Россия—США: диалог на основе консерватизма

Соединенные Штаты хотели бы «заново отстроить» отношения с Россией, учитывая, что у двух государств есть много сфер, которые вызывают взаимную озабоченность. Об этом заявила руководитель пресс-службы Госдепартамента Хезер Науэрт. Она признала, что отношения между странами сейчас находятся на недопустимо низком уровне.

Тем временем в России объявился еще один политик, претендующий на роль посредника между странами. Кандидат в президенты России Ксения Собчак во время поездки в США пыталась установить неправительственные связи между странами, а в Вашингтоне провела ряд встреч, в том числе конфиденциальных. По ее словам, одной из тем таких встреч была «возможность компромисса» в двусторонних отношениях.

Собчак отметила, что ответственность за плохие отношения между Россией и Западом лежит, в том числе, на США и ЕС. «Россия — крупнейшая европейская держава, мы — европейцы, а не азиаты. Серьезная проблема в том, что Америка и ЕС в какой-то момент решили немного дистанцироваться от России», — пояснила она.

Собчак подчеркнула, что считает такой подход неправильным. Единственный путь — это впустить Россию внутрь, а не держать ее снаружи. «От этого выиграют обе стороны», — сказала она.

Политолог Борис Межуев отмечает, что подобного рода неформальные контакты между странами происходят регулярно:

– Самое здесь основное и главное – это повестка. Повестка очень и очень скудная, и такое ощущение, что она не сильно изменилась со времен СССР. В первую очередь, это контроль разоружения. Второй момент – террористическая угроза, которая дает хоть какой-то повод найти общего врага. И третье – тема Северной Кореи и опосредованно связанная с ней тема кандидата на общего врага.

Вообще, общие враги могут быть двух типов. Либо это непосредственно противники, либо это какие-то безличные угрозы: например, глобальное потепление. Что касается безличных угроз, здесь очень сложно найти общий язык именно с администрацией Трампа в отличие от администрации Обамы. Потому что именно нынешняя администрация дает понять, что угрозы не настолько страшны и каждая страна должна действовать в одиночку. С Обамой было проще.

Мне кажется, что в последнее время возникают попытки нащупать темы, в частности, вокруг ошибок прошлой администрации. Судя по всему, у Трампа есть такое желание обвинить во всем происходящем своего предшественника. Тем более мы видим, что этот предшественник разрешил ФБР прослушивать телефоны команды Трампа в ходе выборов. В общем, желание доказать, что во всем виноват Обама и его неумелая, неуклюжая внешняя политика, может стать некоторой почвой для сближения.

Это может получиться, может и не получиться. Проблема в том, насколько глубок раскол в республиканской и демократической партиях. Возможно, он более серьезен, чем кажется со стороны. Долгое время было непонятно, смогут ли республиканцы и демократы объединиться против так называемого «русского следа». Оказалось, что трещина есть, и эта трещина углубляется. Естественно, к промежуточным выборам она будет очень значительная.

Я не могу сказать, что этот фактор развязал Трампу руки, это не так. Но, во всяком случае, у него появился какой-то маневр. Видно, что республиканцы понимают опасность, что их просто хотят сместить с политического поля, причем, их как партию, а не только этого конкретного президента с его мнимым «русским следом».

Ситуация сейчас сложная, довольно двойственная. С республиканцами договариваться можно, но только при наличии общих противников. С демократами было бы легче договариваться без общего противника при наличии общих глобальных угроз и вызовов. Сейчас приходится договариваться с республиканцами, и демократы будут цепляться за русское досье, и так далее до конца.

Появление промежуточных фигур типа Собчак, способных на диалог, выглядит довольно странно, по крайней мере на молитвенном завтраке. Мне кажется, что сейчас было бы время хорошее для какого-то диалога с республиканской партии по линии общих консервативных ценностей. Притом, речь не должна идти только о традиционной семье и так далее. Но и о свободе предпринимательства, свободе частной жизни, в том числе о праве на свободное ношение оружия, например. Была бы хорошо, если бы возникла консервативная такая связка. Тогда гость молитвенного завтрака смотрелся бы там органичней.

Но такого рода фигур у нас сейчас мало, и, наверное, их практически нет, а нужна фигура типа Солженицына. Такого со 100% консервативной позицией, но при этом обладающего своим социально-культурным капиталом, который независим от российской власти. Сейчас таких нет.

Еще раз повторюсь: всё зависит от того, насколько глубока будет эта пропасть между двумя американскими партиями. Потому что заявления Госдепа о желательности потепления – как раз свидетельство этого раскола. Если он будет углубляться – подобного рода диалог возникнет. Но, с другой стороны, мы видим, что санкции были приняты большинством голосов в обеих палатах США. И пока этот консенсус с лихвой перекрывает любую трещину.