Зеленский победил с огромным отрывом, но договариваться все равно придется

После обработки Центризбиркомом 95,06% электронных протоколов Владимир Зеленский значительно опережает своего конкурента, действующего главу государства Петра Порошенко — 73,17% против 24,50% голосов. Инаугурация избранного президента должна состояться не позднее 31 мая.

Зеленский побил своеобразный рекорд поддержки избирателей, который ранее принадлежал первому главе государства Леониду Кравчуку, который на выборах президента в 1991 году в первом туре получил 62% голосов, а его оппонент Вячеслав Черновол — лишь 23%. Рекорд Кравчука держался 28 лет. Наблюдатели также отмечают, что президентом впервые в истории Украины стал человек, не находившийся во власти.

Владимир Зеленский намерен провести кадровые перестановки, в том числе сменить генерального прокурора Юрия Луценко. Он сообщил, что имеет кандидатуры генералов для назначения в Генеральный штаб Вооруженных сил, но пока не может их озвучить.

Владимир Зеленский обещал обратиться к Петру Порошенко за советом, когда почувствует в этом необходимость, а также не исключил того, что последний может получить некую должность. В свою очередь Порошенко заявил, что не намерен покидать политику.

Зеленский побеждает с настолько большим преимуществом, что это совсем ничего не говорит о его дальнейших действиях. Столь высокий результат и значимый отрыв от конкурента – это в очень большой степени голосование не за Зеленского, а против Порошенко, голосование «от противного», заявил со страниц «Ведомостей» глава Фонда ИСЭПИ, политолог Дмитрий Бадовский:

– У Зеленского огромный отрыв на востоке и юге страны, но и в центре и на западе он тоже побеждает именно благодаря чисто протестному, внеидеологическому голосованию. Поэтому Зеленскому еще предстоит найти общий язык и согласие со многими своими избирателями.
Тем более, что впереди выборы в Раду, которые будут более жесткими, идеологическими, более четко будут фиксировать водоразделы между политиками и партиями, в том числе в вопросах отношений с Россией.

Хотя в том, что касается отношений с Россией, Зеленский никакой не жесткий оппозиционер, никакого радикально иного подхода он не демонстрирует и не будет демонстрировать. И обсуждать отношения с Россией Зеленский будет в первую очередь не с самой Россией, а с европейскими лидерами и США. Тем не менее Зеленский не демонстрирует желания обязательно и бескомпромиссно воевать, и этого украинцам сегодня вполне достаточно, чтобы поддерживать именно его.

В любом случае окончательная новая конструкция власти и баланс элит сложатся на Украине не по итогам этих президентских выборов, а только после парламентских и формирования нового правительства. Пока же Зеленский будет в первую очередь ориентироваться на основной протестный запрос, связанный с внутренними проблемами Украины, решением социально-экономических вопросов и борьбой с коррупцией. Это ему необходимо, чтобы не столкнуться раньше времени с разочарованием избирателей и падением рейтинга, что будет делать Зеленского еще более зависимым от расклада сил и выстраивания новых коалиций между различными олигархическими группами.

Политтехнолог Дмитрий Фетисов в комментарии «Политаналитике» выразил уверенность, что Зеленский не будет в первое время совершать каких-либо радикальных шагов:

– Для него важно сохранить статус «максимально своего» для разрозненных украинских регионов и общества как минимум до выборов в Верховную Раду.

Можно ожидать, что Зеленский попытается сделать всё возможное для прекращения огня на Донбассе, поставив «вопрос на паузу» для того чтобы окончательно решать его в дальнейшем.

Но приоритетом для Зеленского сейчас являются отношения с Евросоюзом и МВФ. Украине летом выплачивать долг по кредиту МВФ, и Зеленский приложит немало усилий для того, чтобы решить этот вопрос с максимальной пользой для украинской экономики.

Заместитель директора Центра политических технологий, политолог Алексей Макаркин в интервью «Ведомостям» также отметил, что не ждет в ближайшее время больших перемен в украинской политике:

– Если мы посмотрим на дебаты Порошенко и Зеленского, то за их противостоянием нельзя не видеть зону консенсуса. Оба позиционируют себя как люди, признающие итоги майдана-2014. Оба демонстрируют подчеркнутое уважение к армии. Что же касается их отношения к России, то Порошенко для России враг, а Зеленский говорит, что, как только станет президентом, сразу же удалит нынешнего посредника между Киевом и Москвой Виктора Медведчука.

Люди, которые шли на выборы вместе с Зеленским, тоже находятся в этой зоне консенсуса. Хотя пока непонятно, кто у него будет заниматься внешней политикой, потому что как военные, так и дипломаты старались быть осторожными: огромная часть украинской госслужбы не могла поверить в то, что Зеленский может стать президентом, поэтому никто из известных дипломатов публично Зеленского не поддержал. Теперь ему придется выстраивать отношения с ними, а им – с новым президентом.

Так что определенный консенсус среди украинской элиты есть, и Зеленский – это тоже украинская элита, это не человек со стороны, не человек, взявшийся из ниоткуда. В его команде много людей, которые были помощниками, заместителями, консультантами в органах власти как раз в 2014–2015 гг. Многие из них были на майдане, все в 2014 г. поддерживали Порошенко, пока он был еще консолидирующей фигурой. И поэтому ожидать, что что-то сильно изменится, я бы не стал.

Россия же как раз перед вторым туром ввела против Украины новые санкции, и это тоже говорит о том, что в России не очень рассчитывают на изменения. У нас в свое время уже обожглись на Трампе: когда он пришел, были отложены контрсанкции – дали США аванс в надежде договориться. От Зеленского особых ожиданий уже нет. Скорее всего, какой-то канал для общения останется. Менее вероятно, что это будет Медведчук, скорее всего, Коломойский может предложить какого-нибудь своего человека. Но вопрос еще, как к этому человеку отнесутся в России.

Если проводить аналогию, то можно вспомнить, как развивались отношения России с Грузией. Когда президент Михаил Саакашвили проиграл выборы, тоже было много надежд на улучшение отношений с Россией. И действительно, в Грузии появился человек, который официально отвечал за переговоры с Москвой, они начались, но единственное, чего реально удалось добиться, – возвращения на прилавки российских магазинов грузинского вина.

Все остальные вопросы неразрешимы – сразу же встает тема Абхазии и Южной Осетии, к которой у двух стран диаметрально противоположные подходы. И это при том, что в Грузии конфликт заморожен, а на Украине стреляют.