Выборы в Госдуму 2021 года – варианты развития событий

Обзор прессы 23 апреля

Одной из главных внутриполитических тем сегодняшних федеральных газет, стала дискуссия о сценариях, по которым пройдут выборы в Государственную Думу в 2021 году. Дискуссию запустил фонд «Петербургская политика», подготовив обзор «Возможные сценарии думских выборов-2021: взгляд из весны-2019».

РБК пишет, что существует четыре сценария для выборов. Инерционный сценарий «давай оставим все как есть» предполагает сохранение в Думе четырех партий: «Единая Россия», «Справедливая Россия», ЛДПР и КПРФ. Сильные стороны такого сценария: отсутствие рисков, связанных с реформами, и сохранение неформальных соглашений с парламентской оппозицией. Исторический аналог — прошлые думские выборы.

Слабыми сторонами такого варианта эксперты «Петербургской политики» называют невозможность удовлетворить запрос избирателей на шоу, зависимость от физической формы партийных лидеров, усталость от нынешнего политического ландшафта, невозможность выпустить социальный пар на выборах.

Второй сценарий «охота к перемене лиц» предполагает реформы в оппозиционных партиях — от замены их лидеров до продвижения новых политических проектов. Сильными сторонами такой схемы политологи называют оживление партийного ландшафта, омоложение элит, тестирование модели транзита власти внутри партий и дезорганизацию в оппозиции.

Ближайший исторический аналог — президентские выборы 2004 года с выдвижением Олега Малышкина от ЛДПР и Николая Харитонова от КПРФ.

Но и у такого сценария есть свои слабости: для его реализации потребуется много времени на раскрутку новых лидеров и серьезное администрирование партийных изменений. В итоге есть риск снизить эффект от реформ политического ландшафта.

Третий сценарий «вторую партию нам все-таки прокормить» предполагает выдвижение на выборах нескольких лояльных власти партсписков. Сильные стороны этой модели: частичная демобилизация протестного электората, появление новых ниш для лояльных кандидатов и снижение интенсивности борьбы внутри партии власти.

Исторические аналоги: выборы в Думу-1995 с блоками «Наш дом Россия» + «Блок Рыбкина» и выборы в Думу 2011 года по квотам ОНФ внутри «Единой России», а также создание «левой ноги власти» «Справедливой России» в середине 2000-х годов.

Но отрицательные стороны подобной модели — неудачные прошлые примеры и вероятность радикализации межпартийных споров.

За четвертым сценарием «нерушимый блок беспартийных» стоит переход на избрание Думы исключительно по одномандатным округам. Сильная сторона мажоритарной системы: дезориентация протестного электората, эксплуатация усталости беспартийного большинства от малопродуктивной работы партий и появление у таких выборов многих интересантов внутри элиты.

Исторический аналог — выборы в Верховные советы СССР и РСФСР (без партийных списков).

Обратная сторона мажоритарных выборов: низкая подконтрольность одномандатников, рост внутриэлитной конкуренции за лоббистские фракции в Госдуме, отказ от партий как инструмента для обеспечения центростремительных тенденций в политике.

По мнению директора по исследованиям Фонда ИСЭПИ Александра Пожалова, «анализировать тот или иной сценарий сложно в отрыве от контекста. Во-первых, есть вероятность изменения роли Госдумы (расширение парламентского контроля за исполнительной властью и роста влияния на назначения министров). Другие факторы: возможная смена ролей вневыборных коллегиальных органов власти (например, Госсовета или Совбеза) на фоне снижения роли парламента; перспективы укрупнения субъектов в условиях сокращения бюджетных ресурсов; электоральная динамика «Единой России» на следующих выборах; способность внешних губернаторов-технократов обеспечить управляемость социально-политических процессов в своих регионах, контролировать ход избирательных кампаний; готовность властей к проведению реальных институциональных изменений партийно-избирательной системы».

Более предметно говорить о сценариях выборов в Думу можно будет в 2020 году, то есть после единого дня голосования в 2019-м и подведения первых итогов по реализации нацпроектов президента, заключил Александр Пожалов.

«Вероятность реализации того или иного сценария зависит от грядущих преобразований в парламентских партиях, поскольку «Единая Россия» пытается осуществить ребрендинг, а КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР стоят на пороге смены лидера, уверен политконсультант Дмитрий Фетисов. Кроме того, сценарии выборов в Думу связаны с развитием социально-экономической ситуации. «Если национальные проекты не дадут ощутимых результатов и не вернут доверия к органам власти, то поведение электората, не видящего политической силы для отстаивания своих интересов, может стать абсолютно непредсказуемым», — предупредил он.

Аналогичную позицию высказал «Ведомостям» руководитель Фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский, по его словам для оценки сценариев нужно сначала понять, какие возможны изменения в избирательном законодательстве. «Могут обсуждаться, например, уровень проходного барьера, возвращение избирательных блоков, пропорции смешанной системы».

На сегодня, по его мнению, наиболее вероятно сохранение нынешней смешанной системы и 5%-ного барьера, не исключено и возвращение блоков. «Почти неизбежно» обновление лидерства в оппозиционных партиях, а после сдвига «Единой России» вправо из-за пенсионной реформы актуален новый проект в левоцентристской нише – возможно, с популистскими элементами, перечисляет эксперт. Традиционен для всех выборов и вопрос о либеральном проекте в Думе, напоминает он: «Наиболее вероятным сейчас выглядит формирование в 2021 г. пятипартийной Думы, где будут присутствовать «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, новая левоцентристская конструкция на базе эсеров и проект либерального толка. Конституционное большинство при этом будет коалиционным».

Состав одномандатников тоже может оказаться более разношерстным, добавляет Бадовский: «Поэтому нельзя исключать, что в дополнение к фракциям возродится система депутатских групп и политическая структура Думы станет подвижнее».

Политолог Аббас Галлямов в комментарии «Коммерсанту» заявил, что «переход на полностью мажоритарную систему облегчит задачу формирования в Думе лояльного большинства», но «по мере ослабления режима степень управляемости процессами в одномандатной Думе упадет», ведь с каждым придется договариваться по отдельности. «Вряд ли такой «хаос» понравится Путину, который всю свою карьеру построил на теме «наведения порядка»»,— полагает эксперт.

Смена партийных лидеров, по мнению Аббаса Галлямова, тоже «не самая легкая задача»: «Контроль администрации президента над ситуацией в оппозиционных партиях заметно ослабел, и смена лидеров может пойти совсем не по тем сценариям, которые напишут кремлевские стратеги». Эксперт пояснил, что, «пытаясь приструнить парламентскую оппозицию», Кремль «разругался со многими ее представителями», имея в виду избранных в 2018 году губернаторов КПРФ и ЛДПР.

Оптимальный для администрации президента сценарий — «вновь разрешить формирование предвыборных блоков», полагает Аббас Галлямов: «Тогда можно будет начать за полгода до выборов какую-нибудь реформу, вроде перехода к парламентской республике, и сформировать широкий предвыборный блок в ее поддержку. Это позволит уйти от надоевшего бренда «Единая Россия» и оседлать запрос на обновление».