Оценки деятельности исполнительной власти наверху и на местах

Обзор прессы 13 мая

Первый рабочий день после череды майских праздников федеральные газеты встретили разнонаправленными внутриполитическими темами. Впрочем, условно публикации можно объединить в две темы: оценка действий федеральной и региональной исполнительных властей.

«Коммерсант» пишет, что три вице-премьера — Татьяна Голикова, Максим Акимов, Виталий Мутко, а также первый вице-премьер Антон Силуанов принятым правительством планом объявлены ответственными за достижение национальных целей развития из майского указа Владимира Путина.

Новый план Белого дома позволяет подключать к работе проектного офиса нацпроектов любые госпрограммы, обеспеченные бюджетными средствами, в том числе не имеющими к нацпроектам никакого отношения. Другим постановлением правительства нацпроекты объявлены главным приоритетом работы кабмина — любые документы по ним ведомства должны согласовывать за три дня, то есть срочно.

За четыре из девяти целей — прирост численности населения, ожидаемую продолжительность жизни при рождении, число бедных и, неожиданно, реальные располагаемые доходы населения — отвечает вице-премьер Татьяна Голикова. Три цели — ускорение роста ВВП, сравнительный рост ВВП и объемы несырьевого неэнергетического экспорта — определены первому вице-премьеру Антону Силуанову.

Вице-премьеру Максиму Акимову достались две цели — доля расходов на цифровую экономику в ВВП и доля инновационных компаний. Наконец, вице-премьер Виталий Мутко озадачен одной целью — числом семей, улучшивших жилищные условия.

В любом случае документ, принятый кабмином, дает четырем вице-премьерам дополнительные возможности привязки ведомственных действий к работе проектного офиса — сейчас основного для Белого дома формата работы. При этом также 7 мая подписано постановление правительства, снижающее сроки согласования ведомствами любых документов, касающихся нацпроектов, с десяти дней до трех. Это делает проектный офис главным в работе правительственных структур, любые согласования по нацпроектам де-факто объявлены приоритетом.

Несмотря на идейную вторичность документа по отношению к ОНДП, в нем есть несколько идеологем, определенности с которыми не было в ОНДП 2018 года,— они попали в «единый план» без публичных дискуссий. Главные касаются рынка труда и распределены между целями Антона Силуанова и Татьяны Голиковой. Правительство признает, что его прямым вкладом в снижение бедности и рост доходов должно быть повышение зарплат госсектора (очевидно, выше инфляции),— ранее считалось, что это можно делать в том числе налоговой политикой. Для ускорения темпов экономического роста нужно не только увеличение доли инвестиций в ВВП до 25%, но и «рост производительности, в том числе не связанный с новыми инвестициями», а также прямо — «повышение экономической активности населения» и дальнейшее снижение «нейтрального» уровня безработицы, вопрос о котором обсуждается в правительстве впервые.

С учетом других положений плана — от привлечения квалифицированной трансграничной миграции до развития гибких форм занятости и регуляторного стимулирования цифровизации — это и противоречивый, и не всегда стандартный подход. Впрочем, противоречивость (если сравнивать документы Белого дома с разработками, например, Еврокомиссии или правительства КНР) сейчас — мировой стандарт таких планов.

Новой является и прямая ориентация в «цифровизации» на поддержку российских высокотехнологичных компаний-лидеров (развитие старой идеи «национальных чемпионов» в одной сфере), обязательства государства спонсировать получение «цифровых компетенций» до 10 млн человек (через онлайн-курсы), рост доли расходов на развитие цифровой экономики в ВВП втрое за пять лет (это очень быстро), обязательство принять комплекс новых мер по поддержке рождаемости в регионах РФ, где она низкая (ранее правительство избегало «позитивной дискриминации» таких регионов, кроме Дальнего Востока), намерение Белого дома экспериментировать с конвергенцией ипотечного кредитования и верхних уровней пенсионной системы («ипотека под залог пенсионных накоплений» — отметим, будущее самой накопительной системы неизвестно).

В жилищном вопросе правительство, по сути, рассчитывает на снижение ипотечной ставки ниже 8% и развитие социальной субсидированной ипотеки.

Тем временем «Ведомости» сообщают, что национальные проекты и другие социальные инициативы власти дают ограниченный эффект для сглаживания тревог общественного мнения. Об этом говорится в опубликованном газетой очередном докладе фонда «Петербургская политика», в котором анализируется деятельность вице-премьеров федерального правительства в 2019 г.

Тема нацпроектов значима, но пока находится в стартовом состоянии: их детализация и популяризация оказались отложены почти на год и пока преждевременно говорить о массовых ожиданиях от их реализации и о предвкушении достижения запланированных результатов, считают эксперты.

Правительству за четыре месяца 2019 г. было важно сосредоточиться на продвижении собственной позитивной повестки, в которой выделились два направления – регуляторная гильотина, заявленная премьером Дмитрием Медведевым, и снижение регулирующего воздействия государства на экономику, о чем заявил первый вице-премьер Антон Силуанов, отмечается в докладе. Также правительству требовалось удержать текущую ситуацию и минимизировать последствия негативных экономических процессов: основное внимание уделялось сдерживанию цен (в том числе на бензин и стройматериалы) и ограничению роста коммунальных тарифов, но не все меры оказались эффективными, полагают эксперты.

