Условия эффективности

Обзор прессы 15 марта

Федеральные СМИ вновь не выявили единой внутри российской темы, однако ряд публикаций в ведущих изданиях посвящен подсчетам эффективности в работе различных ветвей власти.

«Известия» подробно освещают вчерашнюю встречу президента Владимира Путина с представителями Российского союза промышленников и предпринимателей.
Российские предприниматели должны стать полноценными участниками процесса реализации нового пакета национальных проектов, которые запущены в 2019 году. Это заявление Путина стало лейтмотивом пленарного заседания, закрывающего очередной съезд РСПП.

Государство готово вести переговоры на партнерских условиях и максимально учитывать пожелания предпринимателей, заверил российский лидер. При этом многие бизнесмены, как показало голосование на съезде, до сих пор считают, что пока их часто рассматривают лишь в качестве «кошелька».

Реализация национальных проектов при содействии бизнеса станет фундаментом для повышения качества жизни граждан страны, отметил глава государства. Именно ради этого, собственно, эти проекты и затевались. Почему так важна помощь бизнеса, очевидно: предполагается, что расходы на реализацию нацпроектов за шесть лет составят 25,7 трлн рублей, что является ощутимой нагрузкой на бюджет даже в условиях профицита. Поэтому планировалось, что по крайней мере 7,5 трлн из них удастся привлечь у бизнеса.

При этом бизнес уже сейчас готов инвестировать в программы развития страны более 12 трлн рублей, сообщил Владимир Путин. Проектные инициативы именно на такую сумму были рассмотрены в ходе рабочей встречи под руководством главы РСПП Александра Шохина и министра финансов, первого вице-премьера Антона Силуанова. На основании этих инициатив уже подготовлено 250 инвестиционных заявок.

В ответ предприниматели ждут от государства решительных шагов. Власть, по мнению бизнеса, способна взять на себя часть рисков, неизбежно возникающих при долгосрочном инвестировании. Как подчеркнул в своем выступлении президент, все эти позиции необходимо четко зафиксировать в законе о поощрении и защите капиталовложений.

Именно этой законодательной инициативе была посвящена большая часть пленарного заседания на съезде РСПП. О ней много говорил как Владимир Путин, так и участники дискуссии. Появление законопроекта о защите капиталовложений для новейшей истории России — явление редкое и даже исключительное. Родилась инициатива из весьма недружественного для бизнеса предложения помощника президента Андрея Белоусова об изъятии сверхдоходов у металлургических и химических компаний на финансирование инвестиционных задач государства. Задач, прежде всего связанных с реализацией майских указов и нового пакета национальных проектов. Идея вызвала бурное сопротивление крупного бизнеса, который призвал власти к переговорам для поиска взаимовыгодного варианта. И власть прислушалась.

Законопроект о защите инвестиций стал компромиссом между бизнесом, Минфином и автором инициативы. Вместо очередного рычага давления на предпринимателей в перспективе они могут получить мощный стимул для долгосрочного инвестирования в национальные и инфраструктурные проекты при поддержке государства.

В России должна появиться новая модель инвестиционных проектов, предполагающая, что бизнес будет заключать с государством соглашения о защите и поддержке капиталовложений. Государство, в свою очередь, обещает инвесторам неизменность регуляторных и фискальных условий на весь период реализации проекта (шесть или 12 лет) и гарантирует юридическую защиту капиталовложений. Более того, в соглашениях будет прописано обязательство правительства компенсировать убытки инвесторов, если не удастся создать благоприятную среду.

Сейчас документ проходит межведомственное согласование между Минэкономразвития, Минфином и Минпромторгом. И пока в их позициях есть расхождения — по словам президента, финансовое ведомство ведет себя «более аккуратно». Владимир Путин попросил ускорить принятие законопроекта и обязательно учесть пожелания представителей бизнеса.

Политтехнолог Дмитрий Фетисов полагает, что, обозначая задачи на съезде РСПП, Владимир Путин дал крупному бизнесу сигнал, что Кремль ждет от него диалога и активного подключения к реализации национальных проектов.

По мнению главы Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) Дмитрия Орлова, очень важно, что содержательной основой выступления президента стало требование ускорить работу по законопроекту о защите капиталовложений.

РБК пишет, что Росстат представил данные по ключевому показателю экономического развития страны за 2018 год. Отношение инвестиций в основной капитал к ВВП снизилось и составило лишь 20,6% по итогам 2018 года, сообщил Росстат. Согласно поручению Владимира Путина, этот показатель должен вырасти до 25% ВВП. Отношение инвестиций в основной капитал к ВВП России сократилось с 21,4% в 2017 году до 20,6% в 2018-м. Это ниже показателя 2011 года, когда доля инвестиций составляла 20,7% ВВП.

Таким образом, важнейший индикатор в рамках майских указов 2012 года, который перекочевал и в новый майский указ, вообще не вырос за восемь лет.

При этом объем инвестиций в основной капитал в 2018 году увеличился в реальном выражении на 4,3% к уровню 2017 года и составил 17,6 трлн руб., сообщил ранее Росстат. А реальный рост ВВП составил 2,3%. Получается парадокс: инвестиции растут быстрее, чем ВВП, но в то же время отношение инвестиций к ВВП снижается.

