Договоры, договоренности, основополагающие понятия

Обзор прессы 1 февраля

Федеральные СМИ снова вышли без единой темы, однако ряд публикаций в сегодняшних изданиях можно объединить под общей темой договоренностей прошлых и выработки новых.

«Ведомости» пишут, что 2 февраля истекает срок, до которого США требовали от России «вернуться к выполнению» Договора о ракетах средней и меньшей дальности. После этого Вашингтон обещает запустить процедуру выхода из данного соглашения, что, по мнению многих экспертов, поставит под угрозу всю систему ядерного сдерживания.

«Ведомости» рассказывают о том, как выстраивалась эта система. В связи с этим, газета вспоминает о предыдущих договорах о вооружениях между Россией и США.
Первым в этом ряду стоит Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), одобрен Генассамблеей ООН 12 июня 1968 года. Вступил в силу 5 марта 1970 г. Был подписан пятью ядерными державами – СССР, США, Великобританией, Францией и КНР.

Сейчас участниками договора являются 190 государств. Договор не подписали Индия, Пакистан и Израиль, которые впоследствии также стали обладателями ядерного оружия. Еще одна ядерная держава, КНДР, заявила о выходе из договора.

Также издание упоминает Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО), договор об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-1), договор об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2), договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), подписанный в декабре 1987 года в Вашингтоне генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым и президентом США Рональдом Рейганом, договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2).

Кроме того, речь в публикации идет о договоре о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП). Он был подписан в мае 2012 года в Москве президентами России и США Владимиром Путиным и Джорджем Бушем-младшим.

И наконец, договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), который весной 2010 в Праге подписали президенты России и США Дмитрий Медведев и Барак Обама.

«Известия» рассказывают о том, что белорусский лидер Александр Лукашенко в ходе совещания в Минске сообщил, что в ходе состоявшегося телефонного разговора с президентом России Владимиром Путиным обсудил вопросы информационной безопасности.

Президент Белоруссии провел совещание в четверг, 31 января. Он обсудил с присутствующими новые подходы в обеспечении информационной безопасности страны. «Здесь у нас приличный кусок работы. Не сказал бы, что мы преуспели в этом плане», — цитирует главу государства агентство «БелТА».

По словам Лукашенко, вопросы безопасности информации будут обсуждаться на встрече с Путиным «в контексте наших двусторонних отношений, где мы можем поработать вместе».

Ранее в четверг сообщалось, что политики договорились встретиться в ближайшее время. Лидеры обсудят реализацию договоренностей, которые были достигнуты политиками на переговорах в Кремле в декабре 2018 года.

10 января Лукашенко заявил, что Москва может потерять Минск как союзника, если страны не договорятся по компенсации потерь в связи с налоговым маневром в нефтяной сфере.

Разногласия между Москвой и Минском возникли из-за цен на нефть и газ. Лукашенко уверен, что для его страны установлена слишком высокая цена на голубое топливо — $129 за тысячу кубометров. Кроме того, в Минске опасаются, что планы российской стороны к 2024 году обнулить экспортную пошлину на нефтепродукты и поднять налоговую ставку на добычу полезных ископаемых повлияют на стоимость черного золота для соседнего государства. Белоруссия хочет получить компенсацию в случае финансовых потерь, которые она оценила в $11 млрд за шесть лет.

«Газета.ru» пишет о том, что в четверг в здании администрации президента прошла презентация конкурса для исследователей в области общественно-политических наук. Его организацией и финансовым обеспечением будут заниматься Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) и Экспертный институт социальных исследований (ЭИСИ).

Всего, по словам председателя Общественной палаты Валерия Фадеева, на конкурсы планируется потратить порядка 200 млн рублей. Фактически, это гранты на проекты исследований и научные труды.

Председатель экспертного совета РФФИ Оксана Гаман-Голутвина заявила, что в российском обществе политическая наука часто воспринимается как «противоестественная». Чтобы опровергнуть это мнение, ученый перешла к «метасмыслу» конкурса, отметив, что, хотя Россия располагает значительным объемом ресурсов, глобальная конкуренция в области общественно-политических исследований только растет.

