Япония провалила экзамен на право получить Курилы

Кацуюки Каваи, специальный помощник по внешней политике премьер-министра Синдзо Абэ, заявил, что Япония рассчитывает на поддержку США в вопросе заключения мирного договора с Россией.

Это заявление – ключевая новость медийной суеты последнего времени вокруг Курил. Иначе происходящее назвать трудно.

Единственным более-менее конкретным и реальным событием последнего времени является согласие, достигнутое Владимиром Путиным и Синдзо Абэ на ноябрьской встрече — об «ускорении переговоров по мирному договору на основе советско-японской декларации 1956 года».

При этом оно сопровождается вполне откровенной риторикой из Москвы. В частности, на своей большой пресс-конференции 20 декабря российский президент прямо обозначил ключевые точки, волнующие российскую сторону, в первую очередь ограниченный американцами суверенитет Японии в вопросах размещения американской военной инфраструктуры в стране.

В свою очередь японская сторона развила высокую медийную активность. Комментарии, заявления и инсайды поступают едва ли не в ежедневном режиме. В частности, накануне японская газета «Иомиури» со ссылкой на источники сообщила во вторник, что Токио может предложить Москве отказаться от взаимных претензий на компенсации, связанных с четырьмя островами Курильской гряды.

В итоге у многих создалось впечатление, что переговоры вышли на финишную прямую, и вопрос о передаче Курильских островов уже практически решен. Это в свою очередь стало поводом для бурного внутрироссийского обсуждения.

В реальности же ситуация кардинально иная: большая часть новостей последнего времени не более, чем информационное сопровождение скрытых от общественности процессов, переходящее в белый шум. Судить по нему о реальной стадии, в которой находятся переговоры, просто невозможно.

Однако свежая новость дает серьезную пищу для размышления наблюдателям.
В 1956 году СССР был готов передать Японии два острова Курильской гряды при выполнении, по существу, одного главного условия – восстановлении всей полноты национального японского суверенитета. Это оказалось невозможно. Штаты открыто заблокировали тогда заключение мирного договора, продемонстрировав колониально-вассальный статус Токио.

Свежее заявление Кацуюки Каваи показало, что ничего не изменилось. Токио по-прежнему не обладает всей широтой полномочий в принятии внешнеполитических решений. Более того, у него отсутствует политическая воля для изменения данного положения вещей, хотя, казалось бы, в ситуации явного ослабления мирового гегемона есть шанс для того, чтобы попытаться изменить эти обстоятельства.

Слова Каваи свидетельствуют также о том, что дело не только в возможностях, но и в желании. Страх перед Пекином у Токио настолько велик, что он согласен и дальше платить национальным суверенитетом за защиту, которую предоставляют стране американцы.

В результате японская сторона действует в очень узком коридоре, где вынуждена маневрировать между уговорами Москвы и Вашингтона одновременно.
О реальных, а не медийных успехах Токио в данном вопросе можно будет хоть сколько-нибудь обоснованно судить только по результатам встречи Путина и Абэ во второй половине января.

Впрочем, пока японская сторона проявляет бурную активность в медийной сфере, Москва тоже не сидит без дела. Стоит напомнить свежее, сделанное накануне Нового года заявление Сергея Шойгу о том, что строительство военной инфраструктуры на Курильских островах идет полным ходом. А согласно инсайдам, там размещены станции наблюдения за морскими целями «Мыс-1» и гидроакустические комплексы, которые создают сплошную зону для обнаружения и отслеживания всех надводных, подводных и воздушных целей. Это стало приятным дополнением к ракетным комплексам «Бал» и «Бастион», поставленным на островах Итуруп и Кунашир на боевое дежурство осенью 2016 года.