Цифры начала октября: бюджет, пенсионный референдум и рейтинги партий

Обзор прессы 1 октября

Пенсионная реформа и все что связано с ней так или иначе продолжает оставаться в фокусе внимания федеральных изданий. Однако тема в каждой газете развивается по-своему.

«Российская газета» пишет, что правительство внесло в Госдуму проект федерального бюджета на 2019-2021 годы. Первое чтение этого обширного документа пройдет уже в октябре.

Что обещает минфин? Проект бюджета на 2019 год — доходы в 20 триллионов, почти на четверть больше при прогнозе розничной инфляции в 4,3 процента. То есть «стоимостная» масса денег серьезно увеличена. Расходы предполагаются в районе 18 триллионов, на 9-10 процентов больше, чем прошлый бюджет страны, однако он останется профицитным на 2 триллиона рублей.

Все эти пожелания исходят из цены на нефть в 2019 году в районе 60-70 долларов за баррель. Сегодня она уже выше, пишет газета.

Пока все ведомства закладывают в ближайшие годы рост экономики ниже 2 процентов. 3 процента и выше — начиная с 2021 года. При этом обозреватель «РГ» отмечает, «мы строим уникальную модель бюджетной, «костыльной» экономики, когда на бюджет возлагается ответственность за все. И за социалку (выполнение президентских указов), и за рост производства и промышленного потенциала, и за оборону и безопасность, да еще и за создание резервов на черный день, когда опять прилетит какой-нибудь кризис. А еще и за удержание низкого государственного долга. Минфин не хочет его наращивать, даже на цели развития. Бюджет должен делать все это сразу. И масло, и пушки, и новые станки, и ракеты, и деньги под матрас».

При этом кабинет министров предложил в 2019 году на 6 процентов проиндексировать зарплату врачам, учителям и другим бюджетникам, на которых распространяются действия майских указов президента.

После поступления проекта основного финансового документа в Госдуму ее председатель Вячеслав Володин направил документы в профильный комитет по бюджету и налогам. На рассмотрении Совета Госдумы бюджет окажется сегодня. Глава нижней палаты рассказал, на чем сосредоточатся депутаты при работе с проектом в первую очередь.

«Нам крайне важно до рассмотрения главного финансового закона страны в первом чтении скрупулезно изучить его, — подчеркнул он. — Особое внимание необходимо уделить реализации Послания президента России Владимира Владимировича Путина и майского указа в рамках федерального бюджета на 2019-2021 год».

Володин отметил, что в бюджете должны быть отражены целевые показатели, поставленные президентом РФ. «Это вопросы, связанные с увеличением продолжительности жизни и повышением ее качества, развития медицины и образования, ускорения технологического развития, устойчивого экономического роста и увеличения реальных доходов наших граждан», — напомнил спикер.

Как отметил глава профильного комитета Андрей Макаров, доходы в 2019 году увеличиваются более чем на 22%, а ненефтегазовые доходы — на 16,3%. «Преодоление нефтяной зависимости бюджета от цены на нефть реально происходит», — считает он. Впервые за последние годы, по его словам, предполагается профицит бюджета в размере почти 2 трлн рублей, что позволяет направить достаточно существенную сумму в Фонд национального благосостояния. «Исполнение бюджета никаким внешним факторам в результате будет неподвластно. Все социальные обязательства государства будут выполнены», — уверен Макаров. «Мы приближаемся к тому моменту, когда ФНБ достигнет 7%. Это тот уровень безопасности, который необходим стране», — подчеркнул он.

Госдума готова рассмотреть проект бюджета в первом чтении 24 октября, во втором — 14 ноября, в третьем — 20 ноября, пишет «Российская газета».

«Коммерсант» пишет о том, что федеральная инициативная группа по проведению референдума о необходимости сохранения нынешнего пенсионного возраста выбрала единый вопрос для проведения голосования и оформила бумаги для подачи в Центризбирком (ЦИК). На собрании 29 сентября отсутствовал кворум, поэтому группа не может быть зарегистрирована ЦИКом. Это позволяет сразу после оформления решения ЦИКа инициировать новый референдум по тому же вопросу, но один из инициаторов справоросс Илья Свиридов считает это «бессмысленным». В руководстве КПРФ заявили “Ъ”, что намерены обжаловать нормы закона «О референдуме в РФ», затрудняющие запуск процедуры, в Конституционном суде (КС).

В субботу представители зарегистрированных региональных подгрупп впервые провели заседание федеральной инициативной группы по проведению референдума против повышения пенсионного возраста. На нем был выбран единый вопрос для голосования на референдуме (всего ЦИК одобрил пять схожих формулировок), предложенный вологодскими общественниками: «Вы за то, чтобы установленный законодательством РФ о пенсионном обеспечении по состоянию на 1 июля 2018 года возраст, по достижении которого граждане РФ получают право на назначение пенсии по старости, не повышался?» Именно этот вопрос, по мнению председателя собрания и одного из инициаторов референдума справоросса Ильи Свиридова, звучит «проще и доступнее для народа». Вопросы КПРФ и «Справедливой России» организаторы собрания предложили даже не рассматривать, чтобы избежать «перетягивания одеяла» и «политической окраски».

