«Стыдно-2019»: ностальгию сделали модой те, кто с ней боролся

Левада-центр обнародовал результаты очередного исследования, посвященного национальной идентичности и гордости россиян.

Опрос показал некоторые весьма любопытные результаты. Однако, пожалуй, самым интересным в нем являются не столько общественные настроения, сколько отчетливое изменение в идейном посыле, заложенном социологами центра в представленный отчет.

Обеспечение объективности и беспристрастности исследований является серьезнейшей проблемой в социологии. Поскольку даже непредубежденный исследователь, искренне стремящийся к получению максимально честного и непредвзятого результата своей работы, может невольно повлиять на него своими личными особенностями, которые будут «фонить» и искажать картину.

В случае же если у социологов стоит задача подогнать будущий результат под заранее выданное ТЗ, то в их распоряжении находится весьма широкий ассортимент методов: от формулировок вопросов, которые будут подталкивать респондентов к выбору «правильного» ответа, до манипуляций с полученным массивом данных. Математический аппарат современной социологии настолько сложен, что он вполне позволяет высококвалифицированным профессионалам подгонять реально полученные данные под желаемый результат, при этом формально ничего не фальсифицируя.

Собственно это было наглядно продемонстрировано на последних выборах президента США, когда социологи дружно предсказывали победу Хиллари Клинтон. Немалая часть американской социологии (по общим оценкам, самой сильной в мире) в целом работала тогда относительно добросовестно. Вот только она не смогла преодолеть заданных мейнстримом и собственными взглядами установок – и не избежала соблазна помочь своему фавориту оптимистичными для него результатами соцопросов.

Причем вряд ли манипуляции – в глазах социологов – носили профессионально неприемлемый характер. Но в совокупности все сработавшие факторы обеспечили радикальное искажение картины общественного мнения.

Все эти мысли о возможностях социологов влиять на результаты их исследований невольно приходят в голову при ознакомлении со свежим опросом Левада-центра.
Дело в том, что они удивительным образом коррелируют с существенно обновившейся в последнее время идеологической повесткой, которую транслируют зарубежные СМИ на русском языке и ряд российских оппозиционных медиа. А столь заметно это потому, что этот самый новый идейный тренд идет кардинально вразрез с их обычными установками.

Речь о «порозовении» антивластной пропаганды. Когда русскоязычные Би-Би-Си или «Радио свобода», десятилетиями боровшиеся с коммунизмом и советским проектом, вдруг начинают проповедовать за левую Россию, «которую мы потеряли», это бросается в глаза. Когда российские структуры, много лет известные своей последовательно либеральной позицией (будь то «Новая газета» или тот же Левада-центр) и все это время бескомпромиссно боровшиеся с «замшелыми» и глубоко непрогрессивными установками российского общества, начинают работать на левом поле, это автоматически вызывает вопросы.

На примере опроса Левады это наглядно проявилось в вопросе о том, что вызывает у россиян чувство «стыда и огорчения». Существенно скакнули вверх большинство пунктов, но особенно это заметно на лидерах: «Великий народ, богатая страна, а живем в вечной бедности и неустроенности» (с 54 процентов в январе 2017 до 61 теперь) и разрушение СССР (с 33 до 45 процентов).

Не менее показательны интерпретации представленных цифр со стороны социологов центра, которые педалируют тему прекрасного утраченного СССР и неустроенной, нищей современной России, за которую стыдно. По их словам, «современной позитивной и коллективно разделяемой идеи, вокруг которой могло бы солидаризироваться фрагментированное российской общество, без обращения к прошлому и истории в настоящее время нет».

Учитывая пятнадцатилетнюю (с момента основания) борьбу Левада-центра и его социологов с исконно-посконным российским традиционализмом и с симпатией к идеям социальной справедливости, внезапное сочувствие к ним выглядит как минимум странным, а на самом деле просто фальшивым.