Реформа ООН – логичная, но бесперспективная затея

Генеральная Ассамблея ООН возобновила переговоры о реформе Совета Безопасности, безрезультатно идущие на протяжении многих лет. Выступая на открытом заседании, предварявшем начало очередного раунда дискуссий, постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя призвал страны продемонстрировать «политическую мудрость» и работать над сближением позиций, а также противостоять попыткам «форсировать реформенный процесс», которые только накаляют атмосферу на переговорах.

Небензя напомнил позицию России, которая выступает за «придание Совету более представительного характера, но без ущерба для его оперативности и эффективности». По его словам, СБ ООН должен оставаться компактным, чтобы обеспечить «адекватное и быстрое реагирование на возникающие вызовы».

По мнению Небензи, для Москвы по-прежнему «неприемлемы любые задумки, влекущие ущемление прерогатив нынешних постоянных членов СБ, включая институт вето». «Следует помнить: данный институт является не привилегией, а инструментом, важным фактором, стимулирующим членов Совета к поиску сбалансированных решений. Покушаться на него было бы неверно, и с исторической, и с политической точек зрения», — подчеркнул он.

Есть политкорректные заявления, которые призваны продемонстрировать, что каждая страна не является эгоистом, а, наоборот, стремится к международной справедливости. И есть реальность, которая далеко не всегда совпадает с заявлениями, отметил по этому поводу в интервью Политаналитике главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», политолог Федор Лукьянов:

– Если говорить о реформе Совбеза ООН, то давайте гипотетически предположим, что она возможна. Но выгодно ли это России?

Нет, России, это не выгодно. Потому что та расстановка сил, которая зафиксирована на сегодня в СБ и вообще в структуре ООН, отражает момент, когда наша страна, в то время она называлась СССР, была на абсолютном пике своего геополитического влияния в мире.

Любое изменение, вероятнее всего, отразит сегодняшний баланс сил. И все говорят о том, что невозможно в середине первой четверти 21 века оперировать организацией, которая отражает баланс сил первой половины 20 века. Смысл реформы в том, чтобы привести институты в соответствии с этим новым балансом.

При всем уважении к нашей стране и к тому факту, что за последние годы мы значительно нарастили присутствие и влияние на международной арене, ничего сопоставимого с тем, что было в 1945 году, сейчас не наблюдается. Поэтому приближение ООН к реалиям сегодняшнего дня будет означать ослабление позиций России. Это как бы базовая позиция.

Что касается того, насколько возможна эта реформа, – на мой взгляд, шансы равны нулю, потому что проблемы возникают не только у нас. Ряд других стран — членов СБ (прежде всего, Великобритания и Франция), учитывая их сегодняшнее положение, там вообще находиться не должны, поскольку не являются самостоятельными мощными геополитическими игроками. В лучшем случае, там должен быть ЕС как общность, и то вопрос. США – у них ситуация лучше, они остаются в Совбезе при любом раскладе, их лидерские позиции в мире пока неоспоримы.

Тем не менее, по процедуре, которая существует в ООН, любая реформа СБ должна быть консенсусным актом. Она должна быть утверждена всеми постоянными членами СБ. Иными словами, поскольку реформа означает некоторое сокращение их привилегий, – появление новых стран-членов с правом вето снижает значимость имеющихся. Выходит, на деле, ни один член Совбеза не согласится с понижением собственного статуса. Это одна сторона вопроса.

Вторая сторона: можно чисто гипотетически предположить, что постоянные страны-члены согласятся на некую модификацию Совбеза с тем, чтобы расширить его состав без наделения новых участников правом вето. Такая идея тоже есть. А кого туда принимать? По каким критериям это делать? Критерии 1945-го года очевидны: страны победили в мировой войне и сформировали систему, которая отвечает их интересам. Это было всеми принято. Выиграл войну – получи приз.

А как отбирать в Совбез сегодня? По какому принципу? По размеру экономики, регионально-географическим приоритетам? По населению? Если по населению, то полное право имеет Индия. Но этот кандидат не устраивает Китай из-за сложных взаимоотношений между странами. Кто может представлять Африку? Египет, ЮАР, Нигерия? Между собой договориться они не смогут. Кто является законным представителем Латинской Америки? Вроде бы Бразилия, а почему не Мексика? Не Аргентина?

В сухом остатке, это бесперспективная вещь. То, что структура СБ никак не отражает расстановку сил в мире, это так и есть. Недовольство этим органом будет расти – без сомнений. Что надо делать с этим, — тоже очевидно, потому что уже сейчас создалась репутация у постоянных членов СБ, что они там решают исключительно собственные вопросы. Им совершенно плевать на мнение подавляющего большинства стран мира. Если посмотреть голосования Генеральной ассамблеи ООН, то очень часто ассамблея голосует против России, США, показывая, что не согласна с их политикой.

Это бесконечно продолжаться не может, это будет подрывать легитимность ООН. Поэтому каким-то образом ситуацию придется корректировать. Но официально осуществить реформу, которая бы всех устроила, на мой взгляд, просто невозможно.