«Мы не преследуем политические цели и не выпячиваем работу партии, но ведь на деле только коммунисты и справороссы здесь присутствуют в полном составе»,— сказал зампред ЦК КПРФ Юрий Афонин. Всего избиркомы субъектов РФ зарегистрировали 70 региональных подгрупп, на собрание приехали представители только 13 из них. Из числа представителей альтернативных КПРФ и «Справедливой России» подгрупп (всего их 60) присутствовали только представители Нижегородской, Воронежской и Оренбургской областей.

Чтобы инициировать общероссийский референдум, необходимо зарегистрировать минимум 43 подгруппы (в половине субъектов РФ). По словам секретаря заседания федеральной инициативной группы, первого секретаря Алтайского крайкома КПРФ Марии Прусаковой, приглашены были уполномоченные всех региональных подгрупп, а уведомила организаторов мероприятия об отказе участвовать в объединении только инициатор подмосковной группы общественница Марина Семенова. «Создатели большинства подгрупп даже не думали, что им придется дальше что-то делать»,— сказала “Ъ” госпожа Прусакова, зарегистрировавшая подгруппу в Алтайском крае.

В КПРФ считают, что ответственность за отказ в проведении референдума лежит на ЦИКе. По словам Марии Прусаковой, глава комиссии Элла Памфилова «сама призвала объединяться, при этом ЦИК не принимал участия в том, чтобы уведомить региональные подгруппы о проведении общего заседания». Вопрос о легитимности собрания федеральной инициативной группы не в полном составе предстоит решать ЦИКу (документы туда должны быть поданы до 9 октября, организаторы планируют подать их 8 октября).

В законе «О референдуме РФ» не записан порядок перезапуска референдума в случае отказа ЦИКа зарегистрировать инициативную группу. Как пояснила “Ъ” секретарь ЦИКа Майя Гришина, это означает, что «граждане могут в любой момент снова начать реализовывать свое право (на выдвижение инициативы референдума.— “Ъ”)».

Оппозиционные депутаты в прошлом уже сталкивались с проблемами при организации референдума. В 2005 году лидеры КПРФ Геннадий Зюганов, «Родины» Дмитрий Рогозин и движения «За достойную жизнь!» Сергей Глазьев объявили о создании группы по проведению референдума по 17 вопросам. ЦИК одобрил лишь два из них — о сохранении отсрочек от военной службы и об избрании не менее половины депутатов Госдумы по одномандатным округам.

Выносить на референдум два одобренных ЦИКом вопроса коммунисты не захотели. КПРФ вместо этого начала акцию «Народный референдум», в ходе которой гражданам предлагалось ответить на те же 17 вопросов.

«Независимая газета» пишет, что пенсионная реформа ударила по «Единой России» сильнее, чем монетизация льгот 2005 года. Таковы данные специального исследования проведенного для КПРФ. Социологи сообщают о сохранении позиций основных институтов власти «в границах сформировавшегося коридора значений». Это когда рейтинги почти не растут, но уже резко не падают. Коммунисты считают, что ситуацию надо сравнивать с монетизацией льгот 2005 года, которая вызвала такие же широкие протесты, что и повышение пенсионного возраста. И если тогда партия власти даже улучшала свои электоральные результаты, то сейчас разрыв с коммунистами сократился почти в два раза.

Отдел по проведению избирательных кампаний ЦК КПРФ подготовил для руководства партии соответствующую пояснительную записку. Она составлена в связи с идущей сейчас дискуссией о степени влияния пенсионной реформы на авторитет партии власти для избирателей. Как известно, единороссы уже признали, что в этом контексте реформа отразилась на них негативно.

Рейтинг «Единой России» колеблется на почтительном расстоянии, но практически в унисон с президентским рейтингом. Источник: Фонд «Общественное мнение»
Коммунисты за точку отсчета взяли итоги региональных выборов 2004 года по партспискам. Тогда средний результат ЕР по стране после 11 кампаний составил 32%. КПРФ показала 15%, ЛДПР – 7,4%. Кстати, эти выборы прошли в основном после того, как думское большинство утвердило закон о монетизации льгот.

Протесты же против такого решения начались еще летом, а с начала 2005-го, когда закон начал действовать, приобрели широкий размах. Их движущей силой стали пожилые люди. Осенняя кампания того года тем не менее показала, что электоральная репутация ЕР не просто не пострадала, а даже окрепла. Средний результат по 12 региональным кампаниям поднялся до 44,9%. А вот КПРФ почти ничего не приобрела. У нее среднее значение составило 16,3%, то есть рост оказался такой же, как и у ЛДПР с ее 8,4%. И, таким образом, разрыв между партией власти и основной оппозиционной политструктурой из 17% превратился в 29%.

Теперь же картина изменений выглядит совсем иной. Так, в единый день голосования 2017 года ЕР в среднем продемонстрировала поддержку избирателей в размере 67,2%, КПРФ удовлетворилась скромными 12,6%. В 2018-м же соотношение составило 49,1% против 20,3%. Тут, правда, следует оговориться, что это сопоставление недостаточно корректно. С одной стороны, в нем не учтены партийные результаты выборов в Госдуму, а с другой – в прошлом году кампании были только в шести регионах, а не в 16, как в нынешнем.