Россия как инструмент внутриполитической борьбы в США

Госдепартамент США объявил о новых санкциях против Москвы из-за «использования Россией химоружия в Солсбери».

Ограничения будут состоять из двух пакетов. Первый, который вступит в силу через 15 дней, предусматривает запрет на поставку в Россию электронных устройств и продукции двойного назначения.

Санкции второй волны, которые могут ввести через 90 дней, включают в себя возможное снижение уровня дипломатических отношений, запрет на полеты в США авиакомпании «Аэрофлот» и почти полное прекращение американского экспорта. При этом Вашингтон заявляет, что готов отказаться от второго пакета ограничений, если Россия даст гарантии неприменения химоружия и разрешит наблюдателям ООН провести проверки «на местах».

В российском посольстве новые санкции назвали «драконовскими», подчеркнув, что их ввели под надуманным предлогом. Кроме того, на прошлой неделе в американский конгресс внесли законопроект с целым набором антироссийских мер, в том числе с санкциями против нового российского госдолга и государственных банков.

Директор Международного аналитического центра «RethinkingRussia» Александр Коньков в комментарии Политаналитике отметил, что трагедию Скрипалей вновь использовали как предлог к нагнетанию антироссийской истерии, о чем многие уже успели пожалеть:

– Ряд, в первую очередь, европейских стран, которые поучаствовали в демарше, выслав российских дипломатов и получив зеркальный ответ, теперь глубоко сомневаются в правильности своих действий на тот момент. По происшествии стольких месяцев нет никаких фактов, доказательств, подтверждений, явных, очевидных, безусловных и бесспорных положений, которые хотя бы в минимальной степени оправдывали те обвинения, которые тогда прозвучали в адрес России. Поэтому история со Скрипалями остается мрачным пятном на российско-западных отношений.

Что касается тех решений, которые приняты сейчас американцами, то очевидно, что они готовились долго. В какой-то степени их стоит рассматривать как подъем внутриамериканских сил, заинтересованных в дальнейшем усугублении российско-американского противостояния. Это своего рода ответ на встречу Путина и Трампа в середине июля.

Эти решения продумывались, выстраивались в какую-то логику, прежде чем была запущена процедура их принятия. В последний момент воспользовались этим предлогом, так как не нашли ничего более убедительного и актуального. Это еще один виток, даже не российско-западного, а российско-американского противостояния, инициированного в недрах американского истеблишмента.

Внутриамериканские политические силы, которые недовольны приходом Трампа к власти, используют фактор России, чтобы расшатывать его позиции внутри страны, не допустить его переизбрания в 2020 году и избрания его соратников в Конгресс этой осенью. Россия опять выступает в качестве совершенно постороннего, случайно страдающего элемента. Бьют не по России, бьют по Трампу. А Россия в очередной раз вынуждена каким-то образом позиционировать себя и вырабатывать собственную тактику поведения в этой по сути внутриамериканской политической борьбе, неся соответствующие издержки.