Россияне расстроены из-за санкций. Но не думают капитулировать

Благодаря очередному опросу «Левада-центра» у либерально-американофильской общественности случилась очередная радость. Часть российского медиа-сообщества (та самая, которая вот уже много лет ждет чтобы «холодильник наконец-то победил телевизор») после ознакомления с результатами опроса пришла к нехитрому выводу: «Граждан России стали беспокоить отношения с Западом». Следующую цепочку эмоций и рассуждений несложно представить: если число граждан, которые считают необходимым «определенно налаживать отношения с США и Европой», за год выросло с 24% до 36%, значит… надо отдать Крым, выплатить репарации Украине, покаяться за все грехи России перед Западом, начиная от преступлений советской армии перед немецкими мирными жителями в 1945 году, и вообще уже пора-пора стать на колени и платить за снятие санкций.

Позиция — понятная и простительная. Но простая добросовестность требует внести определенные уточнения, которые рвут в лоскуты нарратив о том, что в российском обществе якобы появился запрос на геополитическую капитуляцию во имя улучшения экономических условий.

Дело в том, что в тот же опрос «Левада-центра» выявил забавный, но знаковый нюанс, общественного запроса. Да, все больше россиян хотят улучшения отношений с Западом, но вот отношение к самому Западу не изменилось — 57% «в основном плохо» и «очень плохо» относятся к США, 49% негативно относятся к странам Евросоюза. Это что угодно, кроме консенсусного запроса на капитуляцию. Скорее это такой коллективный вопрос к исполнительной власти: что власть делает для того чтобы мы могли или преодолеть последствия антироссийской политики западных стран?

Когда и как Россия наберет достаточно сил для того чтобы Запад был вынужден считаться с российскими интересами? Следует также отметить, что опрос прошел 22-28 ноября, а это значит, что многие респонденты могли находиться под впечатлением от западной (громкой и яркой, но по сути беззубой) реакции на инцидент в Азовском море, и, соответственно, ожидать новых санкций и последующего ухудшения экономической ситуации. Было бы интересно посмотреть на результаты аналогичного опроса в более спокойное время и тем более на результаты такого же опроса сразу же после запуска «Северного потока — 2».

В целом сообщения об общественном запросе на изменение геополитического курса и победе холодильника над телевизором представляются несколько преувеличенными. Общество желает изобилия, но явно не готово продавать свое достоинство в обмен на обещание чечевичной похлебки.