«Конкуренция требует эффективных ответов, а эффективность определяется тем, насколько основательно, качественно и фундаментально проработана сама социально-политическая проблематика. Вот собственно это и составит повестку нового конкурса», — заявила Гаман-Голутвина журналистам.

Разъяснить ее мысль «простыми словами» поспешил Валерий Фадеев: «Этот конкурс призван выделить те исследования, которые нужны стране, нужны населению».

«Проблемы неравенства, проблемы несправедливости, почему экономический рост такой, мягко говоря, неспешный?» — Фадеев перечислял потенциальным конкурсантам вопросы, над которыми и так бьются лучшие умы страны на всевозможных конференциях и заседаниях в госорганах.

В ходе презентации ее участники называли и другие темы исследований. Например, молодым ученым в своих работах можно задуматься о том, что будет с партийной системой — и вообще благом ли является многопартийность.

Хотя на подобные исследования молодых ученых, по словам Фадеева, в целом будет выделено «довольно много денег» — те самые 200 млн рублей, отдельные проекты смогут претендовать только на сумму от 400 тысяч до 3 млн рублей.

Декан факультета политологии МГУ, председатель совета директоров ЭИСИ Андрей Шутов рассказывал, что в 90-е годы государство отстранилось от поддержки политической науки. В итоге освободившуюся нишу заняли зарубежные фонды.
Сейчас, как отметил специалист, государство вернулось к этой проблеме, а корпорация политологов, в свою очередь, принимает эту поддержку.

Шутов рассчитывает, что по итогам конкурса российская политическая наука откроет новые имена. «Они уже есть, просто пока никому неизвестны», — считает ученый.
Участники презентации заявили, что ЭИСИ и РФФИ поделят расходы на конкурс пополам. У последнего фонда финансирование идет из бюджета — организация находится в ведении правительства РФ.

ЭИСИ, в свою очередь, считается НКО, близкой к нынешнему внутриполитическому блоку Кремля. Гаман-Голутвина в ходе общения с журналистами отметила, что речь действительно идет о господдержке. Впрочем, Фадеев отдельно отметил, что сама администрация президента деньги на конкурс выделять не будет, так как не является распределителем средств.

В ходе презентации упоминалось, что идея поддержать отечественных политологов принадлежит Сергею Кириенко. Он говорил о ней в сентябре прошлого года на съезде российского общества политологов.

Впрочем, на самом деле эта идея еще старше: первый замглавы администрации президента озвучивал ее еще в марте прошлого года на конференции преподавателей общественных наук — закрытом мероприятии, которое, тем не менее, удалось посетить корреспонденту «Газеты.Ru».

Тогда политик заявил, что политологи, в отличие от политтехнологов, занимаются стратегией, что важнее. Также он отмечал, что по итогам мартовских выборов в обществе родилась новая «консолидация», которую необходимо удержать.

В советские годы преподаватели общественных наук страдали от излишнего влияния со стороны государства, а сейчас — наоборот, подчеркивал Кириенко, призывая искать «золотую середину».

Член совета директоров ЭИСИ Глеб Кузнецов в разговоре с «Газетой.Ru» пояснил, что цель конкурса — не только получить конкретные продукты, но и раскрыть потенциал молодых ученых и преподавателей, их способность формулировать новые идеи и подходы, стимулировать научный поиск в приоритетных направлениях. «Нужно выявить научно-экспертный потенциал занятых в общественных науках», — считает эксперт.

Однако в ЭИСИ ждут и конкретных продуктов, которые смогут быть применены не только здесь и сейчас, но и в стратегической перспективе. «Стратегическая конкуренция сегодня основана на знаниях и идеях. В том числе в государственном управлении. Управление должно быть «умным», — рассуждает Кузнецов.

По его словам, на Западе сейчас в тренде постколониальные и гендерные исследования, исследования больших данных. Также политолог считает, что особенно были бы интересны работы, посвященные теме территориального и социального неравенства, изучению качества российских институтов, сложившихся социальных практик.