Россия – Белоруссия: привычка к соседству

Александр Коньков

«Большой разговор»  с Александром Лукашенко — встреча белорусского президента  с представителями общественности и экспертного сообщества, белорусских и зарубежных СМИ во многом напрямую и косвенно касался двусторонних российско-белорусских отношений.
Стоит сразу отметить, что тема Союзного государства России и Белоруссии, отношений Москвы и Минска в последнее время активно поднимается обеими сторонами.
Президенты Владимир Путин и Александр Лукашенко регулярно встречаются формально и, что называется, «без галстуков». И если острые вопросы в экономике удается решать оперативно или хотя бы сглаживать, находя компромисс, то вопрос продолжения формирования Союзного государства, а по сути интеграции, приобрел риторический характер.
Тема, возникшая 20 лет назад, утратила свою острую актуальность. Во-первых, время берет своё, и Александр Лукашенко уже не видит осязаемых для себя козырей, а потому и не демонстрирует прежней легкости в вопросе общего государства. Во-вторых, обе страны, хоть и связаны самыми тесными отношениями, включая единое таможенное пространство и членство во множестве экономических, политических и военных организациях постсоветского пространства, привыкли жить своей жизнью.
Именно это и продемонстрировал, отвечая на вопросы экспертов и журналистов, белорусский лидер. Он в очередной раз обозначил волнующие белорусскую власть и общество вопросы, связанные с усилением интеграции. При этом, обе стороны не собираются от нее отказываться. Об этом свидетельствуют и последние заявления  министра экономики Белоруссии Дмитрия Крутого, который отметил, что Минск ждет предложений от Москвы.
Однако, еще раз повторюсь, Лукашенко в минувшую пятницу довольно четко обозначил то, что метафорично выразил ранее в Сочи, сказав, что сначала граждане обеих стран должны решить для себя, хотят ли они объединяться. При этом белорусский лидер открытом текстом заявил, что «суверенитет – это святое». В любом случае, для новой дискуссии о перспективах Союзного государства, подталкиваемой Российской стороной, так или иначе была артикулирована ответная позиция Белоруссии.
Означает ли это, что в ближайшее время, а Александр Лукашенко в ходе того же «большого разговора» заявил, что собирается баллотироваться на следующий срок, радикальных изменений в отношениях России и Белоруссии не произойдет? В худшую сторону — точно нет. Вероятны медленные поступательные движения в направлении более четкого позиционирования союзного проекта, однако конкретные очертания будут зависеть от политической воли Минска.
Может ли измениться ситуация, если к власти в Белоруссии придет другой лидер? Для России, как представляется, принципиальнее другое. Важно, чтобы Белоруссия не попала в число стран, которым уготована очередная цветная революция, чтобы она не пошла по украинскому, венесуэльскому или какому-либо новому сценарию. И именно в этом, на мой взгляд, стоит искать корни активизации разговоров о судьбе Союзного государства.
Хотя, конечно, важно, чтобы и жители обеих стран могли, наконец, ощутить все выгоды, реализовать свои ожидания от интеграционных процессов, которые, в большинстве своём, на протяжении последних двадцати лет оставались на бумаге.
Что же касается будущего официальных двусторонних отношений, дальнейшей интеграции или даже возможного объединения, то в любом случае в настоящий момент это не является вопросом острой необходимости ни для одной из сторон. Дружественные, хотя и не без оговорок, отношения и поступательное развитие в этом направлении сохранятся благодаря и общим проектам, и динамике в ЕврАзЭС, и множащимся геополитическим вызовам.
Опасения относительно возможных последствий форсирования процесса интеграции высказываются не только со стороны белорусского президента и экспертов. Главное — слышать эти опасения и искать разумное решение поднимаемых вопросов.