Традиционный осенний губернаторопад

Обзор прессы 27 сентября

Центральной темой в федеральных СМИ стала серия отставок и назначений, которые Владимир Путин произвел накануне в губернаторском корпусе. Журналисты и эксперты стараются вывести тенденцию и уловить логику происходящего.

«Ведомости» пишут, что президент предложил губернатору Сахалинской области Олегу Кожемяко возглавить Приморский край вместо не сумевшего выиграть губернаторские выборы врио губернатора Андрея Тарасенко. Кожемяко сам попросил о назначении в Приморье, сказал он «Ведомостям». Кожемяко – первый губернатор, который возглавляет уже четвертый регион: в 2005–2007 гг. он руководил Корякией, в 2008–2015 гг. – Амурской областью, а на Сахалин переехал в сентябре 2015 г. после отставки арестованного по обвинению в коррупции губернатора Александра Хорошавина.

В Приморье нужен был или действующий губернатор, или кто-то уровня федерального замминистра, сказал изданию человек, близкий к администрации президента: «Поэтому был выбран Кожемяко. Хотя это для Приморья фигура местная, но конфликтная». «Кроме того, он независим от других элит. Его можно назвать губернатором-тяжеловесом». Тарасенко последние несколько дней был в Москве, где встречался с сотрудниками администрации президента и помощником президента Игорем Левитиным, знает человек, близкий к руководству Приморского края: не исключено назначение бывшего врио губернатора на пост замминистра транспорта.

Незадолго до этого в отставку были отправлены главы Астраханской области и Кабардино-Балкарии (КБР) Александр Жилкин и Юрий Коков.

Коков попросил «по ряду обстоятельств, в том числе семейного характера», перевести его в Москву, объяснил Путин во время встречи с его преемником и однофамильцем Казбеком Коковым. Новый врио главы республики около пяти лет проработал в региональном блоке кремлевского управления по внутренней политике, куда пришел с поста депутата парламента КБР. Коков – сын Валерия Кокова, напоминают «Ведомости», который руководил КБР в 1990–2005 гг. Это продолжение традиции, отмечает близкий к Кремлю человек: сыновья и родственники бывших глав возглавляли или продолжают возглавлять Дагестан, Чечню и Адыгею.

Никаких особенных причин для отставки Жилкина не было – «просто человек давно работает», объяснил изданию отставку главы Астраханской области политолог Виталий Иванов. По его мнению, Жилкин был средним губернатором: у него не было никаких особенных прорывов, ярких идей, чего-то особенно запоминающегося даже в масштабах Южного федерального округа, но не было и каких-то заметных провалов.

Заменивший его Сергей Морозов работал помощником министра обороны и замруководителя Федеральной таможенной службы – так представил его Путин во время встречи. Где новый врио губернатора работал до этого, президент не упомянул. Однако, по словам собеседника «Ведомостей» в Минобороны, в военное ведомство он пришел не позже начала 2016 г. из Службы безопасности президента (СБП). Это уже третий выходец из спецслужб, назначенный Путиным на высокий пост: ранее Дмитрий Миронов стал губернатором Ярославской области, а Евгений Зиничев транзитом через должности врио главы Калининградской области и замдиректора ФСБ оказался в кресле руководителя МЧС. Судя по всему, Морозов действительно представляет команду «молодых путинских силовиков», отмети в интервью изданию политолог Евгений Минченко.

С этих трех отставок начнется новая волна губернаторских замен, пишет газета. В списке отставников может оказаться до 10 руководителей. В частности, не исключено, что могут быть уволены губернаторы Липецкой и Курской областей Олег Королев и Александр Михайлов, работающие с 1998 и 2000 гг. соответственно. Евгений Минченко считает, что в течение месяца может быть уволено еще несколько губернаторов, а их общее количество может достигнуть пяти. Он отметил, что большой губернаторский стаж может стать основным мотивом для увольнения.

В 2019 году истекают сроки полномочий у 16 губернаторов, и Кремлю нужно решить, пойдут ли они на следующие выборы в сентябре. О новой волне отставок «Ведомостям» говорили несколько собеседников, близких к администрации президента, и региональный чиновник.

При этом какой-то определенной логики ряд экспертов в новой волне назначений пока не видит.

Замены губернаторов анонсировались еще до выборов, видимо, они только начались, полагает политолог Александр Кынев.

РБК напротив пытается эту логику найти. Полномочия 59-летнего Александра Жилкина заканчивались в 2019 году. Кремль проводит замену глав регионов, у которых через год истекают полномочия, чтобы иметь возможность подготовить исполняющего обязанности главы региона к выборам, напоминил изданию глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.

Жилкин давно относился к категории губернаторов, которые находятся в «подвешенном состоянии» — наряду с главами Курской, Липецкой, Вологодской областей, считает политолог Евгений Минченко.