А вот задача не допустить рост антирейтинга правительства была решена, считают авторы доклада: оценки деятельности кабинета министров были соизмеримы с оценками других институтов власти.

Президент «Петербургской политики» Михаил Виноградов заявил «Ведомостям»: «Сейчас все будет зависеть от того, насколько нацпроекты будут приоритетом, – они заявлены в этом статусе, но пока эффект не очевиден. В прошлом году они проиграли пенсионной реформе».

Многое зависит и от того, можно ли нацпроекты «использовать вдолгую» как позитивную повестку или они будут размываться острыми скоротечными историями, пока же в повестке нацпроектов особо нет, продолжает эксперт: «Нельзя также исключать, что из этих проектов оформятся три-четыре ключевых, а остальные отойдут на периферию». Ротация членов правительства возможна из-за результатов работы и из-за конфликтов в случае распределения госфинансирования, говорит Виноградов: «Многое будет зависеть от того, наработают ли правительственные чиновники образ незаменимых с точки зрения удержания экономической ситуации, в том числе менеджмента нацпроектов (на эту роль активнее других претендует Силуанов), и сумеют ли они избежать рисков из-за конфликтов вокруг самых чувствительных тем – например, Дмитрий Козак в контексте цен на бензин или Алексей Гордеев в связи с мусорной реформой».

Отставки членов правительства будут приурочены к парламентским выборам 2021 г., считает политолог Алексей Макаркин: «Будут смотреть на рейтинги власти. Перед выборами в Госдуму 2016 г. была мощная волна поддержки властей из-за Крыма. Ближе к 2021 г., если не случится какой-то геополитической истории, все будет сложнее, не исключено и протестное голосование». После монетизации льгот в середине 2000-х гг. был уволен министр социального развития Михаил Зурабов, напоминает эксперт: «Сейчас таких аллергенов в правительстве нет. Но если начнутся проблемы в социальной сфере, то под ударом может оказаться профильный вице-премьер Татьяна Голикова и социальный блок».

Даже если какие-то из нацпроектов пойдут более успешно после президентского внушения, это вряд ли заметит общество – да и атрибутируют скорее президенту, чем правительству, поэтому нацпроекты вряд ли можно будет использовать для повышения рейтингов, резюмирует Макаркин.

О другом исследовании, на сей раз касающемся губернаторов пишет сегодня РБК.

Проведенные для Кремля закрытые социсследования показали: наибольший запрос на смену губернаторов — в Севастополе, Архангельской области, Коми и Ингушетии. Наименьшее желание менять мэра — у москвичей.

Согласно данным исследования, в десятку губернаторов, за смену которых высказалось наибольшее количество жителей, вошли Алексей Орлов (Калмыкия, отправлен в отставку 20 марта 2019 года, полномочия истекали в сентябре 2019-го), Дмитрий Овсянников (Севастополь), Игорь Орлов (Архангельская область), Сергей Гапликов (Коми), Юнус-Бек Евкуров (Ингушетия), Александр Левинталь (Еврейская автономная область), Александр Бердников (Республика Алтай, отправлен в отставку 20 марта 2019 года), Юрий Берг (Оренбургская область, отправлен в отставку 21 марта 2019 года), Сергей Морозов (Ульяновская область), Борис Дубровский (Челябинская область, отправлен в отставку 19 марта 2019 года).

В десятку губернаторов, за смену которых высказалось наименьшее количество граждан, вошли Сергей Собянин (Москва), Алексей Дюмин (Тульская область), Александр Цыбульский (Ненецкий автономный округ), Александр Моор (Тюменская область), Сергей Фургал (Хабаровский край), Максим Решетников (Пермский край), Дмитрий Артюхов (Ямало-Ненецкий автономный округ), Александр Бурков (Омская область), Рамзан Кадыров (Чечня), Станислав Воскресенский (Ивановская область).

Опросы по уровню доверия губернаторам показали, что в число аутсайдеров вошли многие из тех, кого избиратели хотели бы заменить, рассказали близкие к Кремлю источники РБК, знакомые с данными исследований. То же самое касается губернаторов, ставших лидерами по доверию, добавили оба собеседника РБК.

 

У некоторых губернаторов негативные оценки стабильно превышают позитивные в течение почти двух лет, рассказывает один из близких к Кремлю собеседников. Это, в частности, Сергей Гапликов (Коми) и Александр Левинталь (Еврейская автономная область). В прошлый раз в число таких региональных лидеров входили также Марина Ковтун (Мурманская область), Алексей Орлов и Борис Дубровский, у которых истекали полномочия в нынешнем году (ни один из них не получил разрешения Кремля идти на новый срок).

В десятку лидеров, чей показатель максимально улучшился, вошли Владимир Владимиров (Ставропольский край), Виктор Томенко (Алтайский край), Сергей Аксенов (Крым), Дмитрий Артюхов (Ямало-Ненецкий автономный округ), Александр Моор (Тюменская область), Александр Бурков (Омская область), Вениамин Кондратьев (Краснодарский край), Сергей Ситников (Костромская область), Айсен Николаев (Якутия), Антон Алиханов (Калининградская область).

Пятеро губернаторов из этой десятки избрались в прошлом году: Томенко, Артюхов (в ЯНАО глава региона избирается заксобранием, а не на прямых выборах), Моор, Бурков и Николаев.