Скоростная казнь «Боинга»: почему мы оказались последними

Решением Росавиации в воздушном пространстве страны запрещены полеты Boeing 737 Max. Россия приняла данное решение одной из последних среди ключевых стран мира.

В европейских и африканских государствах, Китае, Турции и Канаде полеты были приостановлены еще два дня назад. В Штатах решением Дональда Трампа запрет был введен вчера. Тогда же вышло и заявление самой компании Boeing, попросившей приостановить полеты самолетов данного типа.

Затягивание российскими авиакомпаниями и официальными структурами принятия данного решения отражает серьезную проблему отечественного бизнеса в целом и авиации в частности.

Спустя пять лет жесткого противостояния с Западом, бесчисленных санкций, разрыва контрактов, трудного, дорогостоящего и болезненного преодоления возникающих в связи с этим проблем, немалая часть предпринимателей и чиновников, похоже, по-прежнему действует по принципу «а может, рассосется?».

Опасение поссориться с крупнейшей авиакорпорацией в мире и нежелание терять деньги несколько дней перевешивало угрозу безопасности сотен (и даже тысяч) пассажиров в ситуации, когда на жесткие меры пошла уже половина мира. И только когда деваться было совсем уж некуда, российскими компетентными лицами соответствующее решение было, наконец, принято.

Утешением может служить то, что, судя по всему, сама судьба неуклонно толкает самых инертных и прозападных российских бюрократов и бизнесменов по пути суверенизации, обеспечивая им то, что в народе принято называть «волшебным пенделем».

В то же время вся эта история с самолетами Boeing 737 Max является поразительной квинтэссенцией ключевых проблем, с которыми сталкивается современный мир.

Во-первых, по мнению ряда специалистов из авиа-отрасли, причиной проблем с этими самолетами (а конкретно с комплексом MCAS – Maneuvering Characteristics Augmentation System, и ставшим причиной двух катастроф с тремя с половиной сотнями жертв за полгода) является то, что над ним работает новое поколение разработчиков. Оно отринуло консервативные, поэтапные, с десятками перекрестных перепроверок методы предыдущих поколений и переключилось на аджайл-методики, предполагающие гибкость, динамичность, самоорганизацию и т.д. и т.п. В общем, по мнению экспертов, Boeing 737 Max является наглядным примером того, чем обернется для мира приход в критически значимые отрасли новых поколений специалистов, не обладающих необходимым уровнем квалификации, в сочетании с отказом от традиционных подходов к разработкам в областях, где на кону стоят жизни людей.

Во-вторых, проблемы Boeing органично ложатся в усиливающееся геополитическое противостояние между Европой и США. Традиционная конкуренция между американским Boeing и европейским Airbus обещает заиграть новыми красками. Ситуация тем более интересная, учитывая жесткий прессинг, которому подвергают американцы крупный европейский бизнес. Достаточно вспомнить наложенные Штатами огромные штрафы на Deutsche Bank и Volkswagen. Теперь Европа получила уникальную возможность отыграться – и вряд ли она ее упустит.

В-третьих, первая реакция Boeing и официального Вашингтона была вполне привычной и ожидаемой – попытка все отрицать, замести проблему под коврик, явно в надежде все потихоньку утрясти и исправить за кулисами, не поднимая большого шума.

В этом смысле введенный Трампом запрет на полеты и заявление самой корпорации являются подтверждением того, насколько плохо обстоит дело. Судя по всему, проблемы у самолетов Boeing737 Max носят настолько критический и настолько очевидный характер, что просто нельзя было оставлять ситуацию без реакции – любая машина этого типа может упасть в любой момент.

То есть даже Соединенные Штаты, имеющие привычку до конца защищать американский бизнес, были вынуждены принять крайне неприятное для них решение, которое повлечет еще массу тяжелых и дорогостоящих последствий для корпорации.

Тут неизбежно приходится возвращаться к абсолютно неадекватной в этой ситуации медлительности российских компетентных лиц. Хотелось бы, чтобы их действия во всей этой ситуации стали объектом изучения и им была бы дана официальная оценка.