Судам предписали глубже раздирать дела о репостах

Обзор прессы 21 сентября

Одной из центральных тем федеральных СМИ стало вчерашнее решение Верховного суда по делам об экстремизме в Интернете.

«Ведомости» пишут, что ВС внес поправки в свое постановление 2011 года по таким делам. Он уточнил, что сама по себе экстремистская публикация или ее репост не может служить доказательством преступления, нужно доказать наличие умысла – т. е. что целью автора было именно возбудить ненависть или вражду по тому или иному признаку.
Наличие цели должно подтверждаться и другими доказательствами, в том числе данными о личности обвиняемого, его участии в экстремистских объединениях или приверженности радикальной идеологии. Суд при вынесении приговора должен учитывать и контекст публикации (комментарии, число просмотров, общее содержание аккаунта), а также характер и степень общественной опасности таких публикаций, так как не является преступлением действие, формально подпадающее под Уголовный кодекс, но не представляющее общественной опасности.

Обратить на все это внимание следует уже на стадии рассмотрения жалоб на возбуждение дел, следует из поправок ВС. «Мы уверены, что суды обладают достаточными полномочиями, чтобы не допустить незаконного возбуждения уголовных дел», – сказал «Ведомостям» судья-докладчик Олег Зателепин. Кроме того, Верховный суд напоминает, что заключение эксперта «не имеет заранее установленной силы», только суд вправе решить, являются ли те или иные действия преступлением.

РБК добавляет, что исключениями могут быть лишь защита конституционного строя, нравственности, обеспечение обороны и безопасности государства, а также прав человека.
Особо, по данным издания, Верховный суд обратил внимание на то, что суд должен проверять наличие «не только повода, но и основания для возбуждения уголовного дела». Обвинение, таким образом, должно в суде доказать не только сам факт публикации какого-либо файла, содержащего признаки возбуждения вражды и ненависти, но и оценить контекст публикации. Квалифицировать публикацию каких-либо материалов как преступление по ст. 282 УК РФ рекомендовано лишь в том случае, если она была сознательной.

«Коммерсант» провел опрос экспертов по теме. Главный тезис, по мнению газеты, назвал заместитель председателя ВС РФ Владимир Давыдов: «Факт размещения экстремистской информации, репоста или тем более какие-то лайки не могут стать основанием для возбуждения уголовного дела». Он напомнил, что преступлением по ст. 282 УК РФ является деяние, направленное на возбуждение ненависти либо унижение человеческого достоинства.

Директор информационно-аналитического центра «Сова», отслеживающего проявления национализма и ксенофобии, Александр Верховский объяснил “Ъ” важность разъяснения ВС: теперь судьи могут счесть преступное деяние малозначительным, неопасным для общества, если, например, репост был сделан пользователем интернета, у которого мало просмотров. «Этого мы добивались от Верховного суда два года назад. Но тогда они говорили, что если прочитало больше двух человек, то это уже публичное высказывание»,— напоминает господин Верховский. Он считает перспективным и пункт о проверке мотива и степени опасности деяния при рассмотрении жалоб на возбуждение уголовного дела: «Постановление намекает адвокатам, что надо оспаривать возбуждение дела, не дожидаясь судебного процесса».

Плюсом можно назвать «расшифровку» ВС объективной стороны деяния, за которое может наступить уголовная ответственность»,— считает управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП Сергей Егоров: судам придется в обязательном порядке исследовать и давать оценку большому количеству внешних признаков деяния. «Правильно сказано и про субъективную сторону преступления: надо доказать, что лицо, разместившее материал в интернете, осознавало направленность деяния на нарушение основ конституционного строя, а также имело цель возбудить ненависть или вражду»,— сказал “Ъ” юрист юрфирмы «Ильяшев и партнеры» Дмитрий Константинов.

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова заявила, что она против уголовной ответственности за перепост. Омбудсмен вспомнила истории с публикациями панических сообщений о жертвах пожара в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня»: «Когда человек не понял, что это перепост «фейка», наносящего вред, он невиновен, потому что умысла причинить вред у него нет, в отличие от автора, который точно знал, что он хочет посеять панику».

Вместе с тем в постановлении ВС не хватает ряда деталей, считают правозащитники и юристы. Господин Верховский напомнил, что Совет при президенте РФ по правам человека предлагал считать недопустимыми доказательствами экспертные заключения лингвистов, которые отвечают на вопросы следователей правового характера — например, на вопрос «Содержатся ли в тексте элементы экстремизма или возбуждения ненависти?».

«В этом случае эксперты выступают как судьи. Следователи сами должны понимать, есть ли экстремизм или нет»,— пояснил директор «Совы». Также в поправках нет конкретики по обстоятельствам, исключающим привлечение к ответственности, говорит Сергей Егоров: по его мнению, могло быть, например, указание, что за лайки уголовная ответственность не наступает. Юрист опасается, что принятые ВС изменения «сами по себе могут не оказать «охлаждающего» воздействия» на судебную практику: «Качественное изменение ситуации произойдет только при отмене наиболее одиозных приговоров, вынесенных по ст. 282 УК РФ на уровне ВС РФ, с последующим оправданием осужденных и принесением прокурором официальных извинений».

Член СПЧ и руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков сообщил “Ъ”, что отказался участвовать в разработке предложений для ВС, так как «видел проект постановления и осознал его неэффективность»: постановление, по его мнению, не будет руководством для следователей. «Верховный суд РФ говорит на языке, который непонятен и неинтересен оперативникам центра Э или следователям ФСБ и СКР»,— считает господин Чиков. Также он напомнил, что судьи в России «статистически не выносят оправдательных приговоров».

Если судьи будут следовать постановлению пленума ВС, то количество возбужденных дел может сократиться наполовину, предполагает господин Верховский: «Много дел, где содержание явно не экстремистского характера. Но еще больше дел, где люди писали в соцсетях гадости, но это была мелкозначимая ругань малопопулярных персонажей. Крупную кражу ведь отличают от мелкой, надо так же и здесь».