Итоги и последствия второго тура

Обзор прессы 22 апреля

Итоги второго тура выборов президента Украины и прогнозы, как будут развиваться события в этой стране и ее окрестностях после смены главы государства – главная тема ведущих российских изданий.

«Ведомости» пишут, что премьер России Дмитрий Медведев заявил о возможном улучшении российско-украинских отношений при новом президенте Украины. Медведев не сомневается, что Владимир Зеленский, лидирующий на выборах, после избрания будет придерживаться в отношении России заявленной в ходе предвыборной кампании риторики.

По мнению российского премьера, он будет «повторять известные идеологические формулы, ориентированные на разные группы населения». «Не испытываю никаких иллюзий по этому поводу», — написал Медведев в Facebook. Результат выборов показал «явный запрос» на новые подходы в решении существующих проблем, считает Медведев.

По его словам, для улучшения отношений между Россией и Украиной необходимы честность, прагматичный и ответственный подход, здравомыслие. «И, конечно, понимание глубинной ценности отношений народов наших стран», — отметил премьер.

Газета напоминает, что по итогам подсчета 93,63% протоколов, Зеленский получил 73,19% голосов, говорится на сайте ЦИК Украины. Нынешний президент Украины Петр Порошенко набрал 24,48% голосов, что почти в три раза меньше результата соперника.

Также «Ведомости» спросили у российских и украинских политологов, как избрание Зеленского повлияет на отношения России и Украины и какие решения новый украинский президент будет принимать в первую очередь.

Президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко сказал изданию: «Думаю, принципиально ничего не изменится. Потому что само по себе позиционирование Украины как «анти-России» сохранится при любом президенте. Более того, Зеленский занимает даже более радикальную позицию, чем Порошенко. Порошенко, несмотря на то что не выполнял минские соглашения, при этом говорил, что выполнять их надо. А Зеленский фактически анонсировал отказ от минских соглашений и предложил вообще изменить нормандский формат, убрав из него представителей [самопровозглашенных] Донецкой и Луганской народных республик и добавив американцев и представителей Великобритании.

Кроме того, Зеленский уже анонсировал информационную войну против России, и эта пропагандистская война может быть более успешной, чем та, которую провел Порошенко. Просто в силу того, что Зеленский – политик другого поколения, стилистически отличающийся от поколения Порошенко. И у него есть команда креативщиков, кавээнщиков, которые действительно в состоянии производить более интересный продукт. Это будет серьезным вызовом, в том числе и внутриполитическим, для России: приход к власти в соседней стране политика нового поколения будет оказывать влияние и на атмосферу внутри нашей страны».

Руководитель Фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Зеленский побеждает с настолько большим преимуществом, что это совсем ничего не говорит о его дальнейших действиях. Столь высокий результат и значимый отрыв от конкурента – это в очень большой степени голосование не за Зеленского, а против Порошенко, голосование «от противного». У Зеленского огромный отрыв на востоке и юге страны, но и в центре и на западе он тоже побеждает именно благодаря чисто протестному, внеидеологическому голосованию.

Поэтому Зеленскому еще предстоит найти общий язык и согласие со многими своими избирателями.

Тем более что впереди выборы в Раду, которые будут более жесткими, идеологическими, более четко будут фиксировать водоразделы между политиками и партиями, в том числе в вопросах отношений с Россией. Хотя в том, что касается отношений с Россией, Зеленский никакой не жесткий оппозиционер, никакого радикально иного подхода он не демонстрирует и не будет демонстрировать. И обсуждать отношения с Россией Зеленский будет в первую очередь не с самой Россией, а с европейскими лидерами и США. Тем не менее Зеленский не демонстрирует желания обязательно и бескомпромиссно воевать, и этого украинцам сегодня вполне достаточно, чтобы поддерживать именно его.

В любом случае окончательная новая конструкция власти и баланс элит сложатся на Украине не по итогам этих президентских выборов, а только после парламентских и формирования нового правительства. Пока же Зеленский будет в первую очередь ориентироваться на основной протестный запрос, связанный с внутренними проблемами Украины, решением социально-экономических вопросов и борьбой с коррупцией. Это ему необходимо, чтобы не столкнуться раньше времени с разочарованием избирателей и падением рейтинга, что будет делать Зеленского еще более зависимым от расклада сил и выстраивания новых коалиций между различными олигархическими группами».

Заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин: «Думаю, что изменений будет не очень много. Если мы посмотрим на дебаты Порошенко и Зеленского, то за их противостоянием нельзя не видеть зону консенсуса. Оба позиционируют себя как людей, уважающих майдан 2014 г. Оба демонстрируют подчеркнутое уважение к армии. Что же касается их отношения к России, то Порошенко для России враг, а Зеленский говорит, что, как только станет президентом, сразу же удалит [нынешнего посредника между Киевом и Москвой] Виктора Медведчука.

Люди, которые шли на выборы вместе с Зеленским, тоже находятся в этой зоне консенсуса. Хотя пока непонятно, кто у него будет заниматься внешней политикой, потому что как военные, так и дипломаты старались быть осторожными: огромная часть украинской госслужбы не могла поверить в то, что Зеленский может стать президентом, поэтому никто из известных дипломатов публично Зеленского не поддержал. Теперь ему придется выстраивать отношения с ними, а им – с новым президентом.

Так что определенный консенсус среди украинской элиты есть, и Зеленский – это тоже украинская элита, это не человек со стороны, не человек, взявшийся из ниоткуда. В его команде много людей, которые были помощниками, заместителями, консультантами [в органах власти] как раз в 2014–2015 гг. Многие из них были на майдане, все в 2014 г. поддерживали Порошенко, пока он был еще консолидирующей фигурой. И поэтому ожидать, что что-то сильно изменится, я бы не стал.

Россия же как раз перед вторым туром ввела против Украины новые санкции, и это тоже говорит о том, что в России не очень рассчитывают на изменения. У нас в свое время уже обожглись на [президенте США Дональде] Трампе: когда он пришел, были отложены контрсанкции – дали США аванс в надежде договориться. От Зеленского особых ожиданий уже нет. Скорее всего, какой-то канал будет, как-то общаться будут. Менее вероятно, что это будет Медведчук, скорее всего, Коломойский может предложить какого-нибудь своего человека. Но вопрос еще, как к этому человеку отнесутся в России.

Если проводить аналогию, то можно вспомнить, как развивались отношения России с Грузией. Когда президент Михаил Саакашвили проиграл выборы, тоже было много надежд [на улучшение отношений с Россией]. И действительно, в Грузии появился человек, который официально отвечал за переговоры с Москвой, они начались, но единственное, чего реально удалось добиться, – возращения на прилавки российских магазинов грузинского вина. Все остальные вопросы неразрешимы – сразу же встает тема Абхазии и Южной Осетии, к которой у двух стран диаметрально противоположные подходы. И это при том, что в Грузии конфликт заморожен, а на Украине стреляют».

Директор Института глобальных стратегий (Украина) Вадим Карасев: «Меньше будет враждебной риторики – это 100%. Порошенко все-таки был сторонником громких слов, он любил оскорбительные фразы, это придавало ему какое-то чувство уверенности, и это его алиби перед радикалами, поскольку они его электоральная база в последние несколько лет. А у Зеленского электоральная база другая – люди, которые хотят мира и спокойствия, и если не дружбы с Россией, то уж точно не войны. Поэтому у него маневр с точки зрения риторики намного больше. И его риторика уже смягчена в последних заявлениях – например, он говорил о ЛНР и ДНР как о повстанцах.

Будет больше прагматизма и компромиссности, хотя и не сразу все получится. Настроя на войну, представления России как врага, «экзистенциальной угрозы», как говорили в последние годы члены команды Порошенко, точно не будет. Разворота не будет, но не будет и углубления той линии на вражду, которая, особенно в последние годы, проявлялась в политике Порошенко.

Компромисс могут начать с Донбасса, а потом приступать к Крыму. От эскалации конфликтности, которая была выгодна команде Порошенко и по внешнеполитическим, и по внутриполитическим причинам, откажутся. Избиратель хочет спокойствия и мира, для этого надо идти по пути компромисса. Первое, что может сделать Зеленский, – это решить вопрос с задержанными в Керченском проливе моряками. Затем перезапуск нормандского формата и минского процесса.

