Относительно скандальная повестка дня сегодняшнего

Обзор прессы 11 октября

Центральной темой публикаций федеральной прессы стал скандал с участием двух российских футболистов. При этом ряд изданий обратил внимание и на другие события, которые можно отнести к разряду условно скандальных.

«Ведомости» рассказывают, что губернаторские выборы в Хакасии могут быть отменены. Об этом сообщили человек, близкий к руководству республики, и собеседник в местном избиркоме. По их словам, такой сценарий обсуждался последние полторы недели.
Приоритетным вариантом урегулирования сложной для Кремля ситуации на выборах главы Хакасии стало снятие с них через суд победившего в первом туре с 44,8% голосов коммуниста Валентина Коновалова. Эта процедура, по словам собеседников газеты, может быть запущена уже в четверг.

Прокуратура Хакасии уже принесла в республиканский избирком представление о лишении регистрации Коновалова, знает человек в избиркоме: в документах, поданных коммунистом на регистрацию, якобы обнаружены нарушения. Поводом для претензий станут технические ошибки в документах – например, вместо «Хакасского регионального отделения политической партии КПРФ» там указана «Коммунистическая партия Российской Федерации Хакасское отделение».

В четверг утром избирком планирует рассмотреть обращение прокуратуры и, если сочтет ее позицию обоснованной, обратится в суд с иском об отмене решения о регистрации кандидата.

Ранее Верховный суд России подтвердил, что прокуратура вправе оспаривать решения о регистрации кандидатов за пределами 10-дневного срока, отведенного законом на оспаривания решения о регистрации кандидата. В частности, таким правом надзорный орган воспользовался во время выборов в собрание депутатов Ненецкого округа этой осенью. Собеседник также не исключает, что аналогичный иск в суд подаст и кандидат от Партии роста Александр Мяхар, который должен составить Коновалову конкуренцию в назначенном на 21 октября втором туре.

«Коммерсант» пишет о новом докладе Комитета гражданских инициатив (КГИ). Согласно опубликованным в нем данным, в сознании российских граждан впервые за несколько лет зафиксирована высокая готовность к переменам, а надежды на сильную власть и помощь государства вытеснены запросом на справедливость.

Авторы доклада КГИ «Признаки изменения общественных настроений и их возможные последствия» Михаил Дмитриев, Сергей Белановский и Анастасия Никольская провели десять фокус-групп в Москве, Владимире и Гусь-Хрустальном, а также «сравнительный анализ личностных социально-психологических профилей» 60 сторонников и оппонентов власти в соцсетях. Эксперты пришли к выводу, что в массовом сознании произошли «фундаментальные изменения», не спровоцированные сверху, а происшедшие в результате «межличностного общения на бытовом уровне».

Как пишет газета, исследователи зафиксировали «высокую готовность к переменам», признаки «вытеснения надежды на сильную власть запросом на справедливость», а также «ослабление надежды на помощь государства».

В «сложившихся условиях» эта тенденция может начать «формировать общественно-политическую повестку», полагают эксперты.

Так, 94% участников фокус-групп заявили, что «не полагаются больше на государство». На первый план выходит не требование сильной власти (7%), а требование справедливости (80%). Одновременно люди меньше соглашаются с внешней политикой РФ, причем количество несогласных увеличивается «по мере снижения уровня жизни». Больше всего внешнеполитический курс Кремля поддерживают в Москве, меньше во Владимире, а еще меньше — в «депрессивном моногороде Гусь-Хрустальном», говорится в исследовании.

Эти тенденции связаны «с усталостью от длительного периода экономического неблагополучия и спада доходов», пояснил “Ъ” соавтор доклада, член КГИ Михаил Дмитриев. Аналогичные процессы происходили в конце 1990-х после затяжного экономического кризиса, затем — вследствие кризиса 2008 года, говорит он. Изменения «накапливались подспудно», а причиной всплеска стало объявление о повышении пенсионного возраста, говорится в докладе. Эти процессы «можно рассматривать как отложенное продолжение предыдущей волны негативных настроений, которая внезапно прервалась в начале 2014 года» вследствие присоединения Крыма. Изменившиеся настроения будут «способствовать критическому восприятию официальной информации», полагают авторы доклада.

При этом пока «ни в одной группе не прозвучало агрессивных высказываний в отношении власти», и проявления недовольства остаются локальными. Но если после монетизации льгот в 2005 году «всплеск протестов не был подкреплен фундаментальными факторами изменения массового сознания» и «сошел на нет менее чем через год», то теперь «последствия могут растянуться на более длительное время», резюмируют авторы доклада.

До следующих президентских выборов (в 2024 году) настроения могут поменяться, отмечает Михаил Дмитриев. Но на выборах другого уровня избиратели теперь «будут больше интересоваться радикальными и демагогическими инициативами», полагает он.

Как показывает пример США и стран Европы, «противостоять волне популизма очень сложно», и уже «несколько правительств в Европе пали под давлением популистской волны». Речь идет об Италии, Венгрии, Польше, «во Франции Ле Пен (на выборах президента в 2017 году.— “Ъ”) не победила только чудом», говорит господин Дмитриев.
В России появлению популистских движений федерального масштаба препятствует то, что активисты, как правило, действуют «ситуативно, реагируя на локальные события» и не придерживаются «целостной системной повестки». Кроме того, участие в протестных движениях для них «является не столько средством достижения социально значимых целей, сколько способом самовыражения, что порождает соперничество и конфликты», поясняет господин Дмитриев.

Ведущий научный сотрудник отдела социально-политических исследований «Левада-центра» Наталья Зоркая отмечает, что «вследствие пенсионной реформы у граждан значительно упало доверие к президенту и правительству». «После послания президента Федеральному собранию (1 марта 2018 года.— “Ъ”) больше 40% людей отмечали, что внимание было уделено милитаристской тематике, а не социальным проблемам.
По ее словам, «напряжение и недовольство в обществе будет расти, однако никакой возможности самоорганизоваться у общества нет: не существует реальных партий или общественных движений, которые могли бы артикулировать общественные настроения».