Россия занимает наиболее рациональную позицию в отношении операции «Оливковая ветвь»

Эксперты анализируют причины и последствия турецкой военной операции «Оливковая ветвь» в сирийском районе Африн (около 60 км к западу от Алеппо).

Анкара заявляет, что намерена защитить границы страны, обеспечить безопасность и стабильность в регионе, для чего нейтрализовать боевиков Рабочей партии Курдистана, партии «Демократический союз» (ДС), отрядов «Сил народной самообороны» (СНС, курд. Yekîneyên Parastina Gel, YPG) и запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство» (ИГ).

Анкара считает курдов из ДС и СНС сирийским ответвлением Рабочей партии Курдистана, признанной в Турции террористической организацией. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган не раз критиковал США за то, что они оказывают поддержку сирийским курдам из ДС и СНС. Речь идет о поставках современных переносных зенитных ракетных систем и противотанковых управляемых ракетных комплексов.

Всего Анкара задействовала в операции около 6,5 тысяч солдат и офицеров. За последние 48 часов вооруженные силы Турции и отряды «Сирийской свободной армии» (ССА) продвинулись на 7,5 км вглубь Сирии. О боевых возможностях курдской стороны известно немногое: по данным Анкары, в районе города Африн размещено от 8 до 10 тысяч курдских ополченцев. Туркам также противостоят знаменитые женские отряды снайперов.

Эксперты уверены, что операция в Африне создаст сложности для межсирийского диалога. По мнению специалистов, сирийские курды не откажутся от попыток добиться автономии. А дальнейшее вооружение курдов на границе Сирии и Турции может привести к образованию анклава. США фактически поддерживают создание независимого государства к северу от реки Евфрат, под контролем которого оказались бы месторождения нефти и газа.

Директор Центра востоковедных исследований, кандидат политических наук, тюрколог Владимир Аватков в комментарии Политаналитике отметил, что операция Турции в Африне – явление предсказуемое:

– Турция давно заявляет, что по ее границам формируется пояс дестабилизации, пояс сил, которые она считает террористическими. Она категорически возражает против поставок США вооружений различным курдским группировкам, находящимся на севере Сирии. В этой связи представляется, что ничего неожиданного в демарше Анкары нет.

Другой вопрос в том, насколько далеко в этом плане готов идти Эрдоган. Судя по всему, для него данная операция важна для поддержания авторитета внутри страны и также для расширения влияния Турции в регионе. Турция претендует на роль регионального лидера и мировой державы: соответственно, она должна уметь регулировать те или иные процессы, происходящие в мире.

По сути, во многом, Турция бросает определенный вызов США, которые поддерживали курдские группировки севера Сирии. А эти группировки сделали свой выбор, начав сотрудничать с США. Так что, российская позиция в этом плане наиболее разумная.

Министерство обороны РФ выступило с заявлениями о том, что благодаря США продолжается эскалация конфликта в регионе. Действительно, именно Вашингтон поставлял вооружения, делал всё для того, чтобы усилить определенную группировку. С другой стороны, мы тем самым оказываем определенную поддержку Турции как стороне, которая стала активнее сотрудничать с нами. И демонстрируем всем остальным силам, в том числе курдским, что нужно правильно выбирать партнеров, нужно правильно выбирать державу, с которой ведешь наиболее тесный диалог. Для региональных элит, для региональных структур это чрезвычайно важные сигналы, которые однозначно будут поняты, и поняты правильно.

Последствия данной операции могут носить как прогнозируемый, так и не прогнозируемый характер. Что связано, в целом, с импульсивностью турецкого руководства, которое в некоторых случаях руководствуется скорее эмоциями, чем рациональными соображениями. Кроме этого, разрастание зон нестабильности, в целом, может быть выгодно только одной стороне – США, однозначно не России, которая пыталась установить новую архитектуру безопасности в регионе.

С другой стороны, важным последствием может стать понимание различными силами региона того, с кем нужно, а с кем не нужно дружить. И с третьей стороны, важным последствием может быть усиление конфронтации между США и Турцией и более активное сближение Анкары с Москвой. Россия заняла наиболее выгодную позицию в данном конфликте – это выжидательная позиция и позиция обвинений США в том, что именно благодаря им разрастается данный конфликт.