Россия сокращает траты на оборону: почему

Стокгольмский институт исследований проблем мира, опустивший Россию на шестое место в глобальном рейтинге трат на оборону — в некотором смысле бросил спасательный круг приунывшим российским «катастрофилам». После неудавшейся передачи Курил Японии, успешном визите Путина в КНР, указа о принятии жителей Донбасса в российское гражданство и публикаций о том, что российские зарплаты в этом году обгонят инфляцию — снижение оборонных расходов может несколько поддержать катастрофический дискурс.

Собственно, реплики о том, что Кремль больше не может тратить деньги даже на свою любимую военную игрушку и сокращает оборонные расходы уже четвертый год, а значит, и армия скоро развалится — уже звучат.

К реальному положению дел все эти констатации, разумеется, не имеют никакого отношения. Во-первых, между затратами на оборону и обороноспособностью зависимость далеко не так линейна. Если бы боеспособность страны измерялась ее расходами на оборону, то третьей армией в мире обладала бы Саудовская Аравия.

В унылой действительности же саудовская армия который год с весьма сомнительными результатами сражается с повстанческой армией одной из самых нищих стран планеты у себя под боком. Расходы на оборону КНДР и РК «в деньгах» не сопоставимы — но исход прямого столкновения маленького бедного Севера с большим богатым Югом Кореи (в случае, если не вмешаются США) довольно предсказуем.

В реальности сокращение российских расходов на оборону связано с тем, что пик перевооружения и модернизации отрасли — организационной, инфраструктурной и производственной — пришёлся на предыдущие годы. В сущности, Россия начала нынешнюю «мировую гонку вооружений» почти на полтора десятилетия раньше, чем значительная часть остального мира, и сейчас её уже во многом завершила.

Что еще, безусловно, заставляет оценивать траты России по иным критериям, нежели траты Саудовской Аравии, Индии или даже Франции: в отличие от этих стран, российская армия вооружена российским же оружием, а покупать у себя всегда дешевле, чем у других.

К тому же за годы военной реформы российская «оборонка» не совершила в последние годы «больших попилов», свойственных крупным военным державам. Так, экспертные оценки «Арматы» и Су-57 вполне положительны, и обе новинки как раз в прошлом году пошли в серию (то есть дальнейшие расходы на разработку и доведение до ума если не прекратятся, то по меньшей мере резко снизятся).

В это же время перспективы F-35, например, глубоко сомнительны, а программа былинных американских эсминцев «Замволт», на которую, кстати, было потрачено больше половины суммы российского годового военного бюджета, — дала в итоге три совершенно бесполезных корабля, названных экспертами «полной катастрофой».

Сколько в 640 миллиардах долларов ежегодных американских трат на оборонку таких «замволтов» — можно только гадать.

…Любопытно, кстати, что резкое восстановление России как военной машины в нулевых — начале десятых в итоге приносит ей «рикошетные» выгоды. Так, во многом под крики об усиливающейся русской угрозе США и их сателлиты начали раздувать свои военные бюджеты. Итогом стало то, что усиливать свои армии начали и те, кто опасается нападения США и сателлитов — либо, как Турция, конфликтуют с ними. И Россия получает таким образом рынок сбыта собственных вооружений.