Противоречие объясняется особенностями статистических расчетов, пояснил РБК заведующий лабораторией исследования проблем инфляции и экономического роста ВШЭ Владимир Бессонов. «Снижение обусловлено тем, что дефлятор инвестиций вырос значительно слабее, чем дефлятор ВВП», — объяснил Бессонов. «Дефлятор ВВП за 2018 год по отношению к ценам 2017-го составил 110%. Это очень много», — отметил он.

Издание напоминает, что в новом майском указе президент Владимир Путин поручил правительству обеспечить темпы роста экономики выше среднемировых (3,5–4%), чтобы Россия вошла в пятерку крупнейших экономик мира, и обозначил задачу увеличить долю инвестиций в основной капитал до 25% ВВП к 2024 году. Учитывая последствия демографической ямы 1990-х, это единственный способ осуществить экономический рывок, подчеркивал министр экономического развития Максим Орешкин.

В июле 2018 года правительство приняло план действий для повышения доли инвестиций в основной капитал до 25% ВВП. Он содержит четыре раздела:

  • меры по улучшению делового климата: реформа контрольно-надзорной деятельности, установка стабильных «правил игры» в области налогообложения и тарифов, снижение давления правоохранительных органов. Конкретные шаги предусматриваются планом «Трансформация делового климата» и механизмом «регуляторной гильотины»;
  • для решения инфраструктурных проблем разработан план комплексного развития магистральной инфраструктуры, решено создать в 2019 году Фонд развития объемом до 0,5% ВВП, который будет привлекать деньги на внутреннем рынке и финансировать инфраструктурные проекты;
  • сокращение доли государства на конкурентных рынках и повышение эффективности госкомпаний. Ключевые задачи — выход ЦБ из капитала санируемых банков, отказ от унитарных предприятий, которые, как правило, менее прозрачны и эффективны, ускоренная малая приватизация;
  • финансирование инвестиционной активности. Чтобы привлечь частный бизнес к финансированию крупных проектов, Минфин подготовил законопроект о защите и поощрении капиталовложений, в котором предложил компаниям льготы в обмен на инвестиции.

План должен работать совместно с национальными проектами, касающимися экспорта, малого и среднего бизнеса, производительности труда. Работу правительства оценят по ключевым показателям эффективности (KPI). KPI по привлечению инвестиций также установят для отраслевых министерств и регионов.

«Ведомости» сообщают, что близкий к Кремлю Экспертный институт социальных исследований провел в четверг круглый стол, на котором сотрудники института и приглашенные эксперты обсудили перенесение в госуправление практик корпоративного управления и задались вопросом о том, почему показатели эффективности (KPI) вызывают многочисленную критику.

По мнению и. о. директора НИИ «Восход» Макара Германа, в первую очередь это связано с тем, что после введения KPI все занимаются только их достижением, а потом все забывается и чиновники начинают «жить по-прежнему». KPI в том или ином виде устанавливают все время – были одни майские указы, сейчас другие, губернаторов оценивают по 15 показателям, напомнил политтехнолог Дмитрий Гусев: «Губернатор пытается достигать KPI, а народу он не нравится – означает ли это, что власть достигает KPI, или нет? Важнее KPI должны быть рейтинги власти, т. е. нравится ли людям то, что делает власть в их регионе».

Предшественником KPI было управление по целям, когда ставились конкретные задачи и оценивался результат, а KPI – более сложная система, отметила эксперт в области внедрения систем управления Ольга Кружкова: «В данном случае достигается более сложный результат, если говорить о государстве, то это благополучие. При этом можно взять 50 индикаторов и по одним благополучие есть, а по другим – нет. Поэтому важно определить необходимые индикаторы и постоянно их отслеживать».

Любой чиновник, в отличие от работников коммерческих организаций, кроме достижения KPI сталкивается с многочисленными ежедневными поручениями, которые с KPI никак не связаны, и многие задаются вопросом, что же в таком случае делать, добавил Герман: «На госслужбе мы не можем внедрять ту систему мотиваций, которая есть в корпорациях, – прежде всего материальную. Выход из этого – вводить публичную отчетность чиновников и ответственность за достигаемый результат, а также выстраивать для них понятные карьерные лестницы. Сейчас же у региональных чиновников понимания по реализации их амбиций нет: они понимают, как расти в отделе или управлении, но что дальше, особенно когда один политический период сменяет другой?»

По мнению Гусева, исходя из итогов региональных выборов 2018 г. для кандидатов в губернаторы должен быть установлен дополнительный фильтр – например, чтобы человек имел опыт работы в исполнительной власти региона.

В декабре 2018 г. президент установил своим указом 15 показателей для оценки эффективности губернаторов. Среди них, в частности, уровень доверия к президенту и губернатору в регионе, численность занятых в малом и среднем бизнесе, реальная среднемесячная зарплата, объем инвестиций, уровень бедности, качество окружающей среды.

Политические KPI нужны, так как у системы есть желание сравнивать и сопоставлять управление в регионах, губернаторы должны знать, что за ними наблюдают, их сравнивают и важно не быть в числе последних, говорит политолог Михаил Виноградов: «С другой стороны, понятно, что KPI нужны в условиях системы, где понятна цель – в бизнесе это получение прибыли. Что является целью региональной политики – вопрос философский, и ответ на него до конца не сформулирован: это могут быть и правильные выборы, и социальная стабильность, и самодостаточность региона. KPI должны исходить из целей, а цель публично не провозглашена и не предъявлена».