Если французы и немцы почувствуют, что политика Украины медленно, но начинает разворачиваться в сторону компромисса, то они тоже могут поддержать Зеленского в каких-то акциях, связанных с решением гуманитарных проблем ДНР и ЛНР. Можно увеличить число пропускных пунктов, ослабить паспортный контроль, выплачивать пенсии – Зеленский, кстати, говорил, что надо платить пенсии гражданам Украины, которые остались в ДНР и ЛНР. Попытку решения гуманитарных проблем и общее снижение градуса напряженности между двумя странами можно прогнозировать уже в первые недели президентства Зеленского. Что будет потом – зависит от внутриполитической ситуации и геополитических раскладов. Если замаячит перспектива отмены санкций по отношению к России, хотя бы европейских (а это во многом зависит от участвующих в «нормандской четверке» лидеров Германии и Франции), то Россия тоже может пойти на какие-то компромиссы».

«Коммерсант» в редакционной статье о выборах на Украине добавляет, что теперь, после того как выборы определили следующего президента Украины, стоит вопрос, когда он вступит в должность. От даты инаугурации в том числе зависит, сможет ли Владимир Зеленский инициировать роспуск Верховной рады, в которой у него нет сторонников.
О такой возможности господин Зеленский уже говорил. Но здесь крайне важна оперативность. Раду нельзя распустить, если до истечения ее полномочий останется менее полугода.

Очередные выборы парламента намечены на 27 октября 2019 года, а поскольку депутаты этого созыва были приведены к присяге 27 ноября 2014 года, именно от этой даты следует вести отсчет шести месяцев до окончания полномочий. И получается, что процедуру роспуска следует начать не позднее 27 мая.

Поскольку запустить такой сценарий Владимир Зеленский может только в позиции полноправного, а не избранного президента, ему нужно присягнуть как можно скорее. Возможности затянуть процесс есть. После выборов у Центризбиркома есть десять дней на утверждение их итогов. После этого результаты следует опубликовать в изданиях «Голос Украины» и «Правительственный курьер» в течение максимум трех дней. С момента публикации итогов начнется отсчет тридцатидневного срока, в который должна пройти инаугурация. Дату церемонии назначает Верховная рада, и далеко не факт, что парламент рассчитает все таким образом, чтобы дать главе государства время его разогнать.

Какими будут первые шаги на других направлениях, включая российское, господин Разумков сейчас также говорить не готов. Комментируя предвыборное обещание господина Зеленского ликвидировать канал связи с Москвой через кума Владимира Путина Виктора Медведчука, Дмитрий Разумков ответил, что решать это будет новый президент.

«Каналы по отношениям с Россией должны быть такими, чтобы их понимали и мы, как страна, и наши зарубежные партнеры. Если не ошибаюсь, Медведчук отвечал за обмен заложников. Последний серьезный обмен был в декабре 2017 года. Думаю, не самый эффективный механизм, хотя любые действия требуют аудита и оценки президента. Его мнение (по этому поводу.— “Ъ”) будет озвучено»,— сказал господин Разумков, отметив, что до инаугурации никаких решений принято не будет.

«Президент становится главой государства после инаугурации, когда вступит в права и обязанности. В рамках законодательства будем делать все, чтобы она состоялась как можно скорее»,— заключил Дмитрий Разумков.

Депутат Верховной рады Мустафа Найем, покинувший перед президентскими выборами «Блок Петра Порошенко», считает, что многое станет ясно 23 апреля, когда состоится первое после президентских выборов пленарное заседание парламента. По его словам, в этот день «будет весело», поскольку может стать ясно, кто и как себя будет вести с учетом новой политической реальности.

«Не думаю, что “Блок Петра Порошенко” совсем распадется. Но многие рассчитывают, что Порошенко в итоге уйдет и все начнут делить его электоральное поле перед парламентскими выборами»,— отметил депутат в беседе с “Ъ”.