Политолог Александр Пожалов обратил внимание РБК на то, что следующей осенью регион ждали сложные выборы. Депутат от «Справедливой России» Олег Шеин с большой вероятностью выдвинет свою кандидатуру на выборах главы региона. «Шеин заметно поднялся на теме пенсионной реформы. Его летние выступления в Госдуме с критикой пенсионной реформы набирали миллионы просмотров в YouTube», — отметил Пожалов. С учетом повышения пенсий, инфляции и роста цен в связи с повышением НДС и прогнозируемым ухудшением социально-экономической ситуации в регионах Жилкину было бы сложно бороться с Шеиным, объяснил он.

Главной проблемой Юрия Кокова были высокий антирейтинг и отсутствие управленческих достижений, а также ухудшение криминальной обстановки в КБР за годы его работы, считает политконсультант Дмитрий Фетисов. «Учитывая, что Коков — выходец из МВД, это особо раздражало федеральный центр. Волнения в КБР за последнюю неделю и неспособность Кокова решить ситуацию могли стать последней каплей», — полагает эксперт.

Что касается кандидатуры преемника Кокова, то собеседник РБК связывает ее с традициями преемственности при назначении руководителей на Кавказе, как, например, назначение в свое время сына президента Дагестана Магомедсалама Магомедова новым главой республики. События в Кенделене выступили в роли триггера, символического завершения карьеры Юрия Кокова в Нальчике, соглашается с ним Сергей Маркедонов из Центра политических технологий.

Курский губернатор Михайлов — один из политических долгожителей, руководит регионом с 2000 года. Он является довольно слабым руководителем, говорит один из близких к Кремлю источников. Большим минусом является и слишком долгое пребывание во главе области, добавляет он.

Липецкий губернатор Олег Королев, отставка которого также возможна, на хорошем счету, уточняет один из собеседников РБК, но также слишком долго пребывает во главе региона.

О том, что Королева могут снять именно из-за долгого пребывания во власти, говорит и политолог Виталий Иванов: «Нельзя слишком долго находиться во власти». Исключением на сегодняшний день остается губернатор Белгородской области Евгений Савченко, который в прошлом году избрался на новый срок, отмечает Иванов: «Его тоже хотели отправить в отставку, но у Савченко слишком много влиятельных друзей, и к нему с уважением относится президент».

Нынешняя ротация губернаторов — уже четвертая массовая замена региональных глав с того момента, как Сергей Кириенко в октябре 2016 года стал первым заместителем руководителя администрации президента, отвечающим за внутреннюю политику, напоминает РБК. С июля 2016 года по февраль 2017-го Кремль сменил десять глав регионов, осенью смена губернаторов продолжилась: в отставку ушли уже 11.

Собеседники РБК, близкие к Кремлю, поясняли логику администрации так: у людей есть запрос на обновление первых лиц в регионах. Меняя губернаторов и сделав в основном ставку на тех, кто прошел сложную систему тестирования, Путин давал сигнал, что начал формировать новое поколение управленческой элиты, пояснял один из собеседников РБК. Практически у всех губернаторов и региональных глав, которых сменили за это время, были накопившиеся за годы правления проблемы: преклонный возраст, внутриэлитные конфликты, публичные скандалы, сложная социально-экономическая ситуация, низкий рейтинг и т.д.

Сразу в нескольких регионах на должности руководителей назначались чиновники моложе 50 лет, которых эксперты и политологи определяли как «молодых технократов», причем они, как правило, были «варягами». Однако были и исключения. Тот же Усс до назначения занимал пост председателя Красноярского заксобрания, а Дмитрий Азаров, назначенный врио главы Самарской области, несколько лет до работы в Совете Федерации был мэром административного центра региона.

Еще три-четыре года назад губернаторов обычно меняли в марте-апреле, оставляя врио полгода до выборов, но с прошлого года начали менять почти за год, фактически предоставляя новому назначенцу максимально возможный временной лаг, отмечает политтехнолог Екатерина Курбангалеева.

Связана ли новая ротация со скандалом на выборах в регионах? – задается вопросом РБК.

По мнению Курбангалеевой, «череда новых губернаторских отставок и переназначений вызвана громким фиаско в четырех регионах «второго тура»: «Меняют прежде всего глав регионов-долгожителей, опасаясь, что эффект электоральной усталости снова сыграет дурную шутку с губернаторами». А получать «котов в мешке» не хочется: это неприятно и для репутации федеральной власти, и рискованно с точки зрения последующей социально-экономической управляемости этих территорий, добавляет эксперт.

По итогам вторых туров сентябрьских выборов можно сделать вывод, что губернаторы-старожилы к моменту следующих выборов могут стать олицетворением негативной стабильности и несменяемости власти и консолидируют вокруг себя протестные настроения, отмечает Пожалов. В частности, это, по его мнению, могло повлиять на решение Кремля снять Жилкина. Политолог Михаил Виноградов также не исключает, что смену Жилкина ускорили выборы во Владимирской области и Хабаровском крае.