вопрос остался в фокусе внимания аналитиков. Есть мнение, что на самом деле «Справедливая Россия» и либерал-демократы действительно что-то затевают в таком роде, но из тактических соображений не выносят планы на суд общественности. Даже если это и так, то, по мнению экспертов, создать конкуренцию ЕР всё равно не выйдет.

Даже формирование коалиции или объединения парламентских партий, которые в совокупности имеют по результатам предыдущих выборов 104 мандата в Госдуме, не позволит противостоять единогласному голосованию депутатов «Единой России». Хотя представители либерал-демократов, коммунистов или «эсеров» в этом случае смогут получить возможность занять министерские посты. Да и политические амбиции лидеров партий, идейные разногласия между, скажем, либерал-демократами и справроссами играют в вопросе объединения свою негативную роль. Что же касается продвижения актуальной социал-демократической повестки, то и «жириновцы», и «мироновцы» (равно как и «зюгановцы») и так практически по всем законопроектам голосуют одинаково и вносят похожие инициативы.  

В общем, эксперты сомневаются в целесообразности объединения парламентской оппозиции (по крайней мере, на данном этапе). Но считают разумным провести некоторый ребрендинг ЛДПР, а особенно СР, нуждающихся в обновлении и расширении электоральной базы. Подобной точки зрения придерживается, например, политолог Ростислав Туровский:

– Пока речь идёт только о частичном ребрендинге и реорганизации двух наиболее слабых парламентских партий, понимающих нарастание своих стратегических проблем и пытающихся их решить, но по большому счету почти ничего не меняя в своём управлении и руководстве. Считать это изменением партийного ландшафта — слишком большое преувеличение. Реальные изменения могут начаться после думских выборов, поскольку вряд ли ныне действующие партии добьются крупных успехов и прорывов, но также маловероятно и быстрое появление новых сильных игроков. Думские выборы партийная система отработает на имеющемся, но ограниченном потенциале, а затем уже станут востребованными реальные реформы.