«Закон об изоляции Рунета»: куда приводят истерики

Есть категория медийных мифов, с которыми невозможно спорить без того чтобы не попасть в список «ретроградов», «подлецов», «душителей свобод», а также «мракобесов». Миф о том, что так называемый «закон об изоляции Рунета» — это действительно закон о лишении доступа россиян к мировой паутине, — как раз из этой категории. Поразительно, но именно при обсуждении этого довольно банального с технической точки зрения законопроекта, его оппоненты резко теряют способность к логическому мышлению и даже минимальную способность понимания технологических аспектов законопроекта.

По большому счету скандальный законопроект — это развернутый ответ на два вопроса. Вопрос первый: может ли случиться так что жителям России внешние акторы попытаются ограничить доступ в мировой интернет и функционирование даже российских сервисов интернета? Ответ на этот вопрос, как сожалению, является утвердительным. И дело тут не в Крыме и не в «агрессивной политике Путина», а в том что современным США, например, глубоко плевать на нормы приличия и даже на то самое международное право, о защите которого они так активно говорят.

Два примера: иранские санкции, которые введены вразрез с позицией ООН и вразрез с соглашением, которое подписали сами США. Пример второй: фактически уничтоженная американцами китайская компания ZTE и абсолютно незаконные с точки зрения любых норм ВТО санкции против компании Huawei, включающие нерыночные ограничения доступа Huawei к европейским, британским и австралийским рынкам. Вопрос второй: кто, как и за какие деньги будет отвечать за то чтобы рунет в случае такого форс мажора продолжал работать и избиратель Вася Пупкин имел возможность зайти в свой почтовый ящик в Яндексе и посмотреть видео в Вконтакте? Госдума дает ответ: это дело Роскомнадзора, детали уточнит Правительство, а интернет для избирателя Пупкина должен работать при любой геополитической погоде.

То что из этого банального и даже несколько запоздалого законопроекта сделали медийный жупел лишь лишний раз доказывает то презрение, которое антигосударственная медиа-тусовка испытывает к собственным читателям, ибо столь топорная манипуляция может быть реализована только в условиях железобетонной уверенности, что читатель ничего проверять не будет.

Этот прием — бездоказательное шельмование власти, основанное на презумпции ее автоматической виновности во всех мыслимых и немыслимых преступлениях, которые можно совершить с использованием прав, предоставленных законом, мы еще увидим много-много раз. К сожалению, доктрина презумптивной виновности власти близка значительной части аудитории, и тут бесполезно проводить воспитательно-разъяснительную работу.

А пиарщикам закона, нужно зайти с другой стороны: нужно лишь чтобы из каждого утюга граждан спрашивали хотят ли они дать Дональду Трампу возможность заблокировать им интернет. Если не хотят, значит закон о защите рунета принимался именно в